MH17: почему мы можем никогда не узнать правды

Расследование было «сорвано» изначально, но даже самые важные улики могут не дать ответа на главный вопрос.
Reuters
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Катастрофа пассажирского Boeing 777 на востоке Украины может быть расценена как военное преступление, дала понять Верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллай. Большинство в мире убеждены, что самолет был сбит пророссийскими повстанцами, возможно, при прямом содействии Москвы. Но доказательств не представлено, а без них официально обвинить кого-либо не удастся (хотя, надо сказать, США уже пытаются это делать).

Более того, расследование было «сорвано» изначально. Эксперты и следователи далеко не сразу получили доступ к месту трагедии, потом у них было мало времени на осмотр, да и в принципе из-за боевых действий провести расследование так, как нужно, не удастся. Все это может означать, что виновные в гибели почти 300 человек так никогда и не будут установлены.

The Telegraph по пунктам объяснила, почему.

Место запуска ракеты

По собственным выводам газеты, чьи репортеры побывали на месте катастрофы, ракету «Бук» могли выпустить с мобильной установки в поле приблизительно в 20 километрах к югу от места падения лайнера. Об этом можно судить по выжженной почве и сгоревшим посадкам. Это также подтверждают появившиеся в последнее время фотографии, на которых, среди прочего, виден инверсионный след от ракеты.

Ранее украинская разведка сообщала, что пусковая установка, предположительно, была завезена в Украину из России за 15 часов до того, как был сбит рейс MH17. Ее доставили к поселку Первомайский Донецкой области. Поле, о котором идет речь, находится на расстоянии сотен метров от этого населенного пункта.

На месте, откуда была выпущена ракета, должны быть явные признаки вроде остатков химических веществ на выжженной земле. Но даже если место будет установлено, нелегко установить, кто именно осуществлял запуск, говорят эксперты.

Улики

Большинство улик, которые могут быть найдены на месте катастрофы, не позволят точно сказать, кто именно отдал приказ и кто «нажал на кнопку».

Если говорить про шрапнель от разрыва ракеты, то она, вероятно, рассеяна на площади примерно в 20 квадратных километров.

Самые важные доказательства, такие как корпус ракеты и ее двигатель с заводскими серийными номерами, могли уже исчезнуть с места трагедии. И, опять, даже если они будут обнаружены, ракеты «Бук» российского производства есть у обеих воюющих сторон – у армии Украины и у повстанцев.

Расследование

За него взялись власти Нидерландов – страны, потерявшей в