"Террористам выгоден онанизм". Учителя о диких и смешных случаях в школе

Преподаватели - о бреде на экзаменах и неадекватных учениках.
Facebook
ВКонтакте
share_fav

После школы у каждого в памяти остается ворох смешных и грустных историй, которые вспоминаются всю жизнь. У учителей таких историй еще больше, ведь школа - их работа.

“Умный журнал” изучил профессиональные форумы, чтобы выяснить, кто такой Игнат Волосат и какими трагедиями делятся ученики в сочинениях.

“Была шокирована черствостью детей из России”

Чаще всего школьные истории носят шутливо-ностальгический характер, но попадаются печальные и даже трагические случаи, о которых учителя потом помнят всю жизнь.

“У меня был ученик, который так и лип ко мне. Он каждый день задерживался после уроков, чтобы пообщаться, спрашивал, не нужно ли помочь помыть доску или убрать стулья наверх. Пока он это делал, мы болтали.

Однажды он удивил меня, сказав: «Готов поспорить, вы были бы хорошим папой. Было бы здорово, если бы вы стали моим папой». Я посмеялся, потому что школьники часто говорят разные дикие вещи - я привык.

Прошло пару недель, он снова остался после уроков, чтобы пообщаться и говорит: «Вы знаете, завтра у вас встреча с моей мамой - она симпатичная. Вам надо куда-нибудь сходить вдвоем!»”.

“Был мальчик 7 или 8 класс на домашнем обучении. Ходил ко мне заниматься индивидуально информатикой. Мы с ним позанимались, я его отпускаю, а он спрашивает: «А какую оценку вы мне за урок поставите?». Я говорю: «Вот придешь в другой раз, сделаешь то-то и то-то, и будет тебе оценка». Он убежал. На следующий день вхожу в школу - висит некролог с его фотографией (попал под машину). Что мне, жалко что ли ему оценку было поставить?”.

“Я вспоминаю историю одного директора школы из провинции, который лет 10 назад рассказывал, как они повезли детей в Голландию в музей Анны Франк. И вот сотрудник музея рассказывает про ужасные условия, в которых Анна и ее товарищи по убежищу вынуждены были находиться. С особым трагизмом была преподнесена такая физиологическая подробность: дети могли сходить в уборную лишь раз в сутки ночью, а все остальное время должны были терпеть.

На что одна из школьниц заметила: «Ну, а что за особая трагедия? У нас в сельской местности такая же ситуация каждую зиму. Десять раз подумаешь, прежде чем на мороз выскакивать!». Голландская педагог была шокирована черствостью детей из России”.

“У меня был восьмиклассник, который как-то рассказал в сочинении, как родители от него отказались. Там были описаны и другие ситуации с усыновлением, через которые ему пришлось пройти. Трудно было все это читать”.

“Один ученик не делал домашних заданий, поэтому четверть закончил с “двойкой”. Когда я попросила его пригласить маму, чтобы обсудить с ней этот вопрос, он начал умолять меня не делать этого. Школьники часто просят не звать родителей, но этого аж трясло от ужаса. Мы обсудили его успеваемость в частном порядке после школы. Потом он рассказал, что если мама узнает, то наполнит сковородку сырым рисом, засунет в духовку, а затем заставит его встать на колени на горячий сырой рис“.

“Террористам выгоден онанизм”

Но заканчивать приятнее на веселом. Особенно, если преподаватели начнут вспоминать, какие неожиданные вещи ученики приносят на уроки и какой очаровательный бред выдают в ответах и сочинениях.

“На заре моей педагогической карьеры сидели мы в школьном кабинете после уроков с учителем истории. Составляли план проведения родительского собрания, одного из первых в нашей практике. Моим ревнивым пятиклассникам, сердито шептавшимся за открытой дверью, жутко не понравилась сия ситуация, и на следующий день они завалили учителя истории целой грудой записок гневного содержания, типа «Руки прочь от Татьяны Юрьевны!». Бедный историк долго не мог понять, в чем дело”.

“Во время урока я услышала странные клокочущие звуки. Я подумала, что у одного из учеников на звонке стоит какое-то бормотание. Оказалось, что это был не телефон, а живая курица в рюкзаке”.

“Несколько лет назад встретил в контрольной работе замечательную интерпретацию имени знаменитого ассирийского царя-реформатора Тиглатпаласара III. Школьница уверенно написала, что его звали Игнат Волосат”.

“Однажды 20 мальчишек, сидя в классе, бросали друг другу свои ботинки, чтобы определить, у кого из них самые вонючие ноги”.

“На уроке политологии в одиннадцатом классе ученик ляпнул: "Террористам выгоден онанизм..." А перепутал он с вполне невинной «анонимностью»”.

“Мучил как то раз ученика вопросом «дата восстания декабристов». Год не помнит, число не помнит. Я полушутя спрашиваю: «Ну а в месяце хоть каком?». «В октябре!», - без запинки отвечает ученик. Я опешил: «А почему они тогда декабристы?». «Потому что родились в декабре!». После этого я уже ничего не спрашивал”.