"Президенту виднее". Как единороссы поменяли мнение о пенсионной реформе

«Нужно быть ответственным перед собой и перед страной».
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Президент России Владимир Путин, в прошлом обещавший не поднимать пенсионный возраст, высказался о готовящейся пенсионной реформе, которая предполагает его повышение. По словам главы государства, окончательное решение еще не принято.

Зато депутаты уже начали менять свое мнение насчет законопроекта.

19 июля законопроект о пенсионной реформе прошел первое чтение в Госдуме. За инициативу проголосовали 328 депутатов, против − 104. Дальнейшее обсуждение законопроекта перед вторым чтением будет идти более двух месяцев. Инициатива предусматривает постепенное повышение пенсионного возраста с 2019 года. Если законопроект будет принят, к 2028 году пенсионный возраст для мужчин составит 65 лет, для женщин − 63 года к 2034 году.

Что депутаты, поддержавшие проект, теперь думают и не обидна ли им оценка, данная Путиным реформе, которую они защищали, выяснила Русская служба Би-Би-Си.

Раиса Кармазина, комитет по регламенту

До: «Просто спрятать, как страусы, голову в песок - неправильно. Над этой темой нужно работать. Это не только о повышении возраста пенсионного. Президент в своем докладе сказал, что у нас очень низкая пенсия».

После: «Я не слышала, что сказал Путин. Вот когда я сама прочту лично, тогда [выскажусь]. То, что вы мне говорите, это мне не основание. На то он и президент страны, значит. Он может говорить, ему подписывать документ. Извините, я сейчас не могу говорить, извините, пожалуйста».

Елена Ямпольская, комитет по информационной политике

До: «Ранний выход на пенсию не является для многих чем-то сакральным. Для многих, не для всех, конечно, это вопрос привычки. Это зона психологического комфорта. И, что самое смешное, действительно только психологического. Я абсолютно убеждена, что бы мне ни говорили, что человек, который говорит «я не хочу работать несколько лишних лет, чтобы нынешние пенсионеры больше получали», автоматически теряет право предъявлять кому бы то ни было, в том числе правительству, любые моральные претензии».

После: «Все голосовали так, как считали нужным. Я не только голосовала вчера, я выступала с политической десятиминуткой позавчера от фракции. Можете посмотреть это выступление, в котором неоднократно сказано напрямую, что мне тоже не очень нравится тот законопроект, который нам внесло правительство. Я говорила об этом с думской трибуны. У меня тоже к нему масса претензий и я тоже согласна с его критикой. <...> Я думаю, что ни в чем мы [с Путиным] не расходимся, законопроект в том виде, в котором он существует, ни у кого не вызывает восторга, но мы все собираемся над ним работать».

Сергей Вострецов, комитет по соцполитике

До: «Ничего не делать - значит, идти против пенсионеров, поддерживать те нищенские условия, в которых они живут. Все равно нужно что-то делать. Нельзя как страус голову в песок прятать».

После: «Президенту виднее, он руководитель страны. Реформа вызывает много нареканий. Но она необходима, это всем понятно. Но реформа, конечно, жестковатая. В каком виде - считать, конечно, правительству, они занимаются экономикой и им виднее. Если президент считает, что правительство плохо посчитало, значит, будем сейчас смотреть.

Самое главное, что если это эта реформа и будет, она должна стать последней. Больше невозможно. Нравится Путину - не нравится, нравится Медведеву - не нравится... Ребят, вы сделайте такие правила, которые устроят всех.»

Вячеслав Лысаков, комитет по законодательству

До: «Готов рискнуть своей политической карьерой, но буду голосовать ПРОТИВ законопроекта о повышении пенсионного возраста, учитывая то, что в десятках российских регионов, согласно средней продолжительности жизни, наши граждане могут элементарно не дожить до этой прекрасной пенсии». (19 июля Лысаков проголосовал за законопроект).

После: «Я был уверен, что ему не понравится. Я с ней [с реформой] сам до сих пор не согласен. Начинать надо реформу с дворцов руководителей Пенсионного фонда. <...>

Думаю, президент, раз он так сказал, внесет свои поправки. Хотя концептуально законопроект во втором чтении менять нельзя. Но даже если он внесет поправки на грани концептуальности, Дума все равно их поддержит, учитывая авторитет президента».

Сергей Боярский, комитет по экологии

До: «Я не вижу никакой катастрофы в повышении пенсионного возраста, И достаточно мягкий длительный переходный период, предложенный правительством (10-16 лет), кажется мне вполне приемлемым».

После: «Слушайте, мало кому нравится принимать непопулярные решения. У нас тоже в Думе много сомнений и критики в отношении того, в каком ключе действовать. С другой стороны, это неизбежно, и из всех вариантов был выбран оптимальный. Я не принимал участия в обсуждении всех возможных вариантов, но остановились-то на том, который внесли. Значит, его мы и будет донастраивать, чтобы он работал эффективно и с меньшими негативными последствиями.

Это сейчас глубоко политизированная тема, и если бы не шум и гам, которые устраивают оппозиционеры, исключительно из политических мотивов, мы бы гораздо более трезво подошли к обсуждению плюсов и минусов этой истории».

Виктор Водолацкий, комитет по делам СНГ

До: «Повышая пенсионный возраст, мы ставим задачу повышения уровня благосостояния наших граждан. Все дополнительные ресурсы Пенсионного фонда России останутся в нем и пойдут на повышение пенсий».

После: «Президент сегодня четко поставил ориентиры о том, что ко второму чтению этот закон должен полностью претерпеть изменения и максимально должен защитить граждан. Здесь нет ничего удивительного, это реакция президента на вызовы гражданского общества».

Николай Говорин, комитет по охране здоровья

До: «Не бывает только черное или белое, есть вещи, которые являются своевременными, актуальными. Не от доброй жизни правительство подобного рода инициативу поднимает, демографическая ситуация серьезная».

После: «Диссонанса никакого тут нет. А что, все голосовали за это с огромной радостью? Сложилась такая ситуация. Бывают в работе депутатов такие трудные решения. Нужно быть ответственным перед собой и перед страной».