Проблема, погубившая Ан-148, обнаружилась у "Суперджетов"

Росавиация сообщила о проблемах с отечественными самолетами
Михаил Полняков / Russianplanes.net
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Неполадки на борту Ан-148, которые по версии МАК стали одной из причин катастрофы, все чаще наблюдаются у другого российского самолета - Sukhoi Superjet 100. Всего было зафиксировано 14 таких случаев, половина из них - в феврале 2018 года, сообщила Росавиация. Авиапроизводитель ответил, что все системы на самолете работали штатно.

Согласно расшифровке бортового самописца упавшего 11 февраля в Подмосковье Ан-148, одной из причин катастрофы стало отклонение в работе приемника воздушного давления, который передает пилотам информацию о скорости.

«Были обнаружены отложения льда»

Похожие проблемы наблюдаются и у SSJ100. В период сильных снегопадов в Москве с 4 по 5 февраля в аэропорт Шереметьево вернулись семи самолетов «Аэрофлота» этого типа. Причиной стало расхождение показаний спидометра у командира воздушного судна и второго пилота на этапе взлета и начального набора высоты.

Проблема фиксировалась на этапе разбега или набора высоты. В результате пилоты либо прерывали взлет, либо возвращались в аэропорт сразу после отрыва от земли.

«По предварительным данным, после осмотров самолетов были обнаружены отложения льда на фюзеляже перед приемником воздушного давления. Образование льда могло быть вызвано замерзанием воды (в условиях сильного снегопада), стекавшей с передней верхней части фюзеляжа и стекол кабины экипажа», – говорится в сообщении Росавиации, которое приводит «Фонтанка».

Всего, по данным Росавиации, с 2011 года с SSJ 100 произошло 14 инцидентов, связанных как с отсутствием, так и с расхождением показаний скорости на данном типе самолета. По результатам расследований трех инцидентов причины неполадки были связаны с попаданием воды в приемники системы воздушных сигналов.

В одном случае был сделан вывод о невключении экипажем судна обогрева приемников полного давления, пишет «Коммерсант».

«Полная потеря индикации скорости невозможна»

Производитель SSJ 100 – «Гражданские самолеты Сухого» – утверждает, что самолет обладает высокой надежностью.

«Указанные в документе эпизоды происходили в условиях сложнейшей метеобстановки и рекордных снегопадов 4-5 февраля 2018 года, в период инцидентов и задержек большого количества рейсов всех типов воздушных судов», – говорится в сообщении производителя.

«Благодаря надежной работе всех систем самолетов SSJ100, призванных обеспечить максимальную безопасность пассажиров, в случаях возникновения подозрения на возможность частичного обледенения датчиков скорости, на раннем этапе руления и начала разбега, срабатывал соответствующий индикатор. Система не позволяла самолету подняться в воздух, обеспечивая главный приоритет – безопасность пассажиров. То есть, системы предупреждения самолета SSJ100 СРАБОТАЛИ в штатном режиме», – сообщил производитель.

В ГСС отметили, что обогрев датчиков на SSJ100 включается автоматически при запуске одного из двигателей на земле. Ситуация с полной потерей индикации скорости на продолжительное время на SSJ100 невозможна конструктивно -  даже при попадания в облако вулканического пепла.

Не ставит вопросов к самолетам и Росавиация. В телеграмме в качестве одного из факторов авиационных происшествий называется «низкое качество подготовки летного поля к приему и выпуску самолетов».

В качестве примера приводится инцидент с самолетом Boeing 767 в аэропорту Анадыря, когда при выполнении посадки куски льда на ВПП существенно повредили механизацию крыла и борт был отстранен от эксплуатации.

Злополучная трубка Пито

Приемник воздушного давления представляет собой трубку с датчиком. Она называет трубкой Пито - по фамилии француза-изобретателя. Под действием скоростного напора воздуха давление в трубке повышается, и в зависимости от величины этого давления вычисляется скорость самолета. Как правило, такие приборы устанавливаются на носу самолета. На военных бортах их легко заметить, в отличие от гражданских судов.

Приемники снабжены обогревом, чтобы в случае обледенения лед не закрыл входное отверстие (тогда показания датчика перестанут быть корректными).

