Памятник

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Однажды в дверь позвонили. Николай Николаевич пошел открывать. На пороге стоял почтальон. Он дал конверт, и велел расписаться на извещении. Николай Николаевич запер замок и посмотрел корреспонденцию. Большими буквами на конверте было написано СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО! НЕ ВСКРЫВАТЬ! Николай Николаевич распечатал, вытащил бумаги и прочитал содержимое.
В послании было написано следующее. Получателю письма было приказано явиться сегодня на главную площадь города ровно в 23 часа 55 минут, и приступить к важнейшей государственной задаче: охране памятника. Зачем нужно было его охранять, и кто именно такую задачу поставил – в записке не указывалось. Но этот человек, привыкший к армейской дисциплине, четкому исполнению приказов, поставленных руководством, не стал задавать себе таких вопросов. Коль предписано – значит, надо выполнять.
Николай Николаевич оделся в теплую одежду, собрал бутерброды, наполнил термос горячим чаем, и выдвинулся на охрану объекта. Прибыв ровно в указанное время, он не обнаружил вокруг памятника никакого начальства, которое могло бы разъяснить смысл поставленной задачи. Но это ему и не требовалось. Он просто стал прогуливаться по площади, внимательно наблюдая кругом. Поскольку к монументу никто и не подходил, никаких сложностей с охраной не возникло.
Так продолжалось некоторое время, пока он не заметил, что некоторые прохожие отдают ему честь. Он тоже отдал им честь. В 3 часа ночи какой-то человек подошел к Николаю Николаевичу, и крепко пожал руку, сказав что-то в том духе, что это здорово, что наконец-то нашелся человек, который охраняет памятник. Потому что не охранять его – это безобразие. Охранявшему стало очень приятно, что окружающие так реагируют его служению на благо людям. И он подумал «Если я нужен обществу и государству, то из кожи вон буду лезть, чтобы оберегать эту реликвию в самом лучшем виде».
Поэтому он подошел к трём паренькам, сидевшим с пивом в отдалении от монумента, и строго попросил их отойти подальше, поскольку негоже находиться с алкогольными напитками вблизи площади. Юноши с пивом странно на него посмотрели, ничего не сказали, и удалились в неизвестном направлении. Николай Николаевич удивился такому собственному бесстрашию, и еще лучше стал охранять.
Рано утром к памятнику привезли еду и накормили охранника горячим завтраком. - Спасибо, - сказал он и пожал повару руку. Повар очень удивился, что охранник так любезен с ним. «Вообще, это – здорово, что мы теперь охраняем памятники», подумал повар.
В 12 часов дня никто не сменил Николая Николаевича. Он немного удивился, и подумал, что сменщик его, наверное, заболел. В 15 часов снова привезли еду. И хотя у Николая Николаевича появилось легкое раздражение, что он тут один за всех отдувается, но он старался не подавать и виду, и никак не выражал этого своего негодования, а лишь только пнул со всей силы собаку, которая хотела справить вблизи монумента малую нужду.
Повар поставил ему раскладной стул, чтобы Николай Николаевич обедал не на ходу. Еда была очень сытная. Охранник похвалил повара, и крепко пожал ему руку, и повар подумал, что он в лепешку разобьется, но будет всегда вовремя и в срок привозить этому человеку еду.
Никто не сменил Николая Николаевича и днем и вечером и ночью. Но он не отчаивался. Николай Николаевич твердо для себя решил, что никуда не уйдет от памятника, и будет его охранять столько, сколько выдержит. Кругом площади легли тени. Охранявший внимательно всматривался в них – нету ли здесь подвоха? И хотя всё было тихо, Николай Николаевич понимал, что это спокойствие – мнимое, и ему нельзя расслабляться. Ночью одна сердобольная старушка принесла охраннику кресло, чтобы он мог отдохнуть в нём, и плед – чтобы накрыться. – Храни тебя Бог, сынок, - сказала старушка, и перекрестила Николая Николаевича. – Спасибо тебе, что ты охраняешь Памятник. После этого он еще лучше решил делать свою непростую работу.
