При чем тут мать? Мифы и научные факты о русском мате

Почему нецензурная брань не в чести у воров и деятелей церкви.
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Русский мат - не только лишний повод получить по губам от родителей, но и своеобразная лингвистическая гордость народа, насчитывающая уже несколько веков.

И все же многие из нас, пользуясь этим “богатством” ежедневно, не знают о нем практически ничего, кроме лжефактов.

Вооружившись научными публикациями, “Умный журнал” развенчивает мифы и попутно рассказывает, чем же русский мат так не угодил православной церкви и выходцам из воровской среды.

Татары не завозили мат

В ХХ веке большую популярность набрала “татарская” теория возникновения русского мата, согласно которой корни основных слов, которые мы причисляем к обсценной лексике, попали в русский язык из-за монголо-татар.

Однако это предположение не выдерживает никакой проверки фактами. Матерные слова встречаются уже в новгородских берестяных грамотах ХI века, то есть еще до появления Чингисхана на свет.

Идею о татарском происхождении обсценной лексики автор и составитель словаря русского мата в 10-ти томах Алексей Плуцер-Сарно во многих публичных выступлениях называл желанием “приписать "свое" "плохое" кому-нибудь другому”.

При чем тут “мать”?

Понятие “мат” напрямую связано с понятием “мать”.

Классическое выражение “...твою мать” изначально не было обезличенным, а звучало как “Чтоб пес взял твою мать”. Филолог Борис Успенский полагал, что мать в данном случае олицетворяет не только биологическую мать, но и мать-землю и Богородицу.

Пес в качестве субъекта осквернения тоже упоминался не случайно, поскольку нечистота пса - древняя категория, существовавшая еще до появления славянской мифологии. Пес отождествлялся с иноверцем, не имеющим души и не умеющим вести себя надлежащим образом.

Мат, кстати, издревле называли “песьей лаей”, а вот известные нам обозначения половых органов к “песьей лае” не относились, хотя тот же Успенский в своих работах связывает лексему “пес” с возникновением одного из “трех китов” обсценной лексики, обозначающим женский половой орган, что, впрочем, является спорным утверждением.

Подобное восприятие пса также может являться объяснением упоминания пса в таких выражениях, как “пес его знает”, “ну его к собакам” или глаголу “собачиться” в значении “ругаться”, “браниться”.

Мат как альтернатива молитве

Многие с гордостью отмечают, что с помощью мата можно легко выразить целую палитру эмоций таких, как ненависть, любовь, восторг, недоумение и так далее.

Но если его функции столь многогранны, а многие табуированные сегодня понятия в прошлом даже не относились к упомянутой выше “песьей лае”, то почему мат в конце концов впал в немилость и стал ассоциироваться с чем-то грязным и оскорбительным?

Причиной всему церковь и ее борьба с язычеством, где мат использовался в свадебных, сельскохозяйственных и других обрядах.

По мнению Успенского, брань воспринималась как нечто по своей силе эквивалентное молитве или заклятию: с его помощью можно было прогнать злых духов, избавиться от хвори и так далее.

Православие в своей борьбе с обрядовым мышлением объявила, что сквернословие приравнивается к “бесовскому” и “сатанинскому”.

Советский и российский лингвист Валерий Мокиенко отмечает, что благодаря “заклинательному” началу в языке сохранились такие выражения, как, например, посылы к некому мифологическому персонажу, нечистой силе: “иди ты к черту!”, “иди к лешему!” и так далее.

“Срамословию” обучали детей

Это сегодня можно легко получить по губам, принеся из школы или из двора домой пару крепких слов, а три-четыре века назад родители более-менее сознательно обучали детей сквернословию. Свидетельства об этом сохранились, например, в послании начала XVIII века русского экономиста и Публициста Ивана Посошкова Епископу русской православной церкви Стефану Яворскому:

“Не безумное ль сие есть дело, яко еще младенец не научится, как ясти просить, а родители задают ему первую науку сквернословную и греху подлежащию? ... и как младенец станет блякать, то отец и мать тому бляканию радуются и понуждают младенца, дабы он непрестанно их и посторонних людей блякал ... А когда мало повозмужает младенец и говорить станет яснее, то уже учат его и совершенному сквернословию и всякому неистовству”.

Другое подтверждение мы находим в книге поучений XVII века “Статир”, автором которой является некий священник из Орла: “Не успеет отроча еще и родитися, а они его не Божию делу научают, но сатанинскому обычаю: скакати, плясати, песни пети, лгати; отец научает матерь бранити, а матерь отца”.

Почему “настоящие” уголовники не матерятся

В воровской культуре браниться “по матери” - значит подписать себе смертный приговор. В основном это касается именно оскорблений матери.

Впрочем, любые ругательства, имеющие сексуальный подтекст, также могут обернуться плачевно, поскольку в уголовном мире слово столь же реально и весомо, как и дело и воспринимается с той же серьезностью.