"Он шел по головам". Советские катастрофы эпохи гласности

«Вал крови, боли и отчаяния в одну секунду заполнил здесь всё».
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Во второй половине 1980-х в СССР началась эра гласности - информационной открытости, которая совпала по времени с масштабными техногенными катастрофами.

Аварии, крушения, взрывы и сотни погибших - сегодня Anews расскажет вам о страшных инфоповодах и о том, как с ними справлялась новорожденная советская свобода слова.

Советский «Титаник»

«Увидел приближающееся по левому борту судно с сотнями огней. До нас доносилась музыка, люди танцевали, гуляли по палубам. Они с любопытством смотрели на приближающийся к ним балкер, затем лица их застыли в недоумении, и затем ужас охватил их, и они бросились к противоположному борту...»

Так описывал произошедшее 31 августа 1986 года первый помощник капитана Павел Попов. Ночью последнего дня лета недалеко от Новороссийска его судно, балкер «Пётр Васёв», протаранило бок пассажирского парохода «Адмирал Нахимов».

Схема столкновения. Красным цветом обозначен «Адмирал Нахимов», голубым - «Пётр Васёв»

Столкновение оставило в борту парохода пробоину площадью в 80 квадратных метров. Судно, на котором находились 1243 человека, затонуло в течение 8 минут.

На следующий день на месте катастрофы начали работать водолазы. «Нахимов» лежал на дне на правом борту, поэтому внутрь можно было попасть, только прорезав отверстия в корпусе.

В коридорах участники операции обнаружили завалы из мебели и трупов. Большинство дверей кают заклинило и тела людей можно было извлечь, только предварительно взломав двери.

10 сентября один из водолазов погиб. 19 сентября попал в завал и не смог самостоятельно выбраться второй водолаз. После этого поисковые работы на затонувшем пароходе были прекращены.

«Адмирал Нахимов»

Всего по официальной версии погибли 423 человека (359 пассажиров и 64 члена экипажа). Однако найти и поднять на поверхность удалось не всех. 64 погибших навсегда остались под водой.

Информацию о трагедии поначалу сдерживали. В Новороссийск не был пропущен ни один иностранный журналист. Сведения, поступавшие в газеты, тщательно цензурировались. Однако 5 сентября ЦК КПСС, Президиум Верховного совета и Совета министров СССР выпустили обращение с соболезнованиями семьям, родственникам и близким погибших, которое было опубликовано в газете «Правда». С выходом этого номера по телевидению стали транслировать репортажи с места гибели судна.

Расследование показало, что столкновение произошло, главным образом, по вине капитана «Петра Васёва» Виктора Ткаченко. Он при управлении судном не руководствовался визуальными наблюдениями, полностью полагаясь на САРП - систему автоматизированной радиолокационной прокладки курса.

САРП на современном тренажёре

Считается, что Ткаченко неоднократно получал предупреждения от своего третьего помощника Зубюка и по радиосвязи с «Адмирала Нахимова», но обратил на них внимание слишком поздно, когда столкновения избежать уже было невозможно. Свои доклады Зубюк одновременно записывал в бортовой журнал, и уже после аварии Ткаченко стёр показания в бортжурнале, вписал новые и пытался заставить Зубюка согласиться с изменёнными данными.

Также рассказывается, что «Пётр Васёв» сыграл ещё одну страшную роль в трагедии. Корабль получил приказ спасать попавших в воду и пошёл обратно - а поднявшиеся волны понесли людей ему навстречу.

«Я увидела, как на нас надвигается огромное судно - вспоминала бортпроводник «Нахимова» Ирина Котлярова - Это был "Пётр Васёв". Он шел по живому морю - столько в воде барахталось людей. Он шел по головам и плотикам, темный и безлюдный, как "Летучий Голландец"».

«Возле этого судна было много плотов с людьми. Оно побило все эти плоты, попереворачивало все… - добавляла повар Раиса Фирсова - Винтом порубило много жертв в воде, возле нас плавали руки, ноги...»

«Пётр Васёв» после столкновения

Что касается капитана «Адмирала Нахимова» Вадима Маркова, тот он на момент происшествия покинул мостик, оставив за себя второго помощника Александра Чудновского. Хотя Чудновский и пытался предотвратить катастрофу, всё же его действия были признаны неоптимальными - своими попытками уйти от столкновения он фактически подставил «Васёву» борт вместо носа. Не предпринимай он резкой смены курса, возможно, смог бы разминуться с балкером или столкнуться под острым углом без столь катастрофических последствий.

