"В мире ценятся наши математики и физики. На этом все"

«У нас в стране слишком много ограничений и запретов, и мы постоянно решаем задачи как их обойти... Все это и формирует особые способности». Директор по стратегическому развитию TMT Investments Герман Каплун – о российском и зарубежном образовании.
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Почему за границей так любят российских айтишников, а спрос на других специалистов низок? В чем сила отечественного образования, а в чем наши школы уступают американским? Какие профессии в будущем будут востребованы, а какие исчезнут под натиском роботов? Об этом рассказал в интервью Anews директор фонда TMT Investments Герман Каплун.

Герман Каплун  сооснователь и директор по стратегическому развитию TMT Investments, один из основателей холдинга РБК. Кандидат экономических наук.

«Инженерные специальности, включая программистов, еще долго останутся в фаворе»

– Рынок труда меняется стремительно. Недавно в моде были юристы и экономисты, сегодня – программисты, а кто завтра? Как молодым людям и родителям понять, на кого и где лучше учиться?

– Действительно, технологии очень быстро меняют жизнь, и этот процесс только ускоряется. Инженерные специальности, включая программистов, еще долго останутся в фаворе. Я бы также рекомендовал смотреть на все, что связано с наукой и биотехнологиями, медициной. Часть людей всегда будет хотеть общаться с реальными людьми, не с программами или с роботами. Поэтому психотерапевты, учителя, фитнес-тренеры, коучи, сиделки, няни, воспитатели в детских садах по-прежнему будут нужны.

Преступность сильно изменится и станет очень технологической. Поэтому полиция и детективы никуда не денутся, просто их работа потребует новых знаний и навыков. Появятся биохакеры и всякие биоконсультанты.

У людей станет больше свободного времени – значит будет расти индустрия развлечений, туризма и связанные с ними специальности. Спортсмены, блогеры станут еще более востребованными.

Роботы заменят поваров в фастфуде, но в обычных ресторанах повара по-прежнему будут цениться. А вот массовые профессии, связанные с ручным трудом, будут уменьшаться. Мало перспективы у грузчиков, водителей, официантов, уборщиц, охранников, швей, кладовщиков, различных рабочих. Их постепенно будут вымещать роботы.

Прямо сейчас происходит очередная промышленная революция – переход к полной автоматизации производства. Американские ученые утверждают, что уже скоро «роботизировано» будет около 50% профессий.

«Американцы умеют себя или что угодно продавать»

– Школьное образование в России ругают почти все, а хвалят редко. Какие недостатки в российских школах вы видите? И что хорошего у нас есть, если сравнивать с заграницей?

– Главный плюс – хорошее математическое образование. Главный минус – низкая способность коммуницировать с окружающими. В американских школах классы ежегодно переформатируют, чтобы ребенок вынужден был снова и снова находить друзей, устанавливать новые отношения. Поэтому большинство американцев отличные презенторы, они умеют себя или что угодно продавать, легче находят контакты.

В отличие от российского подхода «дать всем равные знания», американцы сделали ставку на индивидуальное образование в пределах общего курса. Детям в США предлагается учить то, что интересно, и потом отвечать за свой выбор. В России все школы учатся практически по одной программе, с небольшими изменениями. В США школы могут менять программу по своему усмотрению, придерживаясь только общих стандартов выпускных экзаменов и норм по количеству пройденных курсов.

Одни говорят, что нужно возвращаться к традициям советской школы, другие – что ориентироваться на Запад. Где правда?

– Посередине. На мой взгляд, в мире ценятся наши математики и физики. На этом все. Значит вот то, что хорошее надо развивать, а остальное надо заимствовать. Специализация нужна. Незачем учить человека тому, что ему точно не понадобится. Этим грешат не только школы, но и вузы.

«У нас для науки были НИИ. И мне кажется, это разделение крайне неправильно»

А в чем проблемы высшего образования в России? Как в этих условиях подтянуть наши университеты до уровня мировых?

– Университеты в мире – это не только образовательные центры. Как правило, почти все они серьезно занимаются наукой. Именно оттуда приходит огромное число открытий. У нас для науки были различные НИИ. И мне кажется, это разделение крайне неправильно.

– Каким должен быть бюджет российского университета, чтобы войти в мировой топ? И где взять эти деньги?

– Чем больше, тем лучше. Но соревнуются не только деньги. Бюджет можно разворовать или потратить неэффективно. Американские университеты обладают огромными средствами и очень эффективно ими управляют, ежегодно увеличивая их, у лучших из них под управлением находятся десятки миллиардов долларов. Но даже Гарвард только треть своего бюджета образует собственными средствами. Остальное идет из оплаты обучения и финансируемых государством исследовательских программ.

Нередко говорят, что российские образование и наука оторваны от новых технологий и реального бизнеса. Есть ли возможность на это повлиять?

– Россия - мировой лидер по количеству людей, занятых в науке: более 400 тысяч человек. Выше показатели только в Китае, США и Японии. При этом в мире ведущие научные школы ежегодно реализуют не менее 150 продуктов и комплексных решений для бизнеса. А российская высшая школа в последние годы продает бизнесу порядка 5-10 продуктов в год, если верить лицензионным отчетам.

Чтобы ситуация изменилась, в вузах сначала должна появиться серьезная исследовательская работа. Должно быть больше преподавателей, имеющих практический опыт. Это большая и сложная работа, но это правильный путь и в нем нет ничего невозможного. Такие попытки уже идут, при многих технических вузах создаются совместные лаборатории или инкубаторы. Это будет только развиваться.

«Это следствие постоянного обдумывания, как обойти те или иные запреты»

– При всех проблемах российские айтишники, скажем, считаются одними из лучших в мире. Это заслуженная слава? За счет чего нашим соотечественникам это удается?

– Заслуженная. За счет математического образования и сформированного склада ума. Это следствие постоянного обдумывания, как обойти те или иные запреты, или решить какие-то проблемы. У нас в стране слишком много ограничений и запретов, и мы постоянно решаем задачи как их обойти. Плюс у нас к этом специфическое отношение, помните как говорил классик: «Строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения». Все это и формирует особые способности.

Именно поэтому русские программисты хороши для решения нестандартных задач. Тут мы в мировых лидерах. А конвейер - это не наше.

«Тот, кто хочет зарабатывать больше – уезжает»

Насколько остро сейчас ощущается «утечка мозгов» в IT-сфере? По вашим ощущениям: кто сегодня уезжает за границу, а кто остается? Реально ли исправить ситуацию?

– Пока нереально. Утечка в IT сфере идет уже 25 лет. На Западе глобально выше зарплаты. Тот, у кого хороший английский, кого не сильно держат корни (семья, друзья, привычки, возраст), тот, кто хочет зарабатывать больше – уезжает. Кто-то не хочет, а кто-то не может. Но есть постоянный ручеек, и он не иссякнет, пока уровень жизни у нас не сравняется с западным.