К автономии мимо федерации

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Невыполнение минских соглашений и нежелание признать фактически сложившуюся автономию части Донбасса сделает центробежные процессы в других регионах более жесткими

Еще полгода гарантий целостности Украины – вот что имеет на руках Петр Порошенко, если результаты договоренностей в Минске и проекты МВФ попытаться выразить совсем коротко. За эти полгода власти и обществу придется научиться другим взаимоотношениям между Киевом и периферией, поскольку свою отдельность Донбасс все равно получит – пусть не де-юре, но фактически. А далее сама жизнь подталкивает регионы к тому, чтобы выйти на большую самостоятельность, вопреки тому, что публично слово «федерализм» по-прежнему приравнивается к слову «сепаратизм».

Обосновать это смелое утверждение достаточно просто. Пока у центральной власти есть остатки лояльности населения и образ внешнего врага, это позволяет говорить о единстве оставшейся Украины. Но уменьшение количества денег, неспособность реагировать на резкое ухудшение криминогенной ситуации, все большее неприятие политики войны неизбежно приведет к желанию отгородить себя от навязываемого сверху дискомфорта. Тем более, это случится в случае провала попыток наладить мирный процесс на Востоке и возобновления активной фазы боевых действий.

Автономия в случае с другими регионами предполагает не просто самостоятельное решение всех внутренних проблем, но и установление тем или иным регионом особых прав для себя.

В первую очередь, сказанное относится к Закарпатью, всегда существовавшему отдельно от остальной страны хотя бы на ментальном уровне. Во вторую – к уже сложившемуся «феоду» Коломойского, в открытую вступившего в конфликт с Киевом. Далее в той или иной степени «сепаратизм» присущ живущему контрабандой и сельским хозяйством западноукраинскому пограничью, крепко связанной с Румынией Буковине. Одессе с ее самой большой по площади областью и давними традициями «порто-франко». Хотя вслух западные украинцы могут высказываться о единстве Украины и любви к ней, но в той же Галичине очень широко распространено мнение о том, что именно этот регион является эталонным по отношению к другим.

Надо сказать, что проблема расхождения желаемого с действительным и неспособности признать это расхождение имела место от приобретения Украиной независимости. В случае с территориальным устройством это проявлялось в том, что у нас всегда была Автономная Республика Крым, но по Конституции Украина являлась унитарной страной. Исходя из этого, отношения с полуостровом всегда строились так, чтобы не допустить никакой его самостоятельности, тем более, в рамках абсолютно легитимного Основного Закона АРК.

Одновременно с этим в стране постоянно существовал внутренний конфликт, который всегда строился по линиям этнополитических разломов, но никогда не признавался в таком качестве. Момент отделения Крыма и Донбасса можно назвать высшей его точкой. Случившееся после говорит о том, что ужасное слово «федерализация» можно, как и раньше, считать неприемлемым. Но мы уже проскочили тот этап, когда она в принципе была бы возможной. Как и в случае с АРК когда-то, говоря о Донецкой и Луганской областях как части унитарного государства, Киев фактически имеет дело с полноценной автономией. И продолжает повторять те же ошибки, которые привели к ее появлению в самой крайней из всех возможных форм.

Нынешние проблемы с выполнением минских договоренностей в части территорий с особым статусом и проведения там выборов, при всем ужасе такого формата учебы, является именно учебой. В частности, потому, что участие Германии, Франции и России в урегулировании конфликта предполагает склонение Украины к компромиссу, а не желание предпринимать любые шаги только после полной капитуляции непризнанных республик.

Ведь что такое минские договоренности? По большому счету, это листок не просто с перечнем подлежащих выполнению дел, а с чем-то вроде нормы международного права. Под ним подписались лидеры четырех стран, и их совместную Декларацию поддержал Совет Безопасности ООН. Это документ, который касается жизни почти пяти миллионов человек и нормализации жизни территории, превышающей по площади некоторые страны мира. Это документ, который направлен на включение в реальность, где признание или непризнание «особого статуса» ничего не изменит фактически.

Пока Верховная Рада Украины предпочла нарушить принципиальнейшую договорную позицию, выдвинув заранее невыполнимые условия другой стороне. В момент, когда пишутся эти строки, в районе прилегающих к Донецку поселков Пески и Спартак опять громыхает. Это лучшее подтверждение тупиковости избранного пути. Чем упорнее Украина не желает следовать созданной специально для нее норме международного права, тем жестче будут центробежные процессы в других регионах, внутренне готовых к автономии.

Тем более, что никакого хозяйственного проекта в рамках единой страны им все равно не предлагается. И потому, несмотря на блокаду, херсонские фермеры уже создают свои особые права, неделями ночуя в грузовиках на границе с Крымом, куда они везут продукты, которые больше нигде продать невозможно.

посмотреть на The Kiev Times