Балкер - разновидность сухогруза, ориентированная на перевозку сыпучих грузов

Впрочем, Чудновский перед судом не предстал. Увидев, что произошло, он спустился в свою каюту, закрылся на ключ и ушел на дно вместе с кораблём.

Оба капитана были осуждены на 15 лет лишения свободы. Правда, в марте 1992 года их помиловали власти новых государств, России и Украины.

Виктор Ткаченко сменил фамилию на фамилию жены - Тальор - и эмигрировал в Израиль. В сентябре 2003 года яхта под его командованием потерпела крушение около берегов Канады. Никто не выжил.

Вадим Марков стал капитаном-наставником и после освобождения жил в Одессе до смерти в марте 2007 года.

Море в радиусе 500 метров от затонувшего парохода «Адмирал Нахимов» официально признано местом захоронения жертв катастрофы. Постановка на якорь, погружение водолазов и иные действия, нарушающие покой места захоронения, там запрещены.

Памятник жертвам катастрофы на мысе Дооб под Новороссийском

«Вал крови, боли и отчаяния в одну секунду заполнил всё»

Другая крупная катастрофа также случилась летом. 4 июня 1988 года в полдесятого утра на железнодорожном переезде города Арзамас прогремел мощнейший взрыв.

«Я проводил совещание с работниками службы по труду и заработной плате всех СМУ - рассказывал один из очевидцев, П. Шалаев - Взрыв потряс здание, заходили перекрытия и стол, попадали стулья. Услышав взрыв, я закричал: „Землетрясение! Срочно покинуть здание!“ Выбежали на улицу и увидели огромный столб дыма белого цвета в виде гриба высотой порядка 200 метров».

Гриб от взрыва

Взлетели на воздух три вагона со взрывчаткой для горных работ: 30 тоннами гексогена, 30 тоннами тротила и 60 тоннами других веществ.

В результате были полностью уничтожены 44 частных дома в радиусе 150 метров от эпицентра, еще 107 зданий сильно пострадали. Были повреждены 2 больницы, 49 детских садов, 14 школ, 69 магазинов. В 70% домов во всем Арзамасе вылетели стекла.

Согласно официальным данным, погиб 91 человек. Однако некоторые жертвы посчитать было невозможно - во время взрыва на железнодорожном переезде скопилось несколько десятков атомобилей, которые были разорваны на мелкие куски вместе с водителями и пассажирами.

Схема железнодорожного переезда. Пересечение дорог оказалось практически в эпицентре взрыва

Ранеными же оказались более полутора тысяч человек.

«Тишина, пустой коридор, только где-то воет сирена - вспоминал Вячеслав Аляев, врач-травматолог городской больницы - И тут… в грязи, в крови, возбуждённые… этот вал крови, боли и отчаяния в одну секунду заполнил здесь всё.

Кровотечения, выбитые глаза, оторванные руки, пальцы… Дай бог, чтобы таких вещей никому не видеть...».

Многократно отмечалось, что, несмотря на разрушения и хаос, в городе не было зафиксировано ни одного случая мародёрства.

В отличие от происшествия с «Адмиралом Нахимовым», всесоюзные СМИ сообщили о трагедии уже на следующий день. В эфире программы «Время» было сказано, что советское руководство «выражает глубокое соболезнование семьям, родственникам и близким погибших, и всем пострадавшим».

Кадр из программы «Время», вышедшей 5 июня 1988 года с новостями о катастрофе в Арзамасе

При расследовании причин катастрофы главными были две версии: диверсия и несчастный случай.

Первый вариант обсуждали очень бурно. Находились даже свидетели, утверждавшие, что видели на одном из вагонов струйку дыма, идущую по бикфордову шнуру.

А в 2003 году твёрдую уверенность в диверсии высказал губернатор Нижегородской области Геннадий Ходырев.

Тем не менее, следствие не нашло подтверждений этой версии. Зато в четырех вагонах этой же партии, отцепленных ранее и отправленных по другому маршруту, обнаружили, что гексоген был рассыпан по полу. Мешки со взрывчаткой в нарушение правил безопасности хранились под досками и перетёрлись о торчавшие из дерева гвозди.

Механизм того, как на рассыпанную взрывчатку могло попасть пламя, так и не был достоверно выяснен.

В память о жертвах была возведена часовня и установлен памятник, собранный из обломков поезда, в центр которых поместили циферблат с точным временем взрыва - 9:32.

