Исповедь невиновного москвича, обвиненного в убийстве жены и дочки

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Московский бизнесмен, которого арестовали 2,5 года назад по обвинению в жестоком убийстве жены и дочери, а спустя 10 месяцев все-таки выпустили из тюрьмы, признав невиновным, впервые рассказал свою печальную историю журналистам. О том, как следователи пытались вытащить из него признание в том, чего он не совершал, и о своем спасении Хорен Казарян поведал в интервью «Московскому комсомольцу».

«Если бы у меня не было достаточно средств, чтобы защититься, я бы уже сидел. И, возможно, пожизненно. Мне пришлось продать все, чтобы нанять 8–9 адвокатов. Ну и в СК все-таки нашлись порядочные люди», - говорит Казарян. В итоге дело развалилось, с него полностью сняли обвинения и выдали справку о реабилитации.

Две версии одного убийства

Убийство произошло в шикарном пентхаусе с видом на Кремль. 14 февраля 2015 года, в День всех влюбленных, в квартире дома номер 23 по улице Шаболовка были обнаружены тела проживавших там 41-летней Виктории Карагулян и ее девятилетней дочери Нинэ. Потерпевшие скончались от колото-резаных ранений. Всего преступник нанес жертвам около 40 ударов ножом.

Полицию вызвал глава семьи – Хорен Казарян. Его-то вскоре и арестовали.

По версии следствия, Казарян вернулся домой под утро, проиграв 200 тысяч долларов в карты. Супруга открыла дверь, произошла ссора, и Виктория получила несколько ударов ножом. Затем, как утверждали сыщики, бизнесмен нанес множество ранений дочери, избавился от ножа, запер дверь и покинул квартиру – вышел через зимний сад на крышу.

По словам самого Казаряна, он действительно вернулся домой под утро после карточной игры с друзьями, хотя никаких астрономических сумм не проигрывал. Дверь ему никто не открыл. Решив, что супруга обиделась, он остался ночевать в машине. А утром забеспокоился и попросил дворника через крышу залезть в дом. Тот и обнаружил в квартире два трупа. После этого мужчина позвонил в полицию.

«Попадешь в СИЗО с такой статьей, тебя там изнасилуют, будут бить»

«Я хорошо помню день, когда все случилось. Это был День святого Валентина, - рассказывает Казарян. - Меня доставили в отделение полиции, кругом все пьяные — мужчины, женщины, доносится отборный мат из всех кабинетов, всюду грязь. На тот момент я даже не предполагал, что меня арестуют. Разговаривали со мной грубо. Когда я сделал замечание: "Как вы себя ведете, у меня ребенка и жену убили!" — на меня тут же надели наручники».

«Первым моим следователем была девушка, которая вела допрос в короткой юбке и в колготках в сетку. Я как-то не выдержал, намекнул, чтобы она сменила колготки, а то на проститутку похожа. Может, она мне позже и отомстила, обвинив меня в убийстве?»

В изоляторе временного содержания подозреваемого стали запугивать трое – «добрый», «злой» и «нейтральный» полицейский. Они уверяли, что против Казаряна собраны неопровержимые улики, а если он будет упорствовать, то его «сломают». Предприниматель не поверил угрозам, назвал самого агрессивного из собеседников «придурком» и признание подписывать отказался.

Тогда в дело вступил «добрый» полицейский: «Напиши признание, и мы отпустим тебя на похороны жены и дочери». Но Казарян не поверил этим обещаниям.

После этого мужчине угрожали уже открыто: «Попадешь в СИЗО с такой статьей, тебя там изнасилуют, будут бить, а если признаешься во всем, мы тебя изолируем от всех, поместим в отдельную камеру».

«Я смотрел на этих людей и испытывал жуткое разочарование в наших правоохранителях. И с каждым днем разочарований становилось все больше и больше», - говорит Казарян.

«Я тогда подумал, ну все, конец мне, сфабриковали улики»

«Когда я поинтересовался, почему меня арестовали, мне объяснили, что на моей обуви нашли кровь ребенка. Я тогда подумал, ну все, конец мне, сфабриковали улики. Позже выяснили, что это была не кровь. Через три месяца ареста следователи обнаружили кровь на моей футболке. И опять ошиблись — кровь оказалось пятном от томатного сока».

По словам Казаряна, версия следствия противоречила логике изначально: «Следователи зацепились за то, что меня 30 минут не было под камерой видеонаблюдения. По их версии, за это время я успел убить жену и дочь. Причем все делал очень быстро. Забрался через крышу, разделся догола, зарезал жену, потом ребенка — в общей сложности нанес около 40 ударов ножом. Дальше отправился в душ, помылся. Надел свежую одежду. Ушел снова через крышу. Потом бегал где-то, заметал следы».

