"Все становится на места". Что не так в последних словах летчиков Ан-148

«Крайне вероятен сценарий подмены авторства реплик второго пилота и командира воздушного судна»
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Опубликованные накануне переговоры пилотов разбившегося под Москвой самолета Ан-148 не до конца точны. Судя по всему, там перепутаны реплики командира воздушного судна и второго пилота. Если это так, то получается, что второй пилот предлагал правильные действия, а командир вел самолет к гибели.

Ан-148 авиакомпании «Саратовские авиалинии» разбился в Подмосковье 11 февраля. Все члены экипажа и пассажиры погибли. Накануне СМИ обнародовали расшифровку последних переговоров летчиков разбившегося самолета, сообщал Anews.

«Представленная "расшифровка" дезинформирует общественность о происходившем в кабине. В ней перепутаны диалоги командира воздушного судна и второго пилота, присутствуют слова и фразы, которых нет в аутентичной записи переговоров», – сообщил РИА Новости представитель Росавиации.

Сам факт публикации в Росавиации сочли «неэтичным» и отметили, что подобные действия не соответствуют стандартам расследования авиакатастроф. В ведомстве подчеркнули, что обнародование записи может произойти только в том случае, если соответствующая санкция будет получена от правоохранительного органа, ведущего следствие по происшествию.

«Насколько известно, орган предварительного следствия разрешения на публикацию записей бортового магнитофона и расшифровку этих записей не давал», — добавил собеседник агентства.

При этом сайт РБК, опубликовавший запись переговоров, сообщил, что источники в Росавиации и Межгосударственном авиационном комитете подтвердили ее подлинность.

«Все становится на свои места»

О том, что в обнародованной расшифровке могут быть перепутаны слова летчиков, еще до сообщения Росавиации в фейсбуке написал знакомый погибшего в авиакатастрофе второго пилота Сергея Гамбаряна Павел Семченко.

«В расшифровке речевого самописца реплики принадлежность реплик командира воздушного судна и второго пилота достоверно не установлена. Так, командир воздушного судна в случае, если он не является пилотирующим вторым пилотом, при нарушениях в работе второго пилота забирает управление и продолжает полет сам», – написал Павел Семченко.

«Крайне вероятен сценарий подмены авторства реплик второго пилота и командира воздушного судна: если слова командира воздушного судна на самом деле говорил второй пилот, а слова второго пилота – командир, то все становится на свои места. Второй пилот выдавал верные рекомендации по исправлению ошибок пилотирующего командира», – добавил Семченко.

«Шансов у экипажа не было»

Согласно обнародованной в феврале расшифровке параметрических самописцев, пилоты перед вылетом не включили обогрев приборов, отвечающих за измерение скорости. В результате летчики получали заниженные данные о скорости полета и, судя по всему, попытались разогнать самолет, направив его к земле, несмотря на то, что его скорость и так была достаточной.

Председатель комиссии по гражданской авиации Общественного совета «Ространснадзора» Олег Смирнов заявил радиостанции «Говорит Москва», что причиной катастрофы стали отсутствие опыта и грамотного взаимодействия командира и второго пилота.

«При такой слетанности никуда не годной экипажа, при таком отсутствии взаимодействия командира корабля и второго пилота в нестандартной ситуации, при таком отсутствии тренировок на тренажерах в подобных ситуациях, шансов у экипажа не было. Это подтверждает эта расшифровка», – считает Олег Смирнов.

По его словам, даже при поломке датчика скорости полета пилоты могли ориентироваться по другим показателям: «Расшифровка показала, что, несмотря на сигналы, никаких мер со стороны экипажа для того, чтобы прекратить снижение с колоссальной вертикальной скоростью, не было принято. А другие приборы работали прекрасно – авиагоризонт, высотомеры, вариометр. Пилотируй по ним! Зачем тебе этот указатель скорости? Ни командир, ни второй пилот не сочли возможным при отказе одного единственного прибора перейти на показания других приборов», – говорит Смирнов.

Ранее «Московский комсомолец» сообщал, что командир Валерий Губанов и второй пилот Сергей Гамбарян ранее почти не пересекались. Губанов на момент катастрофы налетал всего 58 часов в качестве командира воздушного судна — до этого он долгое время летал как второй пилот. Получается, что человек, который имел столь маленький опыт руководства экипажем, оказался в одной кабине со вторым пилотом Сергеем Гамбаряном, научившимся летать только год назад (до этого он был бортпроводником), отмечал МК.

«Вообще не поняли, что происходит»

Другой летчик – Александр Романов – уверен, что у пилотов не было ни малейшего понимания, что происходит в кабине.

«Судя по расшифровке, люди вообще не поняли, что происходит», — сообщил Романов «Пятому каналу». По его словам, пилоты не должны были уводить самолет вниз вместо того, чтобы набрать высоту.

С ним согласен и майор ВВС, мастер спорта по высшему пилотажу Андрей Красноперов. «Они не оценили ситуацию. Надо было сделать правильные выводы, увидев, что по приборам скорость — ноль км/ч, но самолет летит в наборе с нормальными углами атаки, и высота растет. Тем более система показывает так называемую путевую скорость, на которую тоже следовало ориентироваться», – сообщил Красноперов «Коммерсанту».

«Можно было понять, что если ее показатель составляет 450-500 км/ч, надо лететь дальше, зачем делать все эти движения? Ошибка в том, что они не поняли, что у них произошел отказ датчиков полного давления. Что тут сказать? Надо больше тренироваться, анализировать полет. А то у нас многие пилоты привыкли включать автопилот после взлета и отключать перед посадкой», – добавил летчик.

«Весь летный состав имеет свидетельства»

В свою очередь, «Саратовские авиалинии» опровергли обнародованную накануне на сайте 78.ru информацию о том, будто бы авиакомпания работала с многочисленными нарушениями.

«В ноябре 2017 года на предприятии проводилась проверка Росавиации, все замечания по которой были устранены в срок, установленный регулятором. На 11 февраля, когда случилась авиакатастрофа и на текущий момент внеплановой проверки Росавиации, проводимой на предприятии после трагедии 11 февраля – в АО «Саратовские авиалинии» весь летный состав имеет свидетельства в соответствии с требованиями уполномоченного органа в области гражданской авиации. Никаких просроченных свидетельств пилотов у летного состава в компании нет», – говорится в сообщении.

«В авиакомпании "Саратовские авиалинии" на данный момент нет официальной выписки внутрикабинных переговоров рейса Москва-Орск 11 февраля 2018 года», – добавили там.