На современных импортных самолетах типа Boeing 737 отключить обогрев такого прибора невозможно. У пилота есть всего две опции относительно приемников – «вкл» и «авто». В режиме «авто» компьютер сам определяет, когда нужен подогрев. В режиме «вкл» его можно включить принудительно, рассказал Anews.com командир такого самолета.

На Ан-148 установлены три независимых приемника полного давления. Один измеряет воздушную скорость для левого летчика, второй для правого и третий резервный. Причем, самописец регистрирует только параметры первого и третьего (резервного) измерителей.

В отчете МАК сказано, что на 15 полетах, предшествовавших роковому рейсу, обогрев был включен.

«Это можно считать ошибкой экипажа»

«Проблема показания разницы скоростей на датчиках существовала всегда, в том числе на старых самолетах – на Ан-24, Ту-134, Як-40», – рассказал «Московскому комсомольцу» летчик с 45-летним стажем Владимир Сальников.

«У нас было требование: когда идут осадки, особенно в районе температур от +5 до -10 – они считались особенно опасными, перед самым запуском техники снимали чехлы с приемника воздушного давления, и мы должны были осуществить обогрев этого ПВД. Но пока рулишь к полосе, там снег, дождь, ветер… И все-таки где-то попадали туда капельки, которые потом могли превратиться в лед», – сообщил пилот.

По его словам, на современных самолетах таких требований нет. «Но как только запущены двигатели, на некоторых самолетах надо вручную включать обогрев этих ПВД, которые как раз показывают скорость в воздухе. А на других, как только ты запустился, обогрев включается автоматически, далее работая в определенном режиме», – добавил Сальников.

По мнению пилота, неисправность прибора не может стать непосредственной причиной катастрофы, пилот должен уметь управлять самолетом с неизвестной скоростью.

«Если разница в показаниях произошла, то есть летные требования, которые указывают летчикам пилотировать самолет по углу атаки. В случае, если самолет не оборудован прибором, показывающим угол атаки, то пилотировать только по углу тангажа. Все эти ситуации предварительно должны отрабатываться на тренажерах. В этой нестандартной ситуации, конечно, датчик повлиял на развитие катастрофической ситуации. Однако если экипаж не сумел с ней справиться, то это можно считать ошибкой экипажа», – заключил Сальников.

Иногда виноваты осы

Проблема с показаниями скорости на трубках Пито была достаточно распространена в прошлом, когда самолеты еще не имели надежных систем защиты и обогрева. В 1986 году в Домодедово, откуда спустя 32 года вылетел злополучных рейс на Ан-148, при схожих обстоятельствах едва не разбился другой отечественный самолет – Ту-154.

Самолет выполнял рейс из Челябинска в Москву, на борту находились 175 человек. Борт выполнял снижение и попал в зону ливневого дождя. Пилоты увидели, что приборная скорость начала снижаться и вскоре упала до нуля. Они опустили нос самолета вниз, но это не помогло, как и перевод двигателей во взлетный режим. Самолет находился в облаках, без видимых внешних ориентиров.

На высоте 1800 метров машина вышла из облаков, экипаж понял, что несется на огромной скорости к земле и успел сориентироваться и потянуть штурвал на себя.

Впоследствии было установлено, что Ту-154 снижался с вертикальной скоростью 100 м/с и приборной скоростью около 813 км/ч, при выходе из пикирования машина испытала перегрузку в 3,2 единицы, однако не разрушилась.

Экипаж попытался скрыть факт происшествия, однако при подготовке самолета к обратному рейсу проверка выявила деформацию фюзеляжа. Борт был признан непригодным к дальнейшей эксплуатации.

А вот в 1996 году катастрофы избежать не удалось. Самолет Boeing-757, на борту которого находились 189 человек, вылетел из Пуэрто-Плата (Доминиканская республика) в Германию. Пилоты обнаружили расхождения в показаниях приборов, но поначалу не придали этому значения.

Из-за серии допущенных ошибок при управлении судном с неизвестной скоростью, самолет упал в воды Атлантического океана. В ходе расследования было установлено, что борт в течение 20 дней простоял в аэропорту вылета, 12 из которых за самолетом никто не следил. Причиной неверной работы датчика скорости стали земляные осы, которые свили гнездо в трубке Пито.