"В меня попали". Напарник раскрыл подробности гибели летчика Филипова

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Напарник летчика Романа Филипова, героически погибшего в бою с террористами в Сирии, рассказал подробности его последнего боя. Перед тем как катапультироваться, Филипов приказал подчиненному уходить в облака, однако ведомый не послушался и старался до последнего прикрывать командира на земле, пишет газета «Красная звезда».

Самолет Романа Филипова Су-25СМ был сбит террористами из ПЗРК в небе над Сирией 3 февраля, когда тот совершал облет зоны деэскалации Идлиб. Приземлившись после катапультирования, летчик вступил в неравный бой, не подпуская боевиков. Когда майор понял, что его могут взять в плен, он подорвал себя гранатой. За героизм, мужество и отвагу Роману Филипову было присвоено звание Героя России посмертно.

«Бросить командира – последнее дело»

В тот день в паре с Романом Филиповым на другом Су-25СМ работал еще один летчик, имя которого не называется. Он рассказал, что предупредил командира перед атакой: «По тебе работают! Выводи! Тангаж, тангаж! Маневрируй!»

«Да, вижу! В меня попали… Хорошо попали… Пожар правого… Тяну на юг… И левый становится… Вызывай ПСО…», – сообщил командир звена перед тем как катапультироваться.

ПСО – это поисково-спасательный отряд. По словам ведомого, последними словами Филипова были: «Уходи в облака».

«Конечно, я не ушел. Бросить командира – последнее дело. Казалось бы, облет зоны деэскалации – задача привычная. Да, она тоже боевая. И вылет этот был боевым. А разве иначе могло быть в воюющей стране, особенно в такой неспокойной провинции, как Идлиб?», – рассказывает пилот.

«Уходить пришлось с аварийным остатком топлива»

«Когда ПЗРК сработал по машине командира, все условности были отброшены. Я всегда прикрывал командира в воздухе, надо было это сделать и на земле, когда он уже принял бой. Остался в этом районе и выполнил несколько атак, отработал по машинам, которые приближались к оливковой роще, где был Роман. Уничтожил два автомобиля. В то же время продолжал передавать на КП координаты, вызывал поисково-спасательную службу».

«Место приземления командира я видел, но самого боя – нет, были сумерки… Уходить пришлось с аварийным остатком топлива, хватавшим только дотянуть до аэродрома», – сообщил летчик.

По словам ведомого, он порой видит даже больше, чем ведущий.

«Наши Су-25 еще в Афганистане стали легендой»

«Обычно все события развиваются таким образом: выходим парой в район поиска, затем – "роспуск" пары на увеличенные интервалы и дистанции для взаимного прикрытия. И тут же приступаем к работе. Работаем по одному, по очереди. Ведущий наносит удар, а я "стою" на образующей круга и контролирую всю обстановку. При обнаружении противодействия ПВО террористов предупреждаю командира об этом и самостоятельно подавляю обнаруженную огневую точку. А потом все наоборот: работаю я, а контролирует командир. Наши Су-25 еще в Афганистане стали легендой. Так что опыт накоплен большой. Его использование не раз помогло нам здесь, в Сирии», – сообщил пилот.

Он добавил, что майор Роман Филипов является примером того, каким должен быть летчик штурмовика: «он должен иметь железную волю и такую же выдержку, в нашей профессии никогда и ни в чем нельзя допускать слабины».

«Он никогда не повышал голос»

Сослуживцы Филипова рассказали, какими он был командиром и как общался с ними в быту. Вот некоторые из воспоминаний, которые приводит газета.

«Каким был Роман Николаевич? Да мировым парнем он был! Летчиком от бога. Никто никогда не слышал, чтобы он на кого-то голос повышал. И отец у него офицер, и сам Роман Николаевич имел четкое понятие об офицерской чести. Если он сказал – значит, все будет сделано. А если его попросили помочь, посодействовать, походатайствовать, все вопросы непременно будут решены. И точка».

«Да, он не делил нас на технарей и на летающих. Бывало, прилетаем на аэродром, а там только что закончились бои. Как, например, в Дейр-эз-Зоре. Где-то затаились, развели костер, чтобы приготовить горячую пищу. И потом все вместе поужинали. Вместе, без разницы – наземный ты состав или летный… И командир конечно же был с нами».

«Да, настоящий был офицер. Бывало, наводим на своей территории порядок или делаем перестановку. Смотрю, а Роман Николаевич уже несет брусья, которые надо убрать. "Зачем, командир? Мы тут сами". А он просто усмехнётся или отшутится. А потом еще поможет набить землей габионы или доставить к самолету ракеты, зарядить их. Он не был белоручкой».

«Понимаете, никогда не было такого, чтобы он повышал голос на человека, тем не менее, люди, которым он ставил задачу, выполняли ее точно и в срок. А как внимательно он относился к молодым летчикам, когда, будучи инструктором, ставил их на крыло! Мы и сами не раз летали с ним в этой роли, а позже работали в парах на учениях, в боевой обстановке, и можем сказать только одно: это настоящий ас летного дела, Человек с большой буквы».

«Напарник Филипова достоин награды»

Экс-заместитель главкома ВВС России генерал-полковник Николай Антошкин считает, что ведомый Романа Филипова действовал героически и тоже достоин награды.

«Безусловно, он действовал героически, как и подобает летчику в таких случаях. Уверен, ведомый будет представлен к награде за то, что прикрывал командира до тех пор, пока мог», — сказал Антошкин РИА «Новости».

По словам генерала, в ходе своей военной карьеры он неоднократно сталкивался с подобными ситуациями, когда при схожем развитии событии ведомому удавалось спасти командира.

«Такие случаи были и в Афганистане: мой командир вместе с начальником политотдела работал вблизи границы с Пакистаном. Из-за гор с пакистанской территории вылетел истребитель — пустил ракеты, чего командир полка не ожидал и был сбит. Так его ведомый прикрывал до тех пор, пока не прилетели вертолеты и не забрали командира», — рассказал генерал.