Мать-одиночка, осужденная за подработку: "Кто беднее, того и хватают"

«Я пришла, а он говорит, что у них сроки жмут, надо сдавать в Саратов отчеты. Спросил, работала ли я в пиццерии. Я сказала, что нет, просто помогала. Он говорит: ну какая разница, напишу, что работала, тебе за это все равно ничего не будет - 500 рублей штрафа, не ссы. Я спорить побоялась: вдруг опять оштрафуют ни за что. Ушла. Потом позвонила ему, он сказал, что дело отменили. Я успокоилась», - рассказала Ольга Журавлева.
Фото Мать-одиночка, осужденная за подработку: "Кто беднее, того и хватают"
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Жительница саратовской Ивантеевки Ольга Журавлева рассказала подробности о том, как попала под суд за то, что подрабатывала, состоя на учете в центре занятости. По словам матери-одиночки, полицейские обманули и запугали ее.

После того, как об истории Ольги Журавлевой рассказали СМИ, за женщину вступился депутат Госдумы Сергей Шаргунов (КПРФ). Он обратился к прокурору Саратовской области с просьбой рассмотреть возможность принести протест на приговор. По словам Шаргунова, решение суда не является гуманным и справедливым. «По результатам принято решение инициировать вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела в силу малозначительности», – говорится в сообщении Саратовской прокуратуры.

Мать-одиночку «отблагодарили» деньгами и объедками

Ольга Журавлева получила 120 часов обязательных работ по статье о незаконном получении выплат по безработице.

Журавлева воспитывает двоих дочерей, одна из которых больна эпилепсией. В 2017 году она обратилась за помощью в центр занятости населения и, пока состояла на учете, несколько раз помогала с уборкой в местной пиццерии, где ее «отблагодарили деньгами и отдавали пищевые отходы». В полиции сочли это нарушением, писал Anews.

Подробности о своей жизни и уголовном деле Ольга Журавлева рассказала изданию Lenta.ru.

«У обеих дочерей стоит прочерк в графе “отец”»

«У обеих дочерей стоит прочерк в графе “отец”, - сказала Журавлева. - Первый не знал, что я беременна. Я тогда жила с родителями, он предлагал жить с ним, но когда выпивал - спать никому не давал, и мать сказала: не нужен нам такой зять, проводила его».

«Второй был теплый, как телогрейка, но сам себе на уме: говоришь, а он мимо ушей пропускает, как будто он тебя вообще не слышит. Дочку он так и не видел. Убежал. Я слыхала, что другие дети у него есть. Общается ли он с ними, я не знаю, не интересовалась. Ладно, ничего страшного».

«Зарабатываю калымами»

Ольга не отрицает, что подрабатывает в разных местах, чтобы кормить детей: «Я даже не знаю, как так получилось. Злые языки, наверное, завидуют: “Ой, она везде!” Зарабатываю калымами: кому обои поклеить, кому окна почистить, кому помыть дом к зиме - везде на все руки. Один раз себя хорошо показала - и все зовут. Или когда уборщица в магазине заболела, зовут: Оль, вымой, помоги. Я час утратила, 300 рублей получила - неплохо».

«В кафе меня недавно звали, но официанткой я не пошла - ноги болят. Посуду с 11 часов утра до полтретьего ночи мыла, 1400 рублей дали. Оттуда взяла поросятам объедки домой. Почаще бы так ходить: и денег побольше тысячи, и свиньи накормлены», - говорит осужденная.

«Тебе за это все равно ничего не будет - 500 рублей штрафа, не ссы»

Ольга Журавлева рассказала, что в 2014 году у одной из ее дочерей обнаружили эпилепсию. С тех пор семья вынуждена постоянно тратиться на лекарства.

«Как-то решила обратиться за помощью в администрацию - я же официально стою на обеспечении малоимущих семей. Мне сказали: денег нет, приходите в декабре. А в декабре, когда на биржу труда встала, сказали: не положено - помогают только тем, кто официально работает. А где работать-то?! Мне сказали: “Оля, мы знаем, что ты заработаешь!”» - рассказала Журавлева.

Она вспоминает, как получила злополучную подработку в пиццерии.

«Пока ждала дочь со школы, сидела в пиццерии у знакомой, где забирала помои поросятам. В феврале меня попросили помочь: там линолеум - помыть пол тридцать минут, хотя есть уборщица. Я сделала, а девчата решили меня отблагодарить. Дали три тысячи рублей. Это была единственная сумма, которую они мне тогда дали. И когда пришла я на биржу, встретилась с одной женщиной, Ириной. Она любит ходить по прокуратурам. Ее тогда выгнали из аптеки за плохую уборку, а мне предложили работу. Она увидела меня, на весь зал как закричит: “Ишь ты, я видела, как ты в пиццерии работаешь!” И смотрит на меня, как кот на сметану», - говорит женщина.

По ее словам, 3 марта к ней приехали двое полицейских и сказали, что ее хочет видеть начальник отделения Сергей Забабурин.

«Я пришла, а он говорит, что у них сроки жмут, надо сдавать в Саратов отчеты. Спросил, работала ли я в пиццерии. Я сказала, что нет, просто помогала. Он говорит: ну какая разница, напишу, что работала, тебе за это все равно ничего не будет - 500 рублей штрафа, не ссы. Я спорить побоялась: вдруг опять оштрафуют ни за что. Ушла. Потом позвонила ему, он сказал, что дело отменили. Я успокоилась», - говорит Ольга.

«Кто беднее, того и хватают, как хочешь, так и живи»

«А 7 марта меня пригласила дознаватель и с порога начала мне зачитывать статью 159.2 УК России о мошенничестве, - продолжает Журавлева. - Дали бумаги подписывать, а там написано: до 13 марта я стою на бирже труда, получаю за это денежные пособия, и работаю в пиццерии, получаю за это денежные вознаграждения. 7 марта “даю” такие показания! Как Ванга! Спрашиваю в суде: как я могла дать такие показания? Забабурин говорит: ваша честь, это опечатка. Судья ему: идите, вы свободны. Я заплакала, затрясло меня. У них опечатка, а мне всю жизнь с этим ходить. Но они в меня вцепились, я ж никто и звать меня никак. Кто беднее, того и хватают, как хочешь, так и живи».

По словам женщины, свидетели дали показания, что она помогала, а не работала.

«Девочка, которая мне деньги в феврале дала, сказала: давала Оле из своих личных средств. А сторона обвинения, прокуратура, говорит: в материалах вы давали показания, что вы договаривались о сумме! Она сказала, что не договаривались, они давай ее пугать: а вы знаете, что вам сейчас штраф будет? Она испугалась, покраснела, глаза опустила, говорит: наверное, те показания правильные, а может, и нет. А после заседания меня дождалась на крыльце и сказала, что больше не пойдет в суд, что ее тут пугают. Я говорю: девчата, у вас-то не испортится, не вас судят! Это у меня теперь жизнь испорчена. Меня даже горшки в садик не возьмут мыть!» - рассказывает Журавлева.

«Хоть с голоду умри»

В итоге, по словам женщины, весной она снялась с биржи труда и устроилась в аптеку за 3500 рублей в месяц мыть полы и вытирать пыль.

«Начальница говорит: Ольга, не переживай, все будет хорошо, люди помогут. Чем помогут? Забабурин знает, что я одна бьюсь с детьми, что девчонка с эпилепсией. На мне решили поставить крестик: им плюс, а мне минус, им н**рать, что у меня будет в дальнейшем, хоть с голоду мри. Сроки у них в Саратове. <…> Мести полиции я уже не боюсь. Я справедливости хочу! Они меня достали! Пусть работают нормально. А то бабушку убили - до сих пор никого не нашли, а за меня зацепились: как же, Ольга заработает много, - заключила Журавлева. - Боже мой, заработаю».