"Я и сам очень устал". Анатолий Сердюков дал первое интервью после отставки

Бывший министр обороны объяснился по поводу военной реформы
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Анатолий Сердюков, со скандалом уволенный в 2012 году с поста министра обороны, спустя шесть лет после отставки дал первое интервью. Он объяснил, чего хотел добиться, реформируя Минобороны, и вспомнил, как происходило его назначение и увольнение.

«Для меня это был шок»

Министром Сердюков стал в начале 2007 года, когда подходил к концу второй срок президентства Владимира Путина.

«Когда я в феврале 2007 года вошел в кабинет президента, там был Сергей Борисович Иванов, на тот момент министр обороны. Президент мне сказал: “Есть такое мнение, что вы должны занять пост министра обороны”. Для меня это было… сказать, неожиданно,— это мало. Шок. Потому что я никакого отношения к армии не имел, кроме как служил срочную. Конечно, президент объяснил, с чем это связано,— с экономикой, с финансами. Вот этими проблемами должен заняться человек со стороны», – рассказал Сердюков в интервью «Огоньку».

«Я ведь сам был солдатом»

По словам экс-министра, на первом этапе в течение восьми месяцев он изучал новую науку и объезжал все округа, флоты, штабы армий, корпусов и дивизий. По итогам Сердюков выделил две проблемы, которые необходимо решить – социальную и отношение военных к службе.

«Проблемы взаимосвязанные: нельзя требовать от солдат и офицеров полноценной службы, не создав достойных условий жизни. Самыми сложными, как ни странно, оказались проблемы, связанные с содержанием колоссальной инфраструктуры и оплатой коммунальных услуг. Выходило, что требуется несколько сотен миллиардов рублей дополнительного финансирования. А таких денег нет. Все эти проблемы копились много-много лет. И с чего начинать, когда все надо решать сразу», – рассказал Сердюков.

«Я ведь сам был солдатом и считал, что прежде всего нужно офицеру создать комфортные условия для службы. А потом уже предъявлять какие-то требования. Надо обо всем подумать: где будут учиться его дети, чем будет заниматься жена. Дети офицера должны получать полноценное образование. А если он служит в маленьком городке, где практически ничего нет? Приходит офицер домой, ему жена говорит: “Зачем я вышла за тебя замуж? Посмотри, какие у нас дети талантливые, а тут даже преподавателя нет ни музыки, ни рисования”. Это важно для службы — какая аура в семье», – убежден экс-министр.

«Солдат не хватало даже для того, чтобы ходить в караул»

По словам Сердюкова, все решения принимались при поддержке президента. Одно из самых заметных преобразований – введение электронной очереди на жилье.

«У нас на момент начала реформы не было единой системы учета нуждающихся в жилье. В каждой дивизии свои списки. Офицер меняет место службы и на новом месте вновь становится на учет. Естественно, тебя ставят в конец очереди», – рассказал Сердюков.

По его словам, было решено сделать единый электронный реестр нуждающихся в жилье.

«А ведь натолкнулись на сопротивление! Повсюду были комиссии, и председатели этих комиссий, секретари, которые там рулили, манипулировали очередью, категорически возражали против электронной очереди... Вот по таким причинам реформу не принимала определенная часть управленческого корпуса», – сообщил Сердюков.

По словам министра, в первый год построили 20 тысяч квартир, на следующий год еще 50 тысяч. Таким образом, очередь, которая копилась десятилетия, сократилась на треть.

Сердюков также сократил количество военных городков с 23 тысяч до 700.

«Если вы миллион военнослужащих разделите на 23 тысячи, то увидите, что на один военный городок приходится чуть более 40 человек. А там как минимум два КПП, на которых должны одномоментно находиться два солдата. Солдат не хватало даже для того, чтобы ходить в караул. Есть большая армия, но чем она занята?» – говорит экс-министр.

«Я уж не говорю о том, чего стоит такое огромное хозяйство. Мы самолетами возили трубы для починки котельных. А на содержании Минобороны — 25 тысяч старых котельных! Ремонтировать их и содержать — разорительно для страны. — Когда я уходил, оставалось 700. А исходили из того, что должно остаться 120. Крупные военные базы», – добавил Сердюков.

«Наверняка и мы наделали ошибок»

По словам экс-министра, война с Грузией 2008 года показала, насколько сильно армия нуждается в перевооружении. Он ответил на критику о закупке французских вертолетоносцев «Мистраль» и израильских беспилотников.

«Заниматься новым оружием, когда неизвестно, получится ли, рискованно. Но все, что было наработано за последние десятилетия, мы реализовали. Надо создавать новое. А без международной кооперации в сфере проектирования — это очень сложно», – сказал Сердюков.

Сердюков подтвердил, что перед отставкой почувствовал, что утратил поддержку наверху.

«И я пытался уточнить у руководства. Ответ: работай, все нормально. Но чувствовалось, что пора... Наверняка и мы наделали ошибок. Невозможно осуществить такого масштаба реформу и ни в чем не ошибиться. Я и сам очень устал. Тяжелая работа. Не только физически. Психологически. Мало времени можешь уделить семье, родным, близким. И я прекрасно понимал, что невозможно все время этим заниматься», – сказал Сердюков.

Он добавил, что не предполагал, что его уход с должности будет сопровождаться обысками и возбуждением уголовных дел.