Геноцид пернатых, или как природа отомстила Китаю за истребление воробьев

Facebook
ВКонтакте
share_fav

В феврале 1958 года лидер коммунистов и китайский правитель Мао Цзэдун утвердил указ об истреблении мелких вредителей: комаров, мух, крыс и воробьев. В этот день страна совершила большую ошибку, за которую расплатилась небывалым голодом и уничтожением народа.
Идея истребления птиц в КНР озвучена в начале 1957 на ежегодном съезде коммунистов. Автором инициативы стал биолог Чжоу Цзянь, который в тот период являлся замминистра образования Поднебесной. Ему оказалось легко убедить Мао Цзэдуна в собственной правоте: в те времена страна испытывала нужды в решении проблемы плохого урожая, поэтому здесь развернули программу “Большой скачок”. Считалось, что уничтожение крыс, а также мух и воробьев повлечет за собой расцвет сферы сельского хозяйства в стране. Весь китайский народ поверил лидерам и принялся уничтожать представителей фауны, указанных в списке. Граждане питали надежду, что это поможет избавиться от голода, ведь они убьют тех, кто объедает их прямо на полях. Однако крыс, комаров и мух сразу стало очень сложно ловить и уничтожать, а легкой добычей оказались именно пернатые. Поначалу птиц решили травить, иногда отлавливать, но такого рода подход оказался малоэффективным, и тогда граждане объединились ради достижения цели. При виде птиц каждый житель КНР старался их запугать, чтобы они как можно более продолжительное время оставались в воздухе. Абсолютно все граждане размахивали тряпками, издавали громкие звуки только ради полного изнеможения птиц. В итоге воробьи обессиленно падали на землю, где их добивала толпа.Под удар тогда попали практически все мелкие птицы в Поднебесной, и вскоре их популяция стала гораздо меньше. Всего за три дня после внедрения закона в больших городах страны были уничтожены около миллиона пернатых, а за год китайцы убили более двух миллиардов этих животных. Граждане Китая и без того были полны энтузиазма в борьбе с “вредителями”, но правительство и СМИ постоянно “подливали масло в огонь”, публикуя снимки с горами мертвых воробьев. К тому времени уже все забыли о мухах, комарах и крысах, которые тоже подходили под закон об уничтожении, поскольку бороться с ними было чрезвычайно сложно.
Школьники запросто уходили с уроков, чтобы разорять птичьи гнезда, а особо отличившимся в этом деле детям выдавали грамоты. Китайцы ликовали и считали уничтожение воробьев победой, притом никто из ученых не возражал по этому поводу, поскольку такие действия могли быть расценены как протест. К концу 1958 в КНР почти не осталось птиц, что рекламировалось как впечатляющее достижение нации, а в 1959 в стране был чрезвычайно богатый урожай. Однако и всевозможных вредителей, например гусениц и саранчи, стало в разы больше, но это принималось гражданами как несущественные издержки. Спустя год вредители стали множиться в таком количестве, что народ полностью лишился урожая. Власти старались исправить ситуацию и отправляли работников и детей на работы в поля, чтобы те собирали вредителей самостоятельно, но эти меры стали бесполезными. Насекомые размножались слишком стремительно, ведь это не регулировалось естественным путем — птицами. Когда вредители съели урожай с полей, они начали уничтожать леса, а в стране наблюдался голод.
Власти предпринимали попытки доказать гражданам, что это временные неприятности, но голод начал забирать жизни людей и это породило панику. Китайцы ели кожаные изделия, ту же саранчу и даже своих соотечественников. По скромным оценкам, в Поднебесной погибли порядка 30 млн граждан. Тогда правительство обратилось к СССР и Канаде с просьбой выслать им как можно больше воробьев, и страны-соседки отреагировали положительно. В КНР прибыли вагоны птиц, уничтожив небывалые популяции насекомых, которые буквально покрывали весь Китай.