Не похож, но весело! Надо ли смотреть фильм Кирилла Серебренникова "Лето"

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Обозреватель «Я люблю кино» посмотрел ленту о Викторе Цое, снятую опальным режиссёром Кириллом Серебренниковым, и поменял свои музыкальные пристрастия. О причинах его восторга и немногочисленных слабых местах фильма читайте в нашей рецензии.

Плюс: Ирина Старшенбаум

Российский зритель в массе своей узнал об Ирине Старшенбаум после «Притяжения» Фёдора Бондарчука, в котором она не продемонстрировала особо выдающуюся актёрскую игру (зато продемонстрировала попу в трусиках). «Лето» даёт нам возможность взглянуть на эту молодую актрису с другой стороны.

Ирина восхитительно органично смотрится в роли Натальи Науменко (жены Майка, на воспоминаниях которой основан сюжет картины). Её героиня тёплая, ироничная, заботливая, целомудренно соблазнительная и по-настоящему обаятельная. Не возникает сомнений, что в такую женщину могли влюбиться два выдающихся музыканта: к середине фильма вы тоже будете в неё по уши влюблены.

При этом Наталья в исполнении Ирины Старшенбаум — не просто милая девочка. Актриса смогла выражением глаз и лёгкой полуулыбкой передать бурю эмоций, рвущих душу её героине.

Минус: Рома Зверь

Роман Билык, известный как Рома Зверь, играет в картине «Лето» Майка Науменко, которому экранного времени и реплик досталось даже больше, чем Цою. К несчастью, Роман не сумел до конца вжиться в образ Майка. Особенно это заметно в многочисленных музыкальных номерах с его участием: магия кино перестаёт работать и становится видно, что перед нами Рома Зверь, который поёт песни Науменко и того и гляди вместо “Ты — дрянь” выдаст что-то про дожди-пистолеты.

Плюс: нет демонизации СССР

«Лето» — это тот фильм, которым должны были быть «Стиляги». В картине Серебренникова андеграундные рокеры не воюют с угнетающим их свободу государством, они словно существуют в параллельной реальности. Безусловно, Советский Союз показан не самым приятным местом для жизни, но герои картины Серебренникова не страдают под пятой кованого сапога «кровавой гэбни» и не творят вопреки гнёту системы.

Майк, Виктор и другие члены ленинградского рок-клуба играют по правилам, которые навязывает им госаппарат, но держат фигу в кармане. Их мир — это дыры в заборах и музыка на костях.

Хочется сказать Кириллу Серебренникову огромное спасибо за то, что он не стал идти проторенной дорожкой и в сотый раз пересказывать набивший оскомину сюжет о противостоянии человека и государства. Он нашёл способ показать внутреннюю свободу своих героев через их творчество и отношение к жизни, сделав фильм лёгким, радостным и человечным.

Минус: Тео Ю

Играть Цоя, Высоцкого, или другого народного кумира невероятно сложно, поскольку в умах поклонников уже сложился образ, который может быть далёк от реального персонажа, и не попасть в этот образзначит навлечь на себя гнев фанатов. Виктор Цой в исполнении корейского актёра Тео Ю загадочен и немногословен, он кажется то мессией, то аутистом, и в некоторых сценах его персонаж не выглядит живым.

Тео отчаянно старался сыграть многогранного Цоя, но в его персонаже сложно угадать приметы будущего кумира миллионов.

Плюс: нереальный байопик

Кирилл Серебренников затеял со зрителем увлекательную игру, введя в свою картину персонажа, проходящего в титрах как «скептик» (Александр Кузнецов). Этот товарищ хипстерского вида после первого появления на экране Тео Ю в образе Цоя ломает «четвёртую стену»: глядя прямо в камеру, он заявляет «Не похож!» — за секунду до того, как эта реплика сорвётся с уст зрителя.

Режиссёр разыгрывает карту «скептика» каждый раз, когда хочет напомнить нам, что к фильму не следует относиться слишком серьёзно. Порой происходящее на экране отрывается от реальности, и сюжетная линия, пробив облака, устремляется куда-то в страну Фантазию. Если Цой, подобно Лю Кангу из «Смертельной битвы» (Mortal Kombat), ударом ноги отправляет стража порядка в полёт, а пассажиры троллейбуса поют Игги Попа — значит, скоро в кадре появится «скептик», чтобы объявить: спокойно, дорогие товарищи, ничего подобного никогда не было, просто господин Серебренников решил раскрасить карту будней, врезав в середину байопика музыкальный клип.

Подобные вставки не только добавляют картине динамики, но и обращают внимание зрителя на то, что перед ним не жизнеописание рок-звезды, а скорее радостная фантазия на тему нашего коллективного прошлого, нанизанная на нить судьбы человека, воплотившего в своих песнях приметы века.

Огромный, жирный плюс: саундтрек

Картина «Лето» заслуженно получила в Каннах приз за лучший саундтрек. В этом фильме «Восьмиклассница» Цоя соседствует с Psycho Killer от Talking Heads, а «Звезда рок-н-ролла» Науменко вступает в поэтический диалог с лирикой Марка Болана и Лу Рида. Серебренникова не соблазнил лёгкий путь, которым пошли создатели таких картин, как Mamma Mia! или «Через Вселенную» (Across the Universe): он не стал лепить винегрет из главных хитов Виктора и Майка. Вместо этого режиссёр дал нам контекст, показал, какие песни слушали Науменко и Цой, какие музыканты вдохновили их и задали вектор их творчеству.

«Когда пионеры будут твои песни по подъездам орать — вот там будет звук», — пророчествует Майк Науменко Цою. Вряд ли Виктор Робертович, записывая свой первый альбом, мог представить, что через пару десятилетий песни «Кино» будут звучать в кинотеатрах, и кинокритики с суровыми, строгими лицами будут закусывать губу, сдерживая желание подпевать.

#цой
#кирилл серебренников
#ирина старшенбаум
#рома зверь
#майк науменко
#лето
#виктор цой
#тео ю