Ан-148 погубили приборы. Что означают выводы МАК о крушении под Москвой

«Или пилоты его не включили, или включили, но они не сработали»
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Межгосударственный авиационный комитет сделал первые выводы о крушении Ан-148 в Подмосковье. Авария, в результате которой погиб 71 человек, могла произойти из-за того, что приборы неправильно показывали скорость, следует из заявления МАК.

В полете не сработал обогрев приемников полного давления двигателей лайнера: датчики замерзли, и пилоты получали неверную информацию о мощности двигателей воздушного судна.

Вопрос в том, почему не работал обогрев, остается открытым. Летчики либо сами не активировали его, либо он по какой-то причине не включился.

Отказ от обработки ни при чем

Обледенение датчиков скорости не связано с противообледенительной обработкой самолета перед вылетом,  подчеркнул в беседе РБК заслуженный летчик-испытатель ЛИИ им. Громова Владимир Бирюков. (Ранее в СМИ появилась информация, что командир Ан-148 от такой обработки отказался).

Обработка «нужна не для того, чтобы работоспособность приемников воздушного давления поддержать, а для того, чтобы поверхность крыла была чистой... Это никак не связано с показаниями скорости», объяснил специалист.

Как падал Ан-148. Приборы разошлись в показаниях

Проблемы с управлением самолета начались через 2 минуты 30 секунд после отрыва от земли, на высоте 1300 метров, говорится в сообщении МАК. Ошибка приборов, скорее всего, была связана с «обледенением ППД (приемников полного давления) при выключенном состоянии систем их обогрева».

Из-за этого начали расходиться показания скорости у модулей воздушных параметров летчиков. Уже через 25 секунд разница в показаниях достигала 30 км/ч. В этот момент на приборной панели загорелся сигнал «Сравни» (он горел 10 секунд, а затем погас). Через 50 секунд на высоте около 2000 метров команда «Сравни» последовала вновь. Все это время показания одного датчика скорости продолжали расти, а другого – падать.

Осознав проблему, экипаж отключил автопилот и стал управлять самолетом вручную. Еще через полминуты показания одного из датчиков упали до нуля, а другой показывал 560 км/ч. На высоте около 1800 метров начали падать и показания второго датчика, которые достигли 200 км/ч и продолжали снижаться.

Самолет был переведен в режим интенсивного снижения с углами тангажа на пикирование 30–35 градусов, однако заведомо заниженная скорость на приборах не позволила экипажу реально оценить быстроту снижения.

В 14:27 Ан-148 врезался в землю. Перед столкновением с землей показания скорости на одном из индикаторов вновь начали резко расти — до 800 км/ч, другой продолжал бездействовать. Но на развитие ситуации это повлиять уже никак не могло, отмечает «Коммерсант».

«Или пилоты не включили, или включили, но они не сработали»

«Картина вырисовывается следующая: обогрев всех приемников полного давления находился в выключенном состоянии. Это значит, что когда самолет взлетел, приборы показывали, что скорость самолета не растет, - объяснил «Газете.ру» экс-министр гражданской авиации СССР, заслуженный пилот СССР Олег Смирнов.  -Следовательно, командир экипажа исходил из этой информации приборов и, вероятно, начал увеличивать мощность двигателя. Так он ее все увеличивал и увеличивал, фактически переведя двигатели во взлетный режим».

По словам бывшего министра гражданской авиации СССР, во взлетном режиме двигатели могут работать недолго, потом наступает их разрушение.

«Вопрос в том, почему не сработал обогрев приемников полного давления. Или пилоты его не включили, или включили, но они не сработали. Полная картина должна стать ясна после расшифровки второго "черного ящика", где записаны переговоры членов экипажа», — заключил Смирнов.

«Летчики могли торопиться, спешить»

Официальный представитель СКР Светлана Петренко сообщила в связи с заявлением МАК, что «следствие будет рассматривать эти сведения в совокупности с другими материалами уголовного дела, находящегося в производстве СК России. Версия специалистов МАК будет проверяться наряду с другими».

В то же время источник «Газеты.ру», близкий к следствию, заверил: версия о взрыве на борту стала неактуальной. «По разлету обломков уже видно, что никакого разрушения в воздухе не было», — рассказал инсайдер.

Раз сейчас появилась версия о неисправности приемников полного давления, то в первую очередь будут отрабатываться связанные версии, указал источник.

«Тут зависит от того, на каком моменте сигнал проходил. Когда это проанализируют, станет ясно, был включен обогрев приемников полного давления или не был. Также, возможно, будет рассматриваться версия человеческого фактора. Летчики могли торопиться, спешить. Тем более, есть информация, что у "Саратовских авиалиний" частенько проходили задержки рейсов. Эта гонка могла привести к тому, что что-то забыли включить. Второй самописец позволит прослушать, было это или нет», - сообщил собеседник «Газеты.ру».

Похожим образом разбился другой Ан-148

Катастрофа с таким же самолетом Ан-148 в Белгородской области в 2011 году тоже была связана «с потерей информации о скорости», отметил в беседе с РБК заслуженный летчик-испытатель Владимир Бирюков. Но тогда датчики воздушного давления отказали не из-за обледенения, а из-за конструктивных проблем. 

Другая похожая авиакатастрофа произошла с Airbus А330 над Атлантическим океаном в 2009 году, напомнил летчик-испытатель: «Там тоже было обледенение датчиков. То есть такие случаи были в практике».