"Могу точно сказать, когда нас ждут тяжелые времена". Что будет с экономикой РФ

«От настоящих санкций нас защищает только газ». Интервью с экономистом Сергеем Хестановым
Reuters
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Где Владимир Путин возьмет 10 триллионов рублей на здравоохранение и образование? К чему приведут новые санкции и «антисанкции»? Что и когда может привести к краху российской экономики? На эти и другие вопросы в интервью Anews ответил экономист Сергей Хестанов.

Сергей Хестанов - экономист, доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС, советник по макроэкономике генерального директора «Открытие Брокер».Сергей Хестанов

«Ресурсов хватит, если будут хоть немножко сокращены военные расходы»

Каков план развития экономики страны на ближайшие годы? В какую сторону мы будем двигаться? И есть ли вообще какой-то план?

Формально такой план есть. По сути, это обычный государственный бюджет. Когда его верстают, волей-неволей закладывают план развития экономики либо на 3 года, либо на год, как это происходит сейчас. При этом типичным подходом при подготовке нового госбюджета является ориентация на прошлые показатели, которые обычно за год очень сильно не меняются. Других каких-то планов на данный момент нет.

Недавно агентство Bloomberg написало об идее Владимира Путина вложить 10 триллионов рублей в здравоохранение, образование и инфраструктуру с целью добиться "решительного прорыва" в качестве жизни россиян. Как вы оцениваете эту идею? Насколько это реально?

В принципе, ресурсов на это хватит. Если при этом будут хоть немножко сокращены военные расходы, то государству это даже не очень тяжело будет сделать. Сейчас они у России очень высоки. И явно не соответствуют размеру экономики страны. Самые большие статьи расходов — это дорогостоящее вооружение атомных подводных лодок и завышенная численность вооруженных сил. Перераспределение даже некой части расходов обеспечит эти 10 трлн рублей для развития образования и здравоохранения. Польза от этого будет, но мне кажется, что надеяться на какие-то прорывы по меньшей мере наивно.

Фото: Reuters

«Жесткий сценарий означает отключение от большей части мировой экономики»

Как отразились новые американские санкции на российском бизнесе - дома и за рубежом?

Многие зарубежные фирмы в пожарном порядке разрывают контракты с российскими предприятиями, которые попали под санкции. Поскольку сами боятся попасть под вторичные санкции. Но формально санкции пока в силу не вступили. Это произойдет только 10 июня, и то, если не будут даны какие-то дополнительные отсрочки.

К чему могут привести санкции в дальнейшем? Ведь, скорее всего, список будет расширяться.

Действительно, базовый прогноз подразумевает, что список будет расширяться и, скорее всего, значительно. Мне кажется, нормальный прогноз можно будет сделать не раньше осени этого года.

Нужно дождаться двух вещей. Во-первых, чтобы санкции были введены в действие. Во-вторых, должна накопиться какая-то статистика. Если предположить, что события будут развиваться по жесткому сценарию, то это означает отключение от большей части мировой экономики всех, кто в этот список попал. И это большая проблема, поскольку найти рынки сбыта, не связанные с западными странами, довольно проблематично. Потому что, как показывает опыт, даже китайские компании идти на конфронтацию с Западом не хотят.

Чем в этой ситуации может ответить Россия? И к чему приведут «антисанкции»?

У России нет никаких особых рычагов воздействия на Запад. Нефть можно заменить хоть сейчас. Газ — в начале 20-х годов. Какими-то другими уникальными вещами мы не располагаем.

Фото: Reuters

«Импортозамещение – вещь ненужная и вредная»

Многие с тревогой восприняли идею запретить лекарства и другие товары из стран, вводящих санкции против РФ. Насколько это целесообразно?

Это вообще живодерство какое-то. Не у всех лекарств есть аналоги. И не все аналоги одинаково решают проблему. К тому же, большинство болеутоляющих препаратов именно американского происхождения. Поэтому запрет лекарств - это издевательство над собственными больными. Просто они будут мучиться и умирать быстрее. И самое интересное, что мы, как рынок сбыта, для американских компаний — мизер. Они даже не заметят.

Насколько вообще целесообразно импортозамещение?

Импортозамещение — вещь ненужная и вредная. Весь мир, начиная с XIX века, движется не в сторону импортозамещения, а в сторону развития каких-то производств, которые для данного региона подходят. В большинстве случаев, импортозамещение дает либо худшего качества продукт, либо дико дорогой.

Приведу вам один пример, но он показателен. Перед войной товарищ Сталин решил сделать импортозамещение натурального каучука. Он добывается из деревьев, которые растут в тропическом климате. Наши пытались их вырастить в Грузии, но деревья не прижились. И Сталин приказал любой ценой найти замену. Нашли. Оказалось, что в соке одуванчика тоже есть каучук. Совсем мало, но есть. И вот специальный институт вывел сорт мясистого одувана с палец толщиной, чтоб добывать этот каучук. Вы представляете, какова себестоимость такого импортозамещения? Экономического смысла в нем абсолютно никакого нет.

«Переход на американский газ Европа воспримет спокойно»

Вы сказали, что российский газ можно будет заменить в начале 2020-х годов. Американским?

Сейчас США теоретически располагают необходимыми объемами газа в своих месторождениях, с учетом сланцевого. Но практически у них есть только 2 завода по сжижению газа. В 2017 году экспорт американского СПГ (сжиженного природного газа) составил 30 млрд кубов. К концу 2019 года США планируют утроить эти показатели. Для сравнения, Россия экспортировала в прошлом году за пределы СНГ около 190 млрд кубов газа. Так что пока наш газ заменить сложно. Но через какое-то время вполне возможно. Поэтому если будет на то политическая воля, то, в принципе, переход на американский газ Европа воспримет спокойно. Тем более, она располагает большой сетью терминалов по приему СПГ.

