"Экипировка, кстати, г..но". Как на самом деле устроена служба в ОМОНе

Facebook
ВКонтакте
share_fav

ОМОН - один из самых узнаваемых «брендов» в правоохранительных органах. Даже переименование милиции в полицию не поколебало его позиций - просто «отряд милиции особого назначения» сменился на «отряд мобильный особого назначения».

Сегодня Anews хочет показать - что же скрыто за бронежилетами, масками и камуфляжем? Любят ли омоновцы свою службу? Что рекомендуют новичкам? И как относятся к происходящему в стране?

«Мы тебе говорили: не ходи замуж за омоновца!»

Человеку, желающему вступить в ряды знаменитого подразделения, необходимо понимать всю серьёзность этого выбора. О том, какие трудности могут ожидать новичка рассказал заместитель начальника ОМОНа по Брянской области Андрей Шумилин.

Андрей Шумилин (слева)

Прежде всего, сотруднику ОМОНа приходится постоянно перестраиваться, решая разнотипные задачи:

«Находясь здесь, в Брянске, мы обеспечиваем порядок на различных массовых мероприятиях. В служебных командировках на Северном Кавказе мы выполняем совсем другие задачи. Это участие в контртеррористических операциях, преследование и уничтожение членов бандформирований.

На Северном Кавказе мы в боевой обстановке. У нас тяжелое вооружение: автоматы, пулемёты, БТР, там мы ходим в дозоры, дежурим на блокпостах. Здесь же (в Брянске) нас окружает другой контингент – наши сограждане, которые пришли отдохнуть на праздник. При массовых мероприятиях у нас нет при себе огнестрельного оружия, а только палки, слезоточивый газ, наручники.

Приходится кропотливо учиться. У нас очень много практических и тактических занятий, поскольку тактика использования сотрудников на Кавказе одна, на футбольном матче – другая, при митингах – третья. И везде всё надо знать и уметь».

Ещё одним важным аспектом службы в ОМОНе Шумилин называет крепкий семейный тыл:

«Девушка на стадии знакомства с молодым человеком, зная, что он служит в ОМОНе, воспринимает его как крутого парня, который ходит в форме и знает приёмы рукопашного боя. Когда же она становится его женой, рожает ребенка, а он вдруг собирается и уезжает на полгода, оставляя её одну, начинает смотреть на службу и на мужа уже иначе.

Тут ещё родственники начинают её подначивать: “Мы тебе говорили: не ходи замуж за омоновца, а ты не послушала!” Находясь на службе, парень узнает о семейных проблемах и уже не служит, он волнуется. В результате нет уже того качества выполнения задачи. Поддержка семьи – это очень важно».

«Это рабство. Причем рабство в аду»

Намного более жёстко служба в ОМОНе была охарактеризована в интервью, выпущенным в апреле 2017 года медиа-ресурсом «Протестная Москва».

Там приводились слова анонимного сотрудника, который совершенно не стеснялся в выражениях: «В месяц у нас всего 3–4 выходных. Рабочий день, бывает, доходит до 12–17 часов. На жаре, в мороз — никого не еб...т. Экипировка, кстати, г..но, и это тоже никого не еб...т».

Обманывают сотрудников и с денежным вознаграждением:

«Работа в ОМОНе — это рабство. Причем рабство в аду. Я тут недавно видел объявление о найме — там обещают до 70 тысяч рублей. Полный пизд...ж. По факту ты заработаешь около сорокета, из которого у тебя останется только на жратву.

У тебя вычтут налоги, минус плата за общагу (потому что жить ты будешь именно там), минус ещё платежи, минус отправить деньги семье, и у тебя уже меньше тридцатника».

Герой интервью уверен, что в ОМОН не могут прийти работать по нормальной причине:

«Сюда идут, или потому что надо вырваться из дома, или потому что тупые и ничего не умеют. Ну серьёзно, в Макдональдсе платят больше, рабочий день меньше, еще и пожрать дают. Здесь можно ни хрена не уметь и ничего не делать, а бабки получать за то, что над тобой издеваются».

При этом почему-то отмечается, что многие за эту работу держатся:

«В руководстве Росгвардии половина народа не знает законы, им вообще наплевать. Сами командиры регулярно требуют от нас этот самый “закон” постоянно нарушать. И никто им не перечит, на улице остаться дураков нет».

Омоновцы подвергаются постоянному контролю и унижениям:

«Чтобы уехать из общаги к девушке, ты должен написать заявку. В заявке указать, ФИО, адрес, контактный номер человека и время пребывания у нее дома. Иногда бойцы спрашивают: “Это, а если я в клубе тёлку сниму, тогда что писать?”. Отвечают: “Сотрудник органов, боец, так поступать не должен!”. А в скотских условиях работать, значит, должен».

