"Экипаж мог экономить". Что удалось выяснить о катастрофе Ан-148

Эксперты не спешат списывать со счетов версию о разрушении самолета в воздухе
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Межгосударственный авиационный комитет приступил к расшифровке бортовых самописцев Ан-148, разбившегося в минувшее воскресенье под Москвой. Это значит, что в ближайшие дни появится предварительная версия трагедии.

По итогам первого дня расследования количество официальных версий значительно сократилось. СК исключил все предположения, связанные с разрушением самолета в воздухе. Но эксперты считают, что отметать этот вариант окончательно не стоит.

Пассажирский самолет Ан-148 «Саратовских авиалиний» разбился днем 11 февраля вскоре после вылета из аэропорта Домодедово. Борт выполнял рейс в оренбургский город Орск. На борту находился 71 человек, все они погибли.

По данным сайта flightradar24, самолет после взлета плавно набирал высоту до 1800 метров и скорость до 600 км/ч. Находясь на уровне 1800 метров от земли после 4,5 минут полета лайнер неожиданно резко «нырнул» вниз до 1500 метров. Затем он набрал прежнюю высоту и сразу же рухнул на землю. Это сопровождалось скачками скорости.

Официальный представитель СК Светлана Петренко в понедельник сообщила, что в момент падения воздушное судно находилось в целостности, без возгорания, взрыв возник после падения самолета.

До заявления Петренко в числе возможных версий назывались взрыв двигателя в воздухе, обледенение и разрушение борта вследствие превышения скорости. Теперь в первую очередь расследуются предположения о возможной заправке самолета некачественным топливом, ошибка экипажа, также остается версия об обледенении, пишет «Коммерсант».

«Экипаж мог экономить»

Следователи уже допросили весь топ-менеджмент «Саратовских авиалиний», а в офисе авиакомпании силовики провели выемки документов. Кроме того, следственные действия велись в аэропорту Пензы, откуда разбившийся самолет выполнял в тот день один из рейсов в Москву. Там изъяли документы, касавшиеся полета, а также образцы топлива, которым был заправлен самолет.

Директор пензенского аэропорта Юрий Осколков считает несостоятельными любые предположения о некачественном керосине. «Самолет прошел у нас все стандартные процедуры, и, посмотрите, сколько он без проблем пролетел до катастрофы», – сказал Осколков.

Одной из возможных версий трагедии остается обледенение самолета во время набора высоты. «Отказавшись от обработки противообледенительной жидкостью, экипаж мог экономить как время, поскольку рейс и без того уже немного задерживался, так и деньги — стоимость процедуры можно сопоставить с ценой 10–20 билетов на рейс»,— предположил собеседник «Коммерсанта», знакомый с ходом расследования.

«Забыли добавить жидкость»

Специалист Летно-исследовательского института имени М.М. Громова (ЛИИ) называл в числе версий ошибку службы заправки Домодедово. По его словам, не исключено, что сотрудники аэропорта, проводившие предполетную подготовку борта, дозаправили его топливом, но забыли влить в керосин специальную жидкость для двигателей, что могло привести к их выходу из строя.

Также причиной остановки двигателей могла стать так называемая ошибка новичков. «Двигатели у самолета отказали из-за того, что летчики просто при взлете забыли включить электронасосы подкачки топлива», – рассказал Life.ru один из специалистов Лётно-исследовательского института имени М.М. Громова.

«Все произошло за доли секунды»

Между тем, ряд экспертов считают разрушение самолета в воздухе наиболее вероятной причиной. Заслуженный пилот СССР Олег Смирнов полагает, что все произошло в доли секунды.

«На борту самолета произошло нечто такое, что не позволило командиру экипажа за доли секунды нажать кнопку передатчика и сообщить на землю о проблеме. Это мог быть либо грубейший отказ техники, либо стремительно развивавшийся пожар на борту, или попадание птицы в двигатель, либо столкновение самолета с беспилотником, или другим летательным аппаратом. Также мог произойти взрыв как внутри самолета, так и в одном из его двигателей»,– сообщил Смирнов «Газете.ру».

«Турбина двигателя очень искорежена»

Бывший инспектор Министерства транспорта США Мэри Скиаво отметила в разговоре с CNN, что после взлета рухнувший Ан-148 слишком сильно задрал нос.

«По статистике при взлете могут произойти две вещи. Первая: пилот слишком тянет штурвал на себя или отпускает, задирая нос самолета слишком высоко, и тогда происходит сваливание самолета, то есть нарушаются условия обтекания крыльев самолета потоком воздуха. Это то, что происходит на маленьких самолетах. На крупных коммерческих пассажирских лайнерах обычно, если случаются проблемы при взлете, значит, что-то с двигателем. Но самолет сумел взлететь, поднялся, и потом на высоте шесть тысяч футов что-то произошло», – рассказала он.

По словам расследователя, ей показались примечательной фотография двигателя самолета с места происшествия.

«Турбина двигателя самолета очень искорежена. И что бы ни произошло с двигателем, случилось нечто катастрофическое. Обычно, когда я занимаюсь расследованием причин крушения самолетов, двигатели остаются иногда в практически невредимом состоянии. И второе — это скачки на радаре курса самолета, когда что-то происходит и самолет задирает нос», — сказала она.

Скиаво напомнила, что участвовала в расследовании трех подобных крушений, и в двух случаях причиной подобных скачков был взрыв на борту самолета: «Одно из них случилось с рейсом TWA80, у которого произошел взрыв центрального топливного бака по техническим причинам. Еще одно — на авиалиниях Аляски с рейсом 261, который потерял контроль над управлением, отказал стабилизатор. Еще одно происшествие случилось с рейсом 103 компании Pan American, который был взорван. Так что, я думаю, эти скачки могут иметь большое значение».

«Борт был собран в Воронеже»

Сами «Саратовские авиалинии» в понедельник временно отказались от эксплуатации Ан-148 до выяснения причин случившегося. На регулярных линиях эти машины заменены имеющимися у авиакомпании бразильскими Embraer (E-195) и Як-42Д.

Разработчики и производители Ан-148 уверены в надежности машины. «Именно этот борт был собран в Воронеже в 2010 году, а киевское КБ Антонова занималось только конструкторской документацией»,— сообщил «Коммерсанту» источник, близкий к Минтрансу Украины.

За все время эксплуатации Ан-148 на Воронежском авиазаводе побывал лишь однажды: после того как «Саратовские авиалинии» получили самолет, они отправили его в Воронеж на покраску в свою фирменную ливрею.

Другая российская авиакомпания, в парке которых есть Ан-148 – «Ангара» – заявила, что уверена в самолетах и не стала отменять полеты на этом типе.