Женщине-врачу из Москвы дали два года колонии за ошибку при биопсии

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Врач-гематолога, кандидата медицинских наук Елену Мисюрину суд приговорил к двум годам колонии за биопсию, которая якобы привела к смерти пациента, сообщает Meduza.  Близкие уверены, что дело сфабриковано, и собираются обжаловать приговор.

Почувствовал себя плохо

Утром 25 июля 2013 года в клинико-диагностический центр, где работала Елена, обратился мужчина. Ему нужно было сделать биопсию костного мозга в области таза. Около 10 утра пациент после процедуры ушел из центра, его состояние было нормальным. Он поехал на работу. По словам коллег, время от времени жаловался на боль в районе места проведения биопсии.

Вечером мужчина уехал домой, там ему стало хуже. Он вызвал скорую, пожаловался на боль в правой части живота и с подозрением на острый аппендицит был госпитализирован в клинику сети «Медси».

В клинике пациента доставили в хирургическое отделение, но операцию делать не стали, несмотря на диагноз «острый аппендицит». К утру 26 июля мужчине стало хуже, появились признаки внутреннего кровотечения. После этого прооперировали, хирургам удалось на время остановить кровопотерю. Однако она возобновилось, утром 28 июля пациент умер в реанимации.

Тело отправили на вскрытие, не на судебно-медицинскую экспертизу в государственную клинику, как того требует регламент, а к частному патологоанатому в той же клинике «Медси».

Заключение патологоанатома

Зимой 2015 года Следственный комитет возбудил против Мисюриной уголовное дело по статье о причинении смерти по неосторожности. Однако затем дело переквалифицировали на статью «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности».

В мае 2017-го дело к рассмотрению принял суд. Там выяснилось, что основным доказательством вины Мисюриной являются показания патологоанатома, который проводил вскрытие пациента в «Медси». Он утверждал, что при биопсии Мисюрина ввела иглу не в подвздошную кость, как это принято при процедуре, а в область крестца, что и привело к «сквозному повреждению крестца и сосудов — правой верхней ягодичной артерии и венозного сплетения малого таза».

Показания патологоанатома строились только на его заключении, фотографий никто не делал; примерное место биопсии свидетель показывал на схеме таза, скачанной из интернета.

Мисюрина, согласно материалам дела, обвинения отвергала. Она говорила, что при описанных свидетелем повреждениях больной потерял бы сознание в течение часа, а не почувствовал боль в животе в конце дня. Настаивала, что даже технически не смогла бы так навредить пациенту из-за недостаточной длины иглы. Наконец, она сказала, что вводила иглу в правильное место, и эти сведения в суде подтвердила медсестра, которая присутствовала при биопсии.

Эксгумировать нельзя

Ходатайство Мисюриной об эксгумации и повторном вскрытии было судом отклонено. Доказательствами ее вины стали две экспертизы, которые основывались только на изучении документов о пациенте. В обеих экспертизах, сделанных в 2014 и 2015 годах, говорится, что смерть пациента связана с биопсией. При этом в разных экспертизах по-разному указано место, куда была введена игла.

Другие эксперты, которых допрашивали в суде, отмечали, что процедура, проведенная Мисюриной, не могла привести к смерти пациента.

Однако суд отказался принять эти доводы.

Огласили приговор

22 января 2018 года Черемушкинский суд приговорил Елену Мисюрину к двум годам колонии общего режима. В следственном комитете после приговора заявили, что Мисюрина нарушила «методику, тактику и технику» выполнения процедуры, и посчитали ее вину доказанной.

Коллеги и родственники Мисюриной считают дело сфабрикованным.

«Лена не могла ошибиться при такой процедуре, и никаких претензий у пациента не было. Но даже если было бы какое-то осложнение — это нормально. Во всем мире такие вещи оценивается только медицинским сообществом, а не судом. У нас же получается, что осложнение [после болезни] равно тюрьме. Тогда всех врачей можно вывозить на автозаке из института», - считает Марьяна Лысенко, главный врач больницы № 52, где работала Мисюрина.

Сразу после приговора коллеги врача начали сбор подписей в ее поддержку. СУже собрали около 20 тысяч, их планируется направить президенту Владимиру Путину, в Генпрокуратуру, Следственный комитет и Верховный суд.