"Скинь мне на карту". Как "Сбербанк" стал опорой теневой экономики

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Российская теневая экономика, в которой трудятся, по разным оценкам, от 30% до 50% россиян, находит убежище в самых неожиданных местах, пишет Bloomberg. Одно их них - подконтрольный государству «Сбербанк».

Власть призывает граждан «выйти из сумрака», однако те не торопятся. Россияне полагают, что на теневой стороне экономики живется гораздо более спокойно, чем под зорким оком налогового инспектора. Как их оттуда выманить — власти не знают.

Что происходит?

Через систему онлайн-платежей «Сбербанка» в 2017 году прошло около одного триллиона рублей регулярных перечислений денег между клиентами и рядом счетов. Часть этих транзакций может быть связана с коммерческой активностью, считает старший управляющий директор «Сбербанка» Михаил Матовников.

Что это значит?

Это может свидетельствовать, что часть денег шла на обслуживание «неформального сектора», то есть теневой экономики, поясняет Матовников. При этом доля транзакций из категории «прочее» выросла в 2017 году на 77%: основную часть составляют переводы с карты на карту. Около двух третей этих платежей прошли через «Сбербанк».

Таким образом, крупнейший банк России неожиданно превращается в платформу, через которую, вероятно, проходят денежные потоки людей из «серого бизнеса», пишет Bloomberg.

Почему так?

Теневой сектор экономики России переходит в цифровой режим, считают аналитики. Это связано со снижением в последние годы транзакционных издержек и операционных рисков при использовании онлайн-каналов по сравнению с наличностью.

А «Сбербанк» - флагман банковского сектора России, поэтому он и оказался на переднем крае цифровизации теневой экономики.

А что государство?

Правительство пытается заставить россиян «выйти из тени». Однако пока это ни к чему не приводит. Несмотря на объявленные еще в 2016 году налоговые каникулы, самозанятые граждане не собираются регистрироваться в качестве налоговых агентов. По состоянию на 1 февраля 2018 года это сделала всего тысяча человек.

Кто все эти люди?

Определить правовой статус самозанятых (репетиторов, нянь, домработниц, водителей) президент Владимир Путин требует от правительства как минимум с 2015 года. По данным Фонда ОМС, общее количество таких работников в России составляет 15–20 млн человек. Они они получают регулярный доход, но не платят налоги государству. Потери бюджета в этой связи оцениваются оцениваются примерно в 100 млрд рублей.

Что делать?

Бизнес-омбудсмен Борис Титов предложил правительству предоставить самозанятым статус «индивидуального предпринимателя без права найма» и возможность работать по патенту стоимостью 10 тыс. рублей в год. «Такая модель создает удобные условия как на этапе начала деятельности, так и в случае ее прекращения», — рассказал Титов ТАСС.

Однако Минэкономразвития и Минфину идея не понравилась. По их мнению, крупная разовая выплата отпугнет граждан. Как считают в правительстве, психологически проще платить процент с каждой операции — так называемый транзакционный налог.
Глава Минэкономразвития Максим Орешкин считает, что ориентироваться надо на 6% от выручки (столько сейчас платят ИП по упрощенной схеме), но ставка еще требует обсуждения с социальным блоком.

По словам главы Минтруда Максима Топилина, основная проблема — отсутствие достоверных данных о заработке самозанятых. Без этого трудно установить справедливый размер отчислений.

ФНС уже заявила, что готова взимать налог с самозанятых через специальное мобильное приложение — в режиме онлайн, без отчетности и с нулевыми издержками.

Однако даже первый вице-премьер Игорь Шувалов не верит, что у них что-то получится. «Пока мы не видим мотивов и не понимаем, как сделать реальным такой ресурс для тех, кто получает в оплату за свои услуги наличные деньги», — честно признался чиновник на коллегии налоговой службы (цитата по РИА Новости).


Хочешь понять, что происходит на самом деле?

Читай канал «Ясно Понятно».

Просто и доходчиво - о самых важных новостях в обществе, политике и экономике. Без лишних слов расскажем о том, кто виноват и что делать.