Изуродованная при теракте в Петербурге девушка: "Плакала я немного"

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Почти восемь месяцев прошло с момента теракта в петербургском метро: 3 апреля 2017 года смертник взорвал бомбу в поезде на перегоне между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт». Тогда погибли 16 человек, включая террориста. Еще 103 пассажира получили ранения, десятки людей были изувечены.

Среди тяжелораненых оказалась 24-летняя Эвелина Антонова – врачи сумели спасти ей жизнь, однако лицо девушки было изуродовано взрывом. Что происходит с Эвелиной сейчас и как она возвращается к нормальной жизни, узнала газета «Московский комсомолец».Эвелина Антонова до трагедии в метро

«Террорист взорвался прямо перед ней»

Эвелина чудом осталась жива: террорист сидел рядом с ней в вагоне, а затем встал и взорвал бомбу прямо напротив девушки. Большая часть взрывной волны пришлась на верхнюю часть туловища пассажирки. Глаза студентки спасло то, что она в это время смотрела в смартфон. 

Вот что писали ее друзья в социальных сетях сразу после теракта: «Наша одноклассница и близкая подруга находилась в минимальной близости от террориста-смертника… Глазки спасли, нос был оторван (пришили), лицо... не знаю, как и описать. Впереди еще две операции, одна из которых — пластическая. Все мы понимаем, что значит для девушки красивое лицо, а ведь террорист взорвался прямо перед ней. Нет слов, правда... Она жива, ребят, жива!»

«Я ведь даже дышать не могла»

Сейчас Эвелина идет на поправку. Из больницы ее выписали, и она проходит амбулаторное лечение. О том, что ей пришлось пережить и что ждет впереди, девушка рассказала в интервью «МК».

После взрыва Эвелина потеряла сознание. По собственным словам, момента пробуждения она не помнит: «Тот момент, когда я пришла в себя, стерся из памяти. Все узнавала лишь по рассказам близких людей, которые находились рядом со мной... О моем состоянии стали рассказывать только после перевода из реанимации в хирургическое отделение. Тогда же поведали и про теракт».

«Когда меня вынесли из метрополитена и посадили в машину "скорой", я пыталась узнать у врачей о своем состоянии, но они, видимо, не хотели меня травмировать еще больше, поэтому повторяли, что все хорошо и не стоит паниковать», - поведала Антонова.

«Я сразу поняла, что ситуация сложная, что у меня прилично пострадал нос, - рассказала молодая петербурженка. - Я ведь даже дышать не могла, с трудом разговаривала, что уж тут непонятного. К тому же, когда все случилось, у меня все лицо было в крови».

«Тот роковой день обещал мне скорые перемены»

Никаких дурных предчувствий 3 апреля у Эвелины не было: «Тот роковой день обещал мне скорые перемены — я ехала на собеседование. Никаких дурных предчувствий. У меня было прекрасное настроение. Мне казалось, что жизнь налаживается. Вот как только я подумала об этом, раздался взрыв».

По данным следствия, бомбу в вагоне взорвал уроженец Киргизии Акбаржон Джалилов. «Я не запомнила того парня, - отмечает Антонова. - Видимо, ничем не привлек. Слился с общей массой».Момент взрыва девушка не забудет уже, видимо, никогда: «Вот это я, к сожалению, хорошо помню... Первые секунды после взрыва мне казалось, что я провалилась в яму, все происходило как во сне. Быстро пришло осознание того, что что-то случилось, но что — разобрать не могла. О взрыве тогда не подумала… Я упала, лежала и мне было необходимо постоянно подтягивать колени к себе, так как мне казалось, что земля уходит из-под ног… Дверь рядом со мной была сильно повреждена и, пока поезд еще мчался по тоннелю, я ногами цепляла стенки».

«Не знаю, теряла ли я сознание, но из вагона я выбралась на своих двоих, правда, не без помощи людей. Еще помню, что уже на станции началась ужасная паника, клубы дыма, много крови, израненные люди, крики и плач… Помню, мимо меня постоянно проходили люди, кто-то оказывал помощь пострадавшим, которые сидели и лежали рядом со мной. А я просто одна сидела на перроне, не понимая, куда же идти дальше».

«Это был Геннадий Борисович»

«Мою растерянность заметил один мужчина, позже мы познакомились. Это был Геннадий Борисович. Он молча помог мне подняться. И я уцепилась за него как за спасительную соломинку. Стала умолять не бросать меня, осознавая, что мне необходима помощь взрослого человека. Он помог мне подняться по эскалатору. Вывел на улицу. Несмотря на мои страшные ранения, я уговаривала его связаться с родителями, чтобы успокоить их».

