"Дети в форме - это оскорбительно". Автор о деградации "Бессмертного полка"

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Основатель «Бессмертного полка» Сергей Лапенков объяснил, почему перестал принимать участие в шествиях в День Победы и как коммерциализировалась акция памяти.

В 2018 году количество участников шествия превысило десять миллионов человек. В москве в «Бессмертный полк» более миллиона горожан, писал Anews.

«Первые два года мы существовали как сообщество людей»

Акция «Бессмертный полк» впервые прошла в Томске в 2012 году. «В 2012 году на нашем сайте мы составили устав, где сформулировали принципы “Бессмертного полка”. Указали, что мероприятие не носит политический характер, оно не коммерческое, не может служить площадкой для продвижения политиков и чиновников. Как это ни наивно звучит, мы хотели лишь увековечить память о поколении Великой Отечественной войны», - рассказал Сергей «Московскому Комсомольцу».

После первого шествия, но которое вышло около 6 тысяч жителей Томска, политики заинтересовались движением и начали склонять Сергея и других координаторов к сотрудничеству. В 2013 году координаторы акции появились в других городах, но по-прежнему без какой либо политической поддержки.

«Первые два года мы существовали как сообщество людей. У нас не было ни печатей, ни юридической формы, - утверждает Сергей. - Координаторы в регионах занимались этим, объяснили людям, что “Бессмертный полк” - это история про людей и память, это не проект, не акция, спущенная сверху. Нас никто не спонсирует. У нас была задача попробовать сделать “Бессмертный полк” народной традицией. Получилось. Дальше история начала жить сама».

«Нам дали транспарант и сказали пройти»

Коммерциализироваться акция памяти стала, когда координатор «Бессмертного полка» в Москве, ныне депутат Госдумы Николай Земцов решил создать свою организацию. Она сейчас называется «Бессмертный полк России» (БПР).

«Коля стал просить, чтобы для московского отделения сделали другой устав. Дал понять, что без бюджета в столице никак. Мы отказались. Жестко решили – денег на “Бессмертном полку” не делать. И Земцов потерял к нам интерес», - рассказывает Сергей.

Новая организация БПР, в которой Земцов до сих пор является сопредседателем, стала активно сотрудничать с местными администрациями. Главной целью БПР ставило, чтобы как можно больше людей приняли участие в шествии.

«Для меня лично многое стало ясно еще в 2014 году, когда я понял, что “Бессмертному полку” хотят любой ценой придать массовость. Тогда в моем родном Красноярске, где организацией занимались наши товарищи, чиновники все-таки умудрились поставить в ряды “Бессмертного полка” школьников и всучить им транспаранты с фотографиями героев войны, - вспоминает Лапенков. - И когда к подросткам подошел журналист и поинтересовался историей человека на фото, то услышал: “Нам дали транспарант и сказали пройти. Больше ничего не знаем”. Подобные вещи, кстати, сразу выносились координатором на обсуждение, и это купировалось».

В 2015 году после «Бессмертного полка» люди в разных городах находили выброшенные в кусты и мусорные баки транспаранты с фотографиями героев войны.

«Мы провели собственное расследование. К нам кадры с выброшенными транспарантами поступили еще до того, как они появились в сети. Первую видеозапись прислали из Москвы. В кадре были волонтеры в белых футболках без опознавательных знаков. Они раздавали прохожим около метро Тверская транспаранты с фотографиями фронтовиков», - рассказал Сергей.

«И в тот же год на сайте госзакупок мы нашли интересный пункт о проплаченных десяти тысяч конструкций – флагштоках. Речь шла, как я понимаю, о транспарантах для “Бессмертного полка”».

«От чиновников ничего другого ждать не приходилось»

Сергей признается, что теперь не ходит на «Бессмертный полк» и только занимается написанием историй людей для сайта проекта.

«Мне не обидно и не досадно. От чиновников ничего другого ждать не приходилось. Несколько лет удавалось сохранять нашу историю. Многие вещи сейчас я даже не связываю с чиновниками. Просто некоторые люди таким образом представляют День Победы», - объясняет Сергей.

«Для меня 9 мая не предмет бахвальства, а нынешняя бравада, дети в форме - и вовсе для меня оскорбительно и поверхностно. И если бы люди больше говорили о смысле того времени, а не интересовались количеством участников в колонне, тогда сложилась бы другая картина».

«Один мой товарищ в Томске хорошо сказал: “Серега, история “Бессмертного полка” - это про любовь. Она останется. А пену смоет».