Главные же выводы интервью - ОМОН развален, сотрудники профессионально недееспособны и разбегутся при первой же серьёзной опасности:

«ОМОН не умеет стрелять. Это смешно, но правда. Стреляем мы раз в три месяца. ОМОН умеет обращаться только с дубинкой.

Как мы стали Росгвардией вместо МВД, сюда пришли какие-то левые чуваки из военки. Говорят, деньги сейчас базарят только в путь. При этом часто даже не воруют. Просто тратят х... поймёшь как. Никто ничего не умеет, никто ничего не знает, всем на всё реально плевать.

Если начнется реальный пи...ц, революция там, у нас все всё побросают и домой поедут. У всех семьи есть, родственники, их кормить надо, все жить хотят. Понимаешь, было бы что защищать, а всю эту по...боту защищать вообще незачем».

«Было интервью, или нет - это вопрос. А вот подача гнилая»

Интервью спровоцировало серьёзную реакцию - не только от публичных людей, но и от работников правоохранительных органов. Вот, например, некоторые реплики с форума сотрудников МВД:

«Разные отряды - разные условия и порядки. Пожал плечами… возможно кой-чего из изложенного и есть».

Подготовка бойцов ОМОНа вызвала у посетителей форума разные оценки:

«Вот это (отсутствие учений и тренировок) - точно бред. Бойцы как раз постоянно тренируются в разных условиях, на разных полигонах. Щиты, спецсредства и прочее - какие там дубинки. Это не считая командировки. И этот фактор от отрядов не зависит. В остальном многое зависит от отряда».

«Подтверждаю. Наши (в областном центре) тоже дурака не валяют».

«Если уж быть объективным, то есть пару примеров. Отправили учиться на пулемётчика, а там по 5 пулемётных патрона на брата, зато на пистолет штук по 100 на каждого.

Ну, это ещё куда ни шло. Поехал товарищ в Нальчик на гранатомётчика учиться - группа 22 человека, а выстрелов 17!».

«Мои бойцы завтра на Кавказ поедут. Треть из них - молодые, необученные... как с тремя патронами мне их научить хотя бы своего оружия не бояться?».

«Стрельбы из пистолета минимум раз в неделю, и не по 3 патрона, ни с пистолетными, ни с автоматными, ни с пулемётными, ни со снайперскими патронами проблем нет».

Однако в одном посетители форума были единодушны - общая организация дел оставляет желать лучшего:

«Сколько я своих денег за 13 лет службы потратил на эти бумаги, папки, обложки, заправку картриджей, на комплектование учебно-материальной базы, на различные "скидывания" на покупку того или иного имущества. Не счесть.

А покупка формы, обуви и т.д. и т.п. за свой счет давно стала нормой. На строевом смотре когда кому-то делают замечание из-за старой формы, за "неуставные" берцы, и он отвечает, что не выдают - на него смотрят, как на инопланетянина. Мол, зарплату получаешь - покупай.

Зато на пышные концерты ко дню Росгвардии, на всякую такую “хохлому” у нас денег немеряно. Накипело уже».

«Если сложить по России, сколько сотрудников своих денег сдали - можно свою частную Армию создать. И одеть, и обуть, и обеспечить действительно всем необходимым».

Однако общий посыл скандального интервью посетители форума видят в другом и оценивают отрицательно:

«Обрати внимание на основную мысль, которую они пытаются протолкнуть: "Если будет серьезная заваруха, ОМОН плюнет и разойдётся по домам. Всем на всё на..ать, власть защищать никто не рвётся”. Вот в чём главная-то гнильца».

«Было интервью, или нет - это вопрос. А вот подача гнилая, полностью согласен».

«Главное, сам будь на связи - кому твоя девушка нужна?»

В таком же духе высказался и ветеран силовых ведомств, отреагировавший на интервью в блоге.

«По факту, единственный кого должен волновать вопрос экипировки – это ты сам. Не устраивает – купи себе то, что считаешь нужным. Я ездил в командировки в своем собственном бронежилете и в своем собственном шлеме, ребята из Московского ОМОНа могут подтвердить. Из выданного Государством у меня были пистолет, автомат, патроны и гранаты. Всё. И ничего страшного в этом не видел. И так, как я, делают сотни и тысячи сотрудников всех ведомств».

«С переходом в Росгвардию со стрельбами вышла “просадка”, но сейчас ситуация выправляется, насколько мне известно».

«(По поводу необходимости оставлять адрес, уезжая к девушке) Пишите любой существующий адрес и любой телефон. Если проверят – разведите руками, мол, какой мне дали – такой и я Вам дал. Всё!

Но я на 99,9% уверен, что никто проверять не будет... Пишут, что попало, никто не проверяет. Да и зачем проверять? Главное, сам будь на связи - кому твоя девушка нужна?».

«Прочитавший “интервью” должен поверить, что в ОМОНе одни нытики, не “умеющие стрелять” и мечтающие разбежаться по домам? Так вот, те, кто ТАК подумал — совершил ошибку. Совершенно точно».