Геннадий Виноградов вытащил из вагона еще одну женщину. «Думаю, ну, надо вытаскивать, наверное, пока… Ну, пока на куски не разорвало там всех. Смотрю - первой женщину. Начал вытаскивать. Девушка закричала: „Мама, мама, не умирай!“. Вытащил, положил…», - вспоминал он впоследствии. К сожалению, спасти эту пассажирку не удалось – она умерла по дороге в больницу.Геннадий Виноградов

«Плакала немного»

Эвелина вспоминает, как впервые увидела себя в зеркале после теракта: «Помню, что расстроилась. Нет, конечно, не так. Я очень сильно расстроилась. Слава богу, что в тот момент рядом находились близкие люди, которые стали убеждать меня, что все поправимо, необходимо лишь время. Я и сама прекрасно это понимала, поэтому быстро вытеснила все свои сожаления одной мыслью: главное – я жива».

«Плакала немного. А из-за того, что меня ожидает впереди — многочисленные операции, реабилитация, — плакала еще меньше. Раз или два от силы. Серьезно. Я чаще рыдала после операций, когда тяжело отходил наркоз. И еще много плакала, когда первый раз увидела список погибших. Узнала судьбы этих людей. Меня это шокировало. Я была в каком-то исступленном отчаянии, вот тогда было очень больно».«В данный момент я нахожусь дома. Теперь наблюдаюсь по месту жительства у хирурга, раз в две недели езжу в НИИ Джанелидзе на осмотр к челюстно-лицевому хирургу и врачам-ожогистам, которые выполняют лоскутные операции. Еще прохожу курс лазерной терапии — остались рубцы на руках от ожогов. В общей сложности мне провели семь операций. Говорят, что период заживления рубцов продлится примерно год-полтора. А дальше… Ну, что дальше?.. Снова операции. Так и живу — от одной операции к другой».

«Врачи сделали все возможное на данный момент, - признает Эвелина. - Нос, конечно, не тот, что был раньше, но в следующем году мне предстоит еще несколько пластических операций... Посмотрим, что из этого выйдет. Сейчас я хожу со сплитами в носу — мне их прописали носить 9 месяцев. Без них, к сожалению, дыхание затруднено. А в декабре-январе врачи будут оформлять мне инвалидность».

«Я думаю, что в жизни все не случайно, - делится девушка. - Если произошла трагедия, ее надо пережить. Усвоить урок и идти дальше. Банально, странно? Но так и есть. Если опущу руки, то могу просидеть всю жизнь, жалеть себя и вспоминать то, что могло осуществиться, но не осуществилось. А могу собраться, пережить этот период, набраться сил и сделать что-то другое. Я выбрала второй вариант».

«У меня есть молодой человек. Он поддерживает меня, успокаивает, подбадривает. На него я могу положиться. Так что моя история со счастливым концом, если так можно выразиться в этой ситуации», - подводит итог Эвелина.

«Не бойся, я тебя не брошу»

20 октября в Петербурге вручили благодарственные письма памятные часы людям, которые помогали пострадавшим во время теракта.

Вот имена тех, кому вручили награды, и тех, кто по разным причинам не смог прийти на церемонию: Геннадий Палагин, Николай Гриценко, Геннадий Виноградов, Юлия Валуева, Амаль Джумаева, Алексей Колов, Егор Хлыстун, Светлана Николайчук, Шамиль Ахмедов, Игорь Кирик, Анастасия Колупаева, Мария Жильченко, Маргарита Михайлова, Надежда Никиткова, Дмитрий Станиславлюк.

Также благодарственные письма получили Александра Шнайдрук, Любовь Кузнецова и представители общественной организации «Прерванный полет»: Алексей и Марина Штейнварг, Георгий Ефименко и Андрей Варламов.

Тот самый Геннадий Виноградов, который помог Эвелине выбраться из подземки, также получил благодарность. «Никакого подвига я не совершил, поступил как нормальный человек, - отметил Геннадий Борисович. - На моем месте мог бы оказаться любой».

О своем поступке телекорреспонденту в свое время он рассказывал без подробностей и так же скромно: «Я ехал в соседнем вагоне. Вышел. Увидел девочку. Она попросила телефон позвонить. Я дал. И вдруг она: "Наберите сами. Моему папе". Я набрал. Потом мы поднялись на эскалаторе. Я ей сказал: "Сейчас приедет скорая". И она тут же: "Не бросайте меня, не бросайте". Я и не собирался ее бросать. "Не бойся, я тебя не брошу", — успокоил. Вот и все».

Но для Эвелины Антоновой Геннадий Борисович навсегда останется настоящим героем. «Я до конца жизни буду благодарна ему», - говорит девушка.