Год авиакатастроф. Где и на чем у нас летать опаснее всего

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Безопасность полетов в России и странах СНГ становится все хуже, это приводит к росту числа авиакатастроф. Кто виноват и что делать?

Что происходит?

Межгосударственный авиационный комитет презентовал доклад о безопасности полетов в странах - участницах межгосударственного соглашения о гражданской авиации (12 бывших республик СССР) за 2017 год, пишет «Коммерсант». По количеству авиационных катастроф год год оказался худшим за пять лет, что, как считают в МАК, говорит об «устойчивой отрицательной динамике».

Где опаснее всего летать?

В целом в СНГ произошло 58 авиапроисшествий против 63 в 2016 году. Но число катастроф с погибшими увеличилось с 28 до 32. Количество жертв осталось на уровне 2016 года - 74 человека.
Больше всего авиапроишествий зафиксировано в России - 39, в том числе 20 катастроф. В них погиб 51 человек. При этом в 2016 году в России произошло 23 катастрофы, то есть, летать в нашей стране стало безопаснее.

На Украине в 2017 году было восемь авиапроисшествий и пять катастроф с шестью погибшими, в Казахстане - семь авиапроисшествий и пять катастроф, унесших 11 жизней, в Молдавии и Белоруссии по одной катастрофе, в Узбекистане и Армении по одному происшествию.

В чем проблемы?

Половина происшествий приходится на так называемую авиацию общего назначения, сообщает МАК. К ней относят аэротакси, частную, корпоративную и деловую авиацию. Здесь можно выделить две основные проблемы.

1. Пилоты

Три четверти авиапроишествий связаны с плохой подготовкой летчиков. «Вопросы безопасности при подготовке и выполнении таких полетов по-прежнему не решаются»,- считает МАК. Пилоты работают без свидетельств, квалификационных отметок о допуске к полетам на конкретном типе самолета, по несколько лет не проходят врачебно-летную экспертизу и не имеют медицинских допусков.

2. Авиапарк

В авиации общего назначения продолжают использоваться воздушные суда без сертификата летной годности или с просроченным сертификатом, а уполномоченные органы это «не контролируют в достаточной мере», указывает МАК. По его данным, в 2017 году уровень авиапроисшествий на легких и сверхлегких самолетах был самым высоким за последние пять лет, а по катастрофам оказался выше, чем в 2013-2015 годах.

Что делать?

В 2017 году 80% авиапроисшествий были обусловлены человеческим фактором, отмечает МАК. На этом фоне Росавиация уже внедрила примерные программы подготовки пилотов однодвигательных самолетов и вертолетов, соответствующие международным требованиям.

В МАК рекомендуют также создать единую базу учета свидетельств авиаперсонала и разработать единое информационное медицинское пространство, так как «участились случаи сокрытия заболеваний».

При этом эксперты указывают, что у государства нет возможностей для создания масштабной системы безопасности полетов небольших самолетов и вертолетов. Сейчас отношения властей и малой авиации похожи на военный действия. Государство пытается закручивать гайки, авиаторы уходит в «серую зону», не желая подчиняться никаким правилам, и летают как хотят и на чем хотят.

Проблемы могли бы решать некие общественные организации, полагают близкие к авиационной тематике аналитики. С одной стороны, они дисциплинировали бы малую авиацию, а с другой - коммуницировали с государством и удерживали его от чрезмерных карательных мер. Но где взять этих общественников - пока никто не знает.


Хочешь понять, что происходит на самом деле?

Читай канал «Ясно Понятно».

Просто и доходчиво - о самых важных новостях в обществе, политике и экономике. Без лишних слов расскажем о том, кто виноват и что делать.