«А как много было детей!»

Ровно через год - 4 июня 1989 года - в Иглинском районе Башкирской АССР произошла крупнейшая катастрофа в истории отечественных железных дорог.

И снова причиной катастрофы стал взрыв. По невероятному совпадению, он произошёл в момент встречного прохождения двух пассажирских поездов: № 211 Новосибирск — Адлер и № 212 Адлер — Новосибирск.

На этот раз сдетонировала не взрывчатка, а газовая смесь, поднявшаяся в воздух из трубопровода «Западная Сибирь — Урал — Поволжье».

Согласно установленной позднее картине событий в трубопроводе образовалась узкая щель длиной 1,7 метра. Примерно за три часа до катастрофы приборы показали падение давления.

Увидев это, дежурный персонал увеличил подачу газа для восстановления давления. В результате этих действий через трещину вытекло значительное количество пропана, бутана и других легковоспламеняемых углеводородов. Выходившие газы были тяжелее воздуха и копились в низине, по которой в 900 метрах от трубопровода проходила Транссибирская магистраль.

«Вхожу в полосу сильной загазованности» - сообщил по радиосвязи машинист одного из поездов. Через несколько секунд прогремел взрыв.

«Во втором часу ночи по местному времени со стороны Башкирии взметнулось яркое зарево. Столб огня взлетел вверх на сотни метров, затем докатилась взрывная волна. От грохота в некоторых домах вылетели стёкла» - описывал свои впечатления Геннадий Верзян, житель города Аши Челябинской области, находящегося в 11 километрах от места взрыва.

На место происшествия сразу же помчались множество людей. Рассказывали, что у каждого раненого дежурили добровольцы, помогая медикам оказывать помощь. Одним из откликнувшихся был Валерий Михеев, заместитель редактора местной газеты:

«То, что увидели, невозможно представить себе даже при больном воображении! Как гигантские свечи горели деревья, вишнево-красные вагоны дымились вдоль насыпи. Стоял совершенно невозможный единый крик боли и ужаса сотен умирающих и обожженных людей. Полыхал лес, полыхали шпалы, полыхали люди. Мы кинулись ловить мечущиеся “живые факелы”, сбивать с них огонь, относить ближе к дороге подальше от огня. Апокалипсис…

А как много было детей! Вслед за нами начали подъезжать медики. В одну сторону мы складывали живых, в другую — мертвых. Помню, нес маленькую девочку, она меня все про свою маму спрашивала. Передал на руки знакомому врачу — давай перевязывай! Он отвечает: “Валерка, уже все…” — “Как это все, только что разговаривала?!” — “Это в шоке”».

Обгоревший лес вокруг эпицентра взрыва, съёмка с воздуха

Уже в день происшествия на место прибыл председатель Верховного Совета СССР Михаил Горбачев и члены правительственной комиссии. Председателем комиссии по расследованию был назначен заместитель председателя Совета Министров СССР Геннадий Ведерников.

Геннадий Ведерников даёт интервью на месте происшествия

5 июня в память о погибших в стране был объявлен однодневный траур.

Михаил Горбачев посещает пострадавших в госпитале в Аше

Мощность произошедшего взрыва оценивается в 250 - 300 тонн тротила. Его конкретную причину так и не установили, однако при настолько сильной концентрации газов было достаточно даже минимального источника пламени - искры из-под колеса или зажженной сигареты.

Из порядка 1200 пассажиров двух поездов погибли 575 человек (по другим данным - 645).

Согласно официальной версии, утечка газа произошла из-за повреждений, нанесённых ковшом экскаватора при строительстве в октябре 1985 года, за четыре года до катастрофы. Сама утечка началась за 40 минут до взрыва.

По итогам шестилетнего судебного разбирательства были осуждены девять должностных лиц, ответственных за строительство. Среди них - начальник строительно-монтажного управления треста «Нефтепроводмонтаж», прорабы и конкретные исполнители. Двое из них были выпущены по амнистии. Семеро получили различные сроки, максимум - пять лет лишения свободы.

В 1992 году на месте трагедии был сооружён мемориал с восьмиметровым монументом. Ежегодно у него проходят траурные митинги.

Башкирское отделение Куйбышевской железной дороги построило новый остановочный пункт «1710 километр». Все электрички, следующие из Уфы в Ашу, делают здесь остановку. У подножия монумента лежат несколько маршрутных досок с вагонов поезда Адлер — Новосибирск.