Жене Кержакова понадобилась помощь после семейной трагедии

«В какой-то момент поняла, что мне требуется помощь специалистов».
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Супруга футболиста Александра Кержакова – Милана – рассказала, каким тяжелым ударом стала для нее трагическая гибель отца. По словам супруги нападающего «Зенита», ей пришлось месяц восстанавливаться в клинике.

Жизнь Вадима Тюльпанова, члена Совета Федерации, внезапно оборвалась в апреле 2017 года. Как сообщалось, в бане спортивно-оздоровительного комплексе «Оазис» политик неудачно упал и ударился головой, при падении получив перелом основания черепа. Прибывшей по вызову бригаде скорой помощи оставалось лишь констатировать его смерть. Экспертиза показала, что сенатор скончался от острой сердечной недостаточности, вызванной ишемической болезнью сердца: падение и травма произошли уже вследствие сердечного приступа, передавала «Фонтанка».

«В какой-то момент поняла, что мне требуется помощь специалистов»

Теперь в интервью сайту «Летидор» Милана Кержакова решилась заговорить об этой утрате: «У меня случился тяжелый период в жизни после гибели моего отца. Долгое время я пыталась прийти в себя самостоятельно. Но в какой-то момент поняла, что мне требуется помощь специалистов».«Поэтому на месяц я уезжала восстанавливаться в аюрведическую клинику, где нельзя было пользоваться телефоном и интернетом, - рассказала она. - Я читала много хорошей литературы, ела полезную пищу, думала о своей жизни, приводила свои нервы в порядок. Безусловно, все это мне пошло на пользу. Я никуда не исчезла. Я просто хотела набраться сил, чтобы вернуться и продолжать свою творческую деятельность».

Вспомнила Милана Кержакова и то, по какой причине отказалась носить фамилию Тюльпанова после замужества. «Папа просил меня взять двойную фамилию. Все-таки он очень многое сделал для того, чтобы фамилия Тюльпанов могла заслуженно называться гордой фамилией и носиться с почтением», - признала она.

«Однако я считаю, что если женщина выходит замуж за мужчину, то она выходит за него целиком и полностью, - продолжила Милана. - Жена становится спиной мужа, его опорой и поддержкой. Я считала так 4 года назад, считаю и сейчас. Я – спина моего мужа, я в какой-то степени его тень, я его опора, я его стена. А стена не должна называться каким-то другим названием. Поэтому мы – Кержаковы, наши дети – Кержаковы, и мы все вместе образовываем коалицию под названием “семья”!»

«Так как мои родители – люди старой закалки, я их не обвиняю».

Говоря о воспитании детей, жена Александра Кержакова призналась, что рано вышла замуж под влиянием родителей. Они считали, что их дочь должна вступить в брак до 25 лет. Со временем взгляды Миланы изменились.

«Буду говорить с вами откровенно, замуж я хотела выйти до 25 лет, потому что вся моя семья упорно убеждала меня, что женщина после 25 лет – это, так скажем, “отработанный материал”. Сейчас я так не считаю. Я бы своей дочке никогда не сказала ничего подобного».

«Я считаю, что “качество” человека исчисляется не количеством прожитых лет или количеством половых контактов. Оно исчисляется его наполнением как личности. И я бы своей дочери в первую очередь говорила именно это».

«Но так как мои родители – люди старой закалки, я их не обвиняю. Наверное, ничего другого по факту они сказать мне не могли, потому что просто не знали альтернативы, не знали опыта европейских браков, когда 30 лет для вступления людей в законные отношения – это нормально и естественно».