На пятый день к Николаю Николаевичу подошли какие-то люди и сказали: - Мы видим, друг, что ты очень старательно выполняешь свою работу, и у нас сердце кровью обливается, глядя как один бессменно охраняешь Памятник. Мы хотели бы тебе помочь. Позволь нам разделить твою нелегкую участь? – Николай Николаевич посмотрел на них с подозрением. И не столько из-за того, что не доверял никому, сколько из сожаления, что теперь еду, которую ему регулярно привозят, придется делить на всех. Однако, понимая, что одному ему не справиться, он согласился на их предложение. К счастью, в обед привезли не одну порцию, а целых семь.
После обеда помощники остановили автомобиль, который ехал по соседней с площадью улице, и сказали водителю. – Брат, помоги нам. Мы выполняем очень важную задачу – охраняем ПАМЯТНИК. Но Николай Николаевич вот уже целую неделю находится на ногах. Он очень сильно устал. Ему нужно где-нибудь отдохнуть. Дай нам свой автомобиль. Он большой и удобный. Мы поставим его на площади около ПАМЯТНИКА, и Николай Николаевич сможет в нем выспаться и восстановить силы.
Но хозяин автомобиля посмотрел на них, как на идиотов, и сказал, что ему некогда заниматься ерундой – он везет продукты для жителей города. Тогда эти люди избили водителя, кинули его в подвал и заперли на замок. А машину поставили на площадь и предложили Николаю Николаевичу отдохнуть в ней. Никогда еще Николай Николаевич не спал таким крепким и здоровым сном. Проснувшись сутки спустя, он дал важные распоряжения относительно охраны ПАМЯТНИКА.
Во-первых, велел он, ПАМЯТНИК надлежит огородить так, чтобы к нему никто не мог подойти ближе трех метров. Во-вторых, все улицы вокруг площади нужно патрулировать нарядам охраны, чтобы задерживать всех людей, которые могли бы составлять потенциальную угрозу монументу. В-третьих, особо подозрительных задержанных следует помещать в подвал, где сидит водитель. И, наконец, в-четвертых, самых подозрительных из особо подозрительных не при каком случае нельзя выпускать из подвала. Новые товарищи Николая Николаевича принялись ретиво исполнять его поручение.
Прошло несколько лет. Теперь площадь в городе было огорожена тремя рядами забора. Сам ПАМЯТНИК был укрыт под навесом, и вход к нему находился под строжайшей охраной. Все окрестные площади улицы были пустынны – жители города боялись появляться на них, опасаясь, что будут задержаны и брошены в подвалы, которые теперь располагались в каждом доме города. Некоторые горожане испытывали страх из-за такого положения дел, но большинство людей прекрасно понимало, что без Николая Николаевича ничего путного бы у них бы не получилось, ПАМЯТНИК был бы разрушен или испорчен вандалами, кругом площади была бы разруха и запустение.
Через некоторое время Николай Николаевич сообщил жителям города, что он разводится с женой, потому что супружеская жизнь препятствует нормальной охране ПАМЯТНИКА. Горожане встретили его сообщение с величайшим энтузиазмом, как впрочем, и любое другое сообщение. О том, что, например, для охраны необходимо закупать ежедневно 170 кг мраморной говядины, дабы накормить 25 собак, специально обученных в соседнем государстве для охраны памятников.
Прошло еще несколько лет. И, вот, Николай Николаевич сидит в своём дворце, выстроенном специально на площади, против ПАМЯТНИКА – чтобы ему было удобнее с этого места охранять, и смотрит исподлобья в огромное окно. Перед ним простирается весь город, полный опасностей и заговоров, шпионов и вредителей, подозрительных шепотов и предательских разговоров. Кто-то там замышляет недоброе в отношении ПАМЯТНИКА и всех, его охраняющих, и особенно против него, Николая Николаевича, лучше прочих оберегающих главную реликвию этого города. И, вот, он смотрит этак искоса и напряженно, у ног его дремлет огромная собака, сбоку потрескивает камин, и вдруг одна мысль пронзает его мозг: «А нахрена я вообще его охраняю?»



Если у вас есть жж, не забудьте добавить журнал в друзья. Чтобы сделать репост, нажмите на любую из этих кнопок:

посмотреть на ykristianna