«По дороге спрятал окровавленную одежду и орудие убийства, которого до сих пор нет, и вернулся в гараж. Притворился, что сплю в машине. Причем в момент убийства я еще сделал 17 телефонных звонков жене. По версии следователей, одной рукой убивал, а другой нажимал на кнопки смартфона. По всем этим эпизодам проводили следственный эксперимент, который провалился».

«Существует статистика: в 90 процентах подобных преступлениях замешаны мужья. Вот этим все и руководствовались, когда убийство повесили на меня», - полагает мужчина.

А вот настоящие преступники в СИЗО в виновность Казаряна сразу не поверили: «Четыре не очень образованных арестанта за 20 минут разобрались, что я невиновен. Спросили перед этим: «Когда произошло убийство?». — «Позавчера». — «А почему нет следов на руках?». У меня были чистые руки — ни ранки, ни царапинки».

Честный следователь

По словам Казаряна, дело развалилось, когда пошел третий месяц его пребывания в СИЗО. «Но меня еще больше полугода держали за решеткой. Видимо, на всякий случай», - отмечает он.

«Вы не представляете, через сколько инстанций мы прошли, чтобы добиться справедливости... Дело не двигалось с мертвой точки, пока не подключилась уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова. Была проделана титаническая работа, люди, которые меня защищали, практически жили в прокуратуре».

«На четвертом месяце моего заключения в СИЗО за мое дело взялся следователь с большой буквы Алексей Островидов. Я даже удивился, что такие люди еще сохранились в этой системе. Первое наше знакомство состоялось в СИЗО. Он протянул руку. "Я же убийца, почему вы со мной здороваетесь?" — на тот момент я уже отчаялся добиться правды. И услышал: "Какой вы убийца? Вы жертва. Поговорю с начальством, вас освободят из СИЗО и переведут в статус потерпевшего".»

Островидов перепроверил документы, еще раз посетил пентхаус, обнаружил на крыше бутылку водки с отпечатками убийцы, там же остались следы преступника. Дело против Казаряна стало рассыпаться на глазах.

17 июля 2017 года следователь Главного следственного управления СКР по Москве Алексей Островидов подал в отставку, назвав причиной «профессиональную некомпетентность руководства» и «игнорирование ими требований уголовно-процессуального законодательства», обращает внимание «Московский комсомолец».

«Вы не сидели в тюрьме? Знаете, что там самое страшное?»

Казаряна отпустили из СИЗО после 10 месяцев. «Вы не сидели в тюрьме? Знаете, что там самое страшное? Праздники — майские, январские. В СИЗО люди сидят в маленьких комнатках, хатках, как их называют. В будние дни есть движение, ты ходишь на допросы, к тебе приходят адвокаты, следователи. В праздничные дни народ никуда не заходит, не выходит. В это время можно с ума сойти», - вспоминает Хорен.

«22 декабря я собирался умереть. На тот момент я уже смирился. Много спал. Сначала по 8, 10, 12 часов. Потом не вставал с кровати по 20 часов. В какой-то момент почувствовал, что силы на исходе. В один из таких дней меня растолкали: «Собирайся в суд». Приехали в Мосгорсуд. В тот день у арестантов СИЗО был банный день. Я боялся опоздать, пропустить поход в душ, который редко случался. Поэтому планировал побыстрее завершить процесс. И тут на заседании судья говорит: “Мы меняем вам меру пресечения на домашний арест”.»

«Я не знаю, как жить после этого»

«Вы хотите знать, что я почувствовал? Абсолютную пустоту. Такую же пустоту я почувствовал, когда объявили о моей реабилитации».

«Даже когда мне вручили эту бумагу о реабилитации, боль не отпустила. Ну, вышел и что мне делать? Что доказывать? Или пойти убить того, кого подозреваю? О своих подозрениях я поведал следователям. Но те отмахнулись».

По словам Казаряна, сам он подозревает в причастности преступления одного из родственников жены. «Есть версия грабежа. Но мне она кажется странной — из квартиры украли только 1500 долларов, которые лежали на видном месте», - добавил он.

По мнению мужчины, найти и наказать убийцу его жены и дочери через 2,5 года после преступления практически нереально - все улики давно утрачены.

Из квартиры его за время следствия Казаряна выписали (в свое время все имущество он записал на жену и ее близких). Сейчас отпущенный на волю мужчина живет у друзей.

Казарян хочет отсудить у государства компенсацию, но для этого ему сначала нужно найти деньги на адвокатов.

«Когда я получил бумажку о реабилитации, мне звонили друзья, поздравляли, спрашивали, буду ли отмечать это событие. Я даже не знал, как реагировать. Чему я должен радоваться? Что меня оправдали? Я не знаю, как жить после этого, а мне говорят, надо радоваться», - заключает мужчина.

Ни следователи, ни прокурор не стали приносить извинений человеку, которого намеревались сгноить в тюрьме.