А СПГ разве не дороже российского газа?

Тут все неоднозначно. С одной стороны, себестоимость у российского газа довольно низкая. Это связано с тем, что большая часть инфраструктуры — это наследие советской эпохи. Вкладываться вообще не нужно. Эксплуатационные расходы невелики. С другой стороны, газпромовский газ привязан к стоимости нефти. Нефть дороже — он дороже. А американский СПГ привязан к бирже NYMEX. И когда нефть дорогая, он делается дешевле. В течение нескольких лет российский газ обходится Европе даже немного дороже, чем СПГ.

Почему на внутреннем рынке стоимость российского газа постоянно растет?

Это понятно. «Газпром» компенсирует недобор доходов повышением цен на внутреннем рынке, где он монополист. Причем забавно, но сейчас газ для предприятий на внутреннем рынке США дешевле, чем в России. В Штатах монополистов нет. Там сотни производителей, и они довольно сильно конкурируют.

«Технически никакие “потоки” не нужны»

Многие эксперты считают строительство «Северного потока – 2» экономически нецелесообразным. Что вы думаете по этому поводу?

Технически никакие «потоки» не нужны. Эти мощности избыточны. Загрузить все эти трубопроводы поставками совершенно невозможно. Даже уже функционирующий «Северный поток» загружен только на 60% в лучшем случае, а затраты на прокачку газа там на 30% выше, чем через Украину. Советская система транспортировки газа в Европу через Украину, через Беларусь и Польшу, была очень тщательно продумана. И не нуждается в каких-то дополнениях. К тому же, в Европе четко взят курс на постепенный отказ от углеводородной энергетики. Они медленно, но верно двигаются в сторону солнечной и ветряной энергии. В Германии уже 30-35% такой энергии вырабатывается. Притом, что Германия не такая уж и солнечная страна. А в качестве резервных мощностей они предпочитают угольные станции держать. Потому что у них есть свои собственные месторождения угля. Поэтому большинство экспертов считает строительство всех этих «потоков» совершенно ненужной тратой денег. Более того, затраты на их строительство выглядят, мягко говоря, завышенными.

То же самое касается и газопровода «Сила Сибири». Мы собираемся по нему в неизвестном году по неизвестной цене продавать 38 млрд кубов газа в год в Китай. А Туркменистан уже имеет мощности в 87 млрд кубов и прекрасно обеспечивает китайский рынок газом по четырем трубопроводам. И к ним готовы подключиться казахстанские и узбекистанские месторождения. Нам придется перебивать туркменскую цену. Это один из секретов, почему у нас не опубликована цена этого контракта. К тому же, если учесть стоимость транспортировки, то в лучшем случае «Сила Сибири» будет работать в ноль.


Фото: РИА Новости / Алексей Никольский

«Могу довольно точно сказать, когда нас ждут очень тяжелые времена»

Россия кроме нефти и газа миру что-то может еще предложить?

Лес кругляк, алюминий, металл, некоторые продукты нефтехимии. Наша сильная сторона — это сырье и продукция первичного передела. Когда-то мы могли предложить свои услуги в космической отрасли. Но сейчас все это утрачено. И чтоб перестроить структуру экономики, нужно лет 15. При условии, что начнем над этим работать прямо сейчас. А у нас даже теоретически не обсуждается, что нужно делать.

Может ли это привести к тому, что в один «прекрасный» момент вся наша экономика рухнет?

К сожалению, я могу довольно точно сказать, когда нас ждут очень тяжелые времена. На данный момент, от настоящих санкций нас защищает только газ. Пока его заменить нечем, настоящих санкций не будет. Те, которые сейчас, сильного влияния на экономику не оказывают. А вот настоящие санкции — это запретить покупать нашу нефть. Заменить ее можно хоть сейчас. Резервные мощности Саудовской Аравии и Ирана с запасом покрывают объемы экспорта из России. Поэтому, если нам объявят эмбарго, все нефтяники мира будут петь, плясать и праздновать. Будет цена по 100 долларов за баррель, и все неплохо наживутся. Тут же у них пойдет и бурение, и добычу поднимут. Все будут в шоколаде, кроме нас. И все это может случиться уже в начале 20-х годов, когда зависимость от нашего газа ослабнет.

«То, что вы откладываете надолго – не храните в рублях»

Есть понимание, что будет дальше с рублем?

В долгосрочной перспективе предсказать несложно. Посмотрите на историю. За двадцать лет рубль обесценился ровно на 1000%. Легко догадаться, что все проблемы бюджета решаются за счет ослабления рубля. У бюджета порядка 60% дохода связано с экспортом, а расходы почти полностью рублевые. И как только бюджету становится тяжело, рубль слабеет. А народу патриотические песни в утешение.

Фото: Reuters

С рублем стратегически понятно — это запланированная жертва. Другой вопрос — не надо думать, что, например, завтра рубль в 10 раз рухнет. Просто если сейчас с бюджетом хорошо — рубль чуть-чуть обесценивается, будет похуже — он резче обесценится. Это типично для той структуры экономики, которая у нас есть.

При наличии сбережений, как сейчас россиянам ими распоряжаться?

То, что вы откладываете надолго — не храните в рублях. На длинном горизонте доллар или евро свое возьмет. Последние 20 лет сбоев этот подход не давал.

Беседовала Анна Дементьева