17-летняя российская биатлонистка рассказала о домогательствах тренера

Facebook
ВКонтакте
share_fav

17-летняя российская биатлонистка Анна Моисеева из Подмосковья обвинила тренера в сексуальных домогательствах. Когда о ее истории узнали чиновники, дело попытались замять. Тренер уволился из Центра спортивной подготовки по собственному желанию, однако не исключено, что спортсменке еще предстоит пересекаться с ним.

«Сейчас он может спокойно всплыть в другом регионе»

Историю Анны Моисеевой рассказала в интервью газете «Советский спорт» трехкратная олимпийская чемпионка Анфиса Резцова.

«В данный момент у нас возникла вопиющая ситуация, которую, я надеюсь, с вашей помощью мы исправим. В Подмосковье тренируется 17-летняя девочка Анна Моисеева. Не так давно стало известно, что она подверглась домогательствам со стороны старшего тренера Центра спортивной подготовки Московской области Сергея Тутмина. Сначала она ничего про это не рассказывала, но потом не выдержала», – рассказала Резцова.

«Все руководство, вплоть до министра спорта Подмосковья в курсе сложившейся ситуации. И представьте, что тренер Тутмин уволен по собственному желанию. То есть сейчас он может спокойно всплыть в другом регионе и начать работать. Но его же нельзя допускать до детей», – добавила она.

«Ты не откажешься, если я тебе сделаю массаж?»

Журналисты издания встретились непосредственно с Анной и ее мамой. Девочка рассказала, что домогательства начались в сентябре прошлого года в Саранске.

«Сергей Сергеевич пригласил меня к себе в комнату. Перед этим у нас были соревнования, и я предположила, что мы будем разбирать гонку. Я села на кровать, он рядом. И тут он мне говорит: “Ты не откажешься, если я тебе сделаю массаж?” Я ответила, что мне это не нужно. Тогда он положил мне на ногу свою руку и стал говорить: “Ты же понимаешь, зачем я тебя позвал. Тебе это нужно. Ты знаешь, как ты бегаешь (не очень хорошо), а если согласишься построить со мной отношения, то я тебе помогу. Ты пройдешь отбор в команду, у тебя все будет – экипировка, результат”», – рассказала Анна.

По ее словам, тогда она захотела уйти, встала и сказала, что ей нужно подумать.

«Потом ушла в комнату и рассказала обо всем подруге. Мы сидели, думали и не знали, что делать. В итоге я подошла к другому тренеру и попросила его, чтобы он помог мне перейти в другую группу», – рассказала Моисеева.

«Он говорил мне, что это нормально, что так все делают»

Во время следующей встречи с Тутминым, она сказала ему, что ей не нужны отношения с ним.

«Во-первых, это нечестно. Я считаю, что всего должна добиться сама. Когда я ему сообщила, что между нами ничего не может быть, он мне сказал: “Ну как знаешь. Хуже не будет, но и лучше – тоже”. И еще он говорил, что больше мне этого предлагать не будет, а если я вдруг передумаю, то должна сама его попросить об этом», – рассказала Аня.

Несмотря на ее слова, Тутмин не сдержал обещание.

«Как-то при всех строго попросил к нему зайти. Я думала, что-то натворила. Зайдя к нему в комнату, услышала: “А почему ты в штанах? Ты должна была прийти в шортах. Иди, переодевайся”. Я ответила, что буду одеваться так, как хочу я. В ответ он сказал, что я могу не приходить на собрание и вообще могу идти куда хочу. Я ушла и переоделась, как он требовал. Он подошел, погладил меня по ногам», – сказала Анна.

«Я хотела быть на собрании, хотела быть в команде. Но это становилось невозможным. Он постоянно спрашивал, не передумала ли я. Подходил и интересовался, почему я к нему не захожу. Еще он говорил мне, что это нормально, что так все делают, чтобы я не думала, будто это он такой плохой. Однажды мне удалось сделать аудиозапись нашего разговора. Там слышно, как он снова объясняет, почему я должна вступить с ним в отношения. А в марте так вышло, что мы остались вдвоем в вакс-кабине. Он подошел и пытался меня поцеловать. Я убежала», – вспомнила девушка.

«Позже мы подписывали документы и моего почему-то в общей стопке не оказалось. Он говорит мне: “А твоя бумага у меня в номере, зайди-распишись”. Там он спросил, подумала ли я? Потом сказал, что не будет меня шантажировать за нарушение режима, что с его стороны так поступать неправильно. И тут же: “Но я хотел бы, чтобы ты меня за это отблагодарила”», – рассказала Анна.

«Только не сообщайте вашему папе»

В дальнейшем, по словам Анны, ей стало тяжело соревноваться. Ей давали плохие патроны для стрельбы, перестали брать на выступления от команды. Тогда она не выдержала и решила все рассказать маме. Но тут ей позвонила личный тренер Елена Борисовна, которой она поведала историю первой.

«Да, вот так вышло, что первой все узнала наш тренер», – говорит мама спортсменки Ольга.

«Елена Борисовна прислала СМС: “Мне нужно с вами поговорить, только не сообщайте вашему папе об этом”. А дочка прислала другое сообщение: “С тобой хочет поговорить Елена Борисовна, не пугайся, со мной все в порядке”. Из этого, конечно, следовало, что не в порядке ничего! Елена Борисовна приехала и рассказала про домогательства, после чего включила аудиозапись. Я не смогла ее даже дослушать до конца – настолько это было ужасно, и я не могла в это поверить», – говорит Ольга.

«Ну ты подумай, если сейчас все об этом узнают, не навредит ли тебе это в будущем?»

На следующий день Анну вызвали на встречу с президентом федерации биатлона Московской области Алексеем Нуждовым и министром спорта Подмосковья Романом Терюшковым.

«Они сказали, что они на моей стороне, во всем разберутся. И оторвут этому тренеру голову. Но разговор был немного странный. Например, президент федерации спросил у меня, почему я не пришла с этой проблемой сразу к нему. Мол, мы бы все уладили. Потом еще сказали: “Ну ты подумай, если сейчас все об этом узнают, не навредит ли тебе это в будущем?”» – рассказала девочка.

Кроме того, Аня и ее мама позвонили на горячую линию «Ребенок в опасности». Там обещали передать обстоятельства дела в следственный комитет. После этого тренер уволился из Центра спортивной подготовки по собственному желанию.

«Понимаете – его не уволили, а он сам написал заявление. При этом он продолжает оставаться тренером в других организациях, и теоретически Аня и сейчас с ним может где-то столкнуться», – говорит Ольга.