Спасла и мать, и ребенка. Подвиг врача Мисюриной, которую посадили в тюрьму

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Пациенты московского врача-гематолога Елены Мисюриной, осужденной на два года за гибель пациента, поделились историями своего спасения. Счастливых воспоминаний могло быть больше, если бы суд не прервал врачебную практику доктора, пишет «Комсомольская правда».

Елену Мисюрину осудили на два года колонии общего режима за оказание услуг ненадлежащего качества, из-за которых умер пациент. Суд решил, что врач неверно выполнила медицинскую процедуру. На сторону врача встали ее коллеги из московских больниц, а также мэр Москвы Сергей Собянин и его заместитель – врач по профессии Леонид Печатников. Сама женщина рассказала, что рассчитывала на оправдательный приговор.

После вмешательства общественности прокуратура обратилась в суд с апелляционной жалобой. В ней ведомство просит отменить решение.

«КП» собрала воспоминания пациентов и коллег об арестованной Мисюриной. Приводим их с незначительными сокращениями.

«Мои врачи точно знали, что делают»

Мария Комехова, 33 года:

Несколько месяцев мне никто не мог поставить диагноз. Я жила с прогрессирующей лимфомой, мучилась диким кожным зудом и изнуряющим кашлем. Потом я попала в 52-ю больницу. Там медикам хватило одного взгляда, чтобы все понять. Меня даже демонстрировали интернам со словами: «Вот классический случай, описанный во многих учебниках».

Фото: “Комсомольская правда”Только в ГКБ №52 на мой вопрос о сохранении ребенка ответили: «Обязательно. Ни в коем случае не прерывать. Даже речи быть не может о том, чья жизнь важнее — ваша и малыша».

И Елена Николаевна, и вся ее команда — уникальные, высококлассные специалисты, обладающие новыми прогрессивными технологиями, прошедшие интернатуру за границей.

Забегая вперед, скажу, что потом в процессе лечения я бывала в некоторых больницах. Там врачи, видя меня с животом, просто диву давались: «Не понимаем, девушка, у вас лимфома или беременность? Что там себе думают врачи из 52-й». А мои врачи не только думали, но и точно знали, что делают.

Елена Николаевна лично хлопотала о том, чтобы нам выделили отдельный бокс. Моя опухоль располагалась очень неудобно, между легкими и сердцем. Мисюрина сама занялась поиском хирурга, кто взял бы образец наименее бескровно. По своим связям она нашла специалиста из института имени Склифосовского. Договорилась, чтобы он специально ради меня и еще пары пациентов приехал к нам в ГКБ, все организовала. Где вы видели таких врачей, скажите?

Мне сделали 4 курса химии с ребенком в животе. На 5 процедуре выяснилось, что плод остановился в развитии. Меня срочно госпитализировали и сделали кесарево. Дочка родилась весом 1 килограмм 400 граммов. Опять подключают все связи. Я еще в реанимации, мне звонят: «Не переживай, Маша, все хорошо. Ребенка берет Филатовская». Я не ожидала такого человеческого отношения. Я до сих пор не верю, что мне так повезло.

«Для всех время находила»

Галина Каракулина, 52 года:

Я попала в ГКБ №52 через пару месяцев после того, как гематологическую службу возглавила Елена Николаевна. Я провела там, не выходя, пять месяцев подряд, потом еще два года приезжала каждую неделю, и сейчас до сих пор наблюдаюсь у своих врачей. Так что последние четыре года моей жизни очень тесно связаны с гематологической службой, возглавляемой Мисюриной.

Я видела, к чему она пришла и что в итоге получилось. Она многое поменяла. Начиная с бытовых вещей — медсестры стали подходить к больным в одноразовых перчатках и шапочках, еду разносили по палатам, а не в общей столовой, все заборы крови тоже стали происходить на местах. Это очень важные моменты для больных, которым опасна любая, даже самая безобидная инфекция.

Елена Николаевна значительно увеличила штат медсестер. Так же сильно выросло количество койко-мест, а значит и число спасенных пациентов. Она привела с собой команду врачей, которые работают в больнице до сих пор. И сейчас продолжают лечить и спасать людей. Спасать нас от смерти.

Она очень отзывчивая и участливая. Всех выслушает, идет по коридору и с каждым, кто просит, поговорит. Даже у кого не значительные бытовые вопросы. Для всех время находила. Уникальная, конечно, больница. И она врач уникальный. Настоящий такой.

«Уверена, Мисюрина скоро к нам вернется»

Ольга Карпова (возглавляет в ГКБ №52 службу переливания крови):

Я не хочу в прошедшем времени. Уверена, Мисюрина скоро к нам вернется. Очень скоро. Она наш локомотив, всегда тащила нас вперед. Сейчас хочется сесть и заплакать, но мы себе этого не позволяем. Работаем, стараемся, чтобы ей за нас не было стыдно.

До прихода Мисюриной заготовка была 2000 литров крови. Сейчас — 9000 литров. На сегодняшний день обеспечение концентратом тромбоцитов (самое дорогое и трудоемкое вещество) — 100%, а было до ее прихода — 20%. Плазмой — на 100% мы сами себя снабжаем, кровью на — 70%-80%. Мы постоянно придумывали все новые и новые способы привлечения доноров. У нас сейчас такая база людей, готовых бесплатно отдавать кровь! Целыми семьями приходят.

Представляете, я только 22 января, когда приговор ей огласили, и узнала об этом. Поражаюсь ее выдержке, спокойствию. Да сколько раз мы к ней подходили со своими проблемами. Она всегда выслушает, успокоит: «Все будет хорошо, все получится». А сама, оказывается, под статьей ходила. Никогда она про это не рассказывала. Работой занималась, приходила раньше всех и уходила позже. Все на дачах, она в отделении. Праздники – не праздники, у болезни же нет выходных дней.

«Это не только наша проблема, по всей стране дела врачей…»

Муж Елены Мисюриной Андрей Мисюрин считает, что апелляция прокуратуры приведет к освобождению его супруги.

«Сам жест этот должен обнадежить. И мы надеемся, что какие-то другие механизмы повернутся, и Лену, наконец, отпустят. Я, конечно, понимаю, что это просто некое представление, а не конечный результат. Мы будем готовить и свои документы в ее защиту, но для нас это все же довольно серьезный сдвиг, который нашу надежду превращает в уверенность. Это же не только наша проблема, по всей стране дела врачей имеют место», – сообщил Мисюрин «Московскому комсомольцу».

«Ни одно из подобных уголовных дел не вызывало такого резонанса»

Меж тем, официальный представитель Следственного комитета РФ Светлана Петренко заявила, что ведомство считает несостоятельными сомнения в качестве расследования уголовного дела.

По ее словам, за последние пять лет в количество обращений в СК с жалобами на врачебные ошибки выросло втрое. «Еще в 2012 году в следственные органы СК России поступило 2100 таких обращений граждан, а в 2017 году эта цифра увеличилась почти в три раза – до 6050», – приводит слова Петренко пресс-служба СКР.

По ее словам, по итогам рассмотрения жалоб, было возбуждено 1791 уголовное дело, из которых лишь 175 были направлены в суд.

«Ни одно из подобных уголовных дел ранее не вызывало такого резонанса, как дело в отношении врача частной клиники Мисюриной. Ни в профессиональном сообществе, ни среди граждан, ни среди надзорных органов», – говорит Петренко.

Представитель ведомства поставила под сомнение компетентность прокурора, который вначале утвердил обвинительное заключение, а позже под давлением общественности, сослался на нарушения в ходе следствия.