Чукотка против Аляски: как живут на границе России и США

Мы собрали фото и факты, позволяющие увидеть и хотя бы примерно понять, как живут люди на крайних точках России и США, которые сходятся в Беринговом море. Совершите виртуальное путешествие на два маленьких острова, которые разделяют всего 4 километра, и в материковые поселки, где почти первобытные условия причудливо сочетаются с современными технологиями.
Фото Чукотка против Аляски: как живут на границе России и США
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Теоретически из России в Америку можно дойти пешком за один час. Две страны сходятся на минимальной дистанции в 3,7 км посреди Берингова пролива, который по полгода стоит во льду. Слева – Чукотка площадью почти 700 тысяч кв. км: 2-й наименее населенный регион России (после Ненецкого АО). Справа – Аляска, которая превосходит его больше, чем вдвое, и где живет в 15 раз больше людей.

Преувеличенная карта рельефа Чукотки, Аляски и Берингова пролива

Но хотя оба берега в ясный день видят друг друга невооруженным глазом, и для коренных жителей, имеющих родню по ту сторону границы, существует безвизовый режим, они не обмениваются толпами туристов. На деле проще попасть в США из Москвы, чем с Чукотки. А до лета 2018-го на саму Чукотку никого, включая жителей России, не пускали без разрешения погранслужбы ФСБ.

Тем интереснее будет совершить виртуальное путешествие «на край света» и сравнить, как живут соседи. Anews собрал факты и фото.

Аляска: остров с видом на Россию

Российско-американская граница пролегает между двумя островами Диомида: тот, что больше – наш, в США его называют Большой Диомид, для нас это остров Ратманова – самая восточная точка страны. Малый Диомид, или, по-нашему, остров Крузенштерна – американский. Туда-то и заглянем в первую очередь.

Вид на острова Диомида с материкового побережья Аляски (расстояние – примерно 40 км)

На острове есть единственный «город» Диомид – он прижимается к скале у самого берега, который смотрит в сторону России. Его населяют менее 120 человек.

Жизнь здесь зависит от воздушного сообщения с материком, но местные с юмором рассказывают о своих бытовых невзгодах. Например, вспоминают, как однажды весь поселок на полтора месяца остался без клочка туалетной бумаги, потому что установилась нелетная погода.

Типичный дворик среди домов: как видно, и здесь заводят домашнюю живность

Электричество в дома подают дизельные генераторы, пресную воду запасают из местного горного источника. Но на всю долгую зиму ее не хватает, и тогда начинают топить снег и лед. Для обогрева пользуются дровами, которые собирают у берега – их в большом количестве прибивает течением.

Здесь есть хорошо оборудованные школа и больница – единственные здания с проточной водой и смывным туалетом. В школе есть кафетерий, библиотека, спортзал, в каждом помещении установлены компьютеры с интернетом. У школы есть свой сайт, где, можно, например, узнать, что каждый четверг в спортзале показывают кино для всех желающих, а на День святого Валентина устраивают дискотеку.

Школьники-островитяне летают на материк на соревнования по баскетболу, правда, капризная погода может внепланово задержать их в гостях, и тогда они спят прямо в классах принимающей школы.

Причем такие мелкие изолированные поселения, как Диомид, частенько подвергаются «нашествию» клопов. Чтобы их вывести, нужно либо нагревать, либо замораживать постельные принадлежности и прочие вещи.

Учитель и ученик обеззараживают рюкзаки в специальном нагревателе

Чукотка: остров с видом на Америку

В отличие от своего младшего американского собрата, российский остров Ратманова необитаем. Когда-то здесь было два эскимосских поселка, но еще до Второй мировой большинство их жителей самостоятельно переселились на американский остров. А оставшихся 30 человек советское правительство принудительно переправило на материковую часть Чукотки в начале холодной войны, чтобы не допустить пограничных контактов.

Сейчас на острове Ратманова находится только погранзастава ФСБ, где служит дюжина человек. Обычных туристов, даже российских, сюда не пускают, а прочим визитерам требуются разрешение и военный эскорт. Продукты и топливо сюда доставляют военные моряки и вертолетчики.

На вершине скалы – наблюдательный пункт с радиолокатором, внизу – бараки пограничников

В репортаже «Вестей» 2005 года (журналистка и оператор были доставлены на остров на в сопровождении целой армейской бригады) сообщалось, что там нет ни радио, ни телевизора.

Зато тогда же сюда привезли священников, под чьим руководством солдаты установили в самой высокой точке огромный деревянный крест. Ведущая рассказывала, как это символично, хотя, на взгляд со стороны, куда более символично, что Россия начинается с принудительно выселенного и закрытого острова.

Спустя три года, в 2008-м, журналисты доложили, что у пограничников появились компьютеры и видеоигры вроде «Сталкера». А вот спортзал и теннисный стол пришлось сделать своими руками. Про радио, ТВ и интернет так и не упоминалось.

Обитатели заставы

Аляска: самое западное материковое поселение

Западный край Северной Америки – это «город» Уэйлс на мысе Принца Уэльского с населением всего 145 человек.

В 70-е жители Уэйлса раз в неделю ехали за 10 км на снегоходах и собачьих упряжках на базу американских ВВС, чтобы в местном клубе посмотреть кино.

К концу 80-х базы уже не было, а вместо военных на том месте работала горстка гражданских подрядчиков. Лишь один-единственный военно-морской офицер с семьей оказался среди немногочисленных жителей самого Уэйлса. Согласно местным слухам, он был там из-за секретного оборудования для прослушивания подводных лодок, установленного на необитаемом острове-скале Фэруэй.

Скала Фэруэй через перископ американской подлодки, 1958 г.

Официально на этой скале с 1960-х по 90-е американские ВМС держали оборудование на радиоизотопных генераторах для мониторинга окружающей среды. Оно, в том числе, обслуживало детекторы субмарин на дне океана. Однако в середине 90-х военные демонтировали и увезли генераторы с острова из-за риска утечек радиации.

Военный вертолет на Фэруэй во время демонтажа оборудования

Но вернемся в Уэйлс. Здесь удивительным образом сочетаются первобытные условия жизни и современные технологии. В домах нет водопровода, а это значит, что жители справляют нужду в ведро (мешки с отходами выносятся во двор, откуда ассенизатор увозит в сточную лагуну). В отдельной емкости целый день моют руки. Еще в одну сливают грязную воду.

Такие примитивные «унитазы» американцы иронично называют honey bucket – «ведерко с медом» (на фото туалет в поликлинике Уэйлса)

В то же время здесь у каждого есть мобильный телефон и стабильный доступ в Интернет. В обычные дни аэропорт Уэйлса принимает по 6 легких самолетов в сутки, на которых доставляют в том числе товары, заказанные в Интернете. Но погода крайне сурова, и город может быть отрезан от внешнего мира на долгие недели.

В двух магазинах всегда в достатке консервы, макароны, печенье и прочая бакалея. Обычно бывают и свежие овощи, но в небольшом количестве и ассортименте – картошка, лук, морковь, капуста, салат. На кассе наряду с сигаретами, зажигалками и прочей стандартной мелочью продаются разнокалиберные патроны.

Из-за изменения климата и таяния арктических льдов белые медведи пробираются все дальше на материк и нередко оказываются вблизи домов. Тогда взрослые с сигнальными пистолетами выходят патрулировать местность, чтобы обезопасить детей, идущих в школу. Подростки постарше уже сами проходят специальное обучение патрулированию.

Кстати, здание школы – самое красивое и просторное во всем Уэйлсе.

Как вам вид с порога школы в апреле? Вепереди узкая полоса пляжа и скованный льдом Берингов пролив.

Местная поликлиника (на фото ниже) выглядит в сравнении совсем развалюхой, как, впрочем, большинство домов. Но внутри они вполне комфортны и снабжены всем необходимым.

Инупиаты (эскимосский народ), населяющие здешние края, живут очень тесной общиной. Они шутят: о том, что человек делает на одном конце поселка, его родня на другом конце узнаёт в режиме реального времени. Но такая связь и коммуникация продиктованы законами выживания: если буквально не следить друг за другом, то легко замерзнуть насмерть.

Инупиаты стучат в традиционные барабаны из кожи зверей, добытых на охоте

Чукотка: самое восточное материковое поселение

На мысе Дежнёва – самой восточной континентальной точке России и Евразии – находится поселок Уэлен. В нем всего три улицы, но по площади он гораздо больше, чем самый западный американский поселок: Уэйлс поместится там 23 раза. И в нем в 4 раза больше жителей – около 620 человек.

Поселок ютится на узкой косе (ширина от 300 до 50 м), которая на востоке упирается в крутой берег мыса.

С нулевых Уэлен сильно изменился, стал ярким и насколько возможно современным. Еще при губернаторе Абрамовиче здесь построили первые канадские коттеджи на сваях. Хотя в 2008-м журнал «Русский репортер» над ними посмеялся: «Выглядят они намного привлекательней советских построек, но уэленцы их не жалуют: коттеджи с чукотским климатом не дружат – при сильном ветре они начинают подрагивать, создавая у тех, кто внутри, ощущение, что их поселили в мчащийся поезд».

Однако в соцсетях пишут, что коттеджи прекрасные, теплые и уютные. Похожие строятся в Уэлене и сейчас, в частности, в 2016-м было сдан 27-квартирный дом на центральной улице Ленина.

Местный детский сад приятен глазу, как и школа в Уэйлсе, и так же хорошо обустроен внутри.

В поселке, конечно, остается еще много ветхих домов, но их постепенно заменяют новыми или ремонтируют. В 2016-м, например, открыли новое здание врачебной амбулатории вместо запущенной участковой больницы 40-летней давности.

Впрочем, поддерживать фасады в первозданном виде здесь не позволяет погода, тем более что Уэлен стоит на семи ветрах.

Мобильная связь и интернет здесь есть с 2011 года, но, похоже, доступны не всем и не всегда. Чукотский путешественник Евгений Басов, который побывал в Уэлене в 2015-м, пишет, что у одних операторов телефоны ловят, у других нет.

Об интернете тоже отзываются по-разному. Одни пишут, что его вообще нет. Другие – что есть, но «очень медленный и с платным трафиком, поэтому народ особо не пользуется». Третьи возмущенно опровергают первых двух – якобы «интернет отличный».

Впрочем, на сайте администрации Чукотского района еще в 2015-м было упомянуто, что жители села пользуются, в основном, услугами интернет-магазинов – покупают там промтовары, в частности, детскую одежду.

Почти все необходимое, от еды и шампуня до мебели и техники, завозится в Уэлен на сухогрузах в короткий период навигации. При этом причала нет – разгрузка и торговля осуществляется прямо с баржи.

В 2017-м в Уэлене заново укрепили берег, так как старое штормовое укрепление разрушилось. Из-за этого однажды осенью, перед окончанием навигации, сухогруз с запасами продуктов и товаров на зиму так и не смог подойти к берегу и ушел в Лаврентия (административный центр Чукотского района в 100 км к югу). Продукты первой необходимости доставлялись в Уэлен вездеходами по зимнику.

В одном из уэленских магазинов в 2017 году

Цены на продукты здесь в 2-3 раза выше московских. На снимке видно, что литр сока «Любимый» стоит 150 рублей, банка консервированных помидоров – 450 рублей. Свежести (как здесь называют овощи, фрукты и зелень), а также молочные продукты стоят еще дороже: во-первых, сложность и редкость доставки, а во-вторых, недолгий срок хранения.

В Уэлене живут рыболовством и морской охотой. Журналисты пишут, что вместо салата оливье здесь едят на Новый год такие «деликатесы», как «тушеные кишки нерпы, нафаршированное вымя моржихи, китовое сало».

Кстати, тем, кто верит в увещевания Росстата, что на Чукотке самые высокие зарплаты, стоит ознакомиться с этими цифрами, найденными на сайте администрации Чукотского района:

  • в 2015 году зарплата работников морзверобойного промысла составляла 7-13 тысяч рублей в месяц;

  • в 2017-м их средняя зарплата «достигла» 27 тысяч рублей.

Мастера знаменитой Уэленской косторезной мастерской награждены грамотами

Большим подарком для поселка стала в 2017 году опреснительная станция, которая, наконец, разрешила многолетнюю критическую ситуацию с водой. Жители умывались соленой морской водой, пили соленый чай и ели соленый хлеб, а также заливали морскую воду в систему теплоснабжения, из-за чего трубы быстро портились и протекали. Теперь производительности станции хватает на котельную, а в суровые морозы и непогоду, когда доставка воды на машине из пресного ручья невозможна, у жителей останется доступ к питьевой воде.

Глава Чукотского района Лариса Юрочко на опреснительной станции

Чукотка vs. Аляска: дороги

Железных дорог на Чукотке нет, хорошие асфальтовые – лишь в паре населенных пунктов, включая столицу Анадырь. Остальные – разбитые бетонные, грунтовые и вездеходные. Но и их немного в силу особенностей рельефа и климата.

До недавнего времени на Чукотке была единственная федеральная трасса длиной 9 км из Анадыря в местный аэропорт на другом берегу лимана, но теперь она «понижена» в статусе до дороги регионального значения.

Асфальтовая дорога в районе поселка Угольные Копи по пути в аэропорт и обычная поселковая гравийка

На Аляске есть железная дорога длиной 760 км, которая работает круглый год. Также в восточной половине штата развита сеть хороших асфальтовых шоссе.

Одна из самых удаленных дорог США – шоссе Далтон, наполовину асфальтовое, наполовину гравийное, которое тянется с юга на север и заканчивается всего в 16 км от Северного Ледовитого океана, в поселке нефтяников Дедхорс («Дохлая лошадь»).

Это не просто самый северный пункт дорожной сети в Западном полушарии – здесь начинаются (или заканчиваются) суровые гонки, организованные американской ассоциацией байкеров «Железные задницы».

Чукотка vs. Аляска: зарплаты и цены

Официально считается, что средние зарплаты на Чукотке немногим меньше 100 тысяч рублей. В августе губернатор округа Роман Копин заявил Путину, что врачи на Чукотке получают больше 180 тысяч.

Стоит заглянуть на сайты вакансий, чтобы увидеть, что реальные предлагаемые зарплаты в среднем колеблются в районе 50 тысяч. И даже главврачи не получают фантастических сумм, о которых так убедительно говорят чиновники.

Вот что пишут на форумах сами жители:

«У нас формально считается средняя зарплата 90 000, но на деле 40 000.Складывают зарплаты высшего начальства и чиновников, а потом простых работяг – вот и получается 90 000».

«Учитывая цены на продукты, эти якобы 180 тысяч – это в реальности 30 тысяч где-нибудь на большой земле под Курском».

На Аляске реальная средняя зарплата медсестры составляет 6,7 тысячи долларов в месяц (по курсу на конец сентября-2018, это 450 тысяч рублей). Сумма рассчитана сайтом indeed на основе данных, собранных за 36 месяцев, начиная с августа-2018.

Вдобавок штат ежегодно платит каждому из жителей просто за то, что они там живут. Деньги берутся из специально созданного фонда, куда государство отчисляет четверть дохода от добычи местной нефти. Сумма выплат зависит от показателей рынка и в среднем составляет 1150 долларов на человека. Самую щедрую дотацию аляскинцы получили в 2015-м – больше 2 тысяч долларов на каждого.

Впрочем, если судить по ценам на продукты, которые, само собой, выше, чем на основной части страны, то у одного жителя Аляски только на еду уходит 3,6 тысячи долларов в год – то есть втрое больше, чем средняя сумма «нефтяного» чека.

Но, заметьте, на Чукотке и на Аляске цены примерно одинаковые, хотя наши зарплаты несопоставимо меньше, даже с учетом северных надбавок и коэффициентов.

Это фото с ценой на 9-килограммовый арбуз в Анадыре произвело фурор. Впрочем, сколько еще может стоить в апреле арбуз на Чукотке?

Смотрите дальше: Как опознать русского, англичанина, американца и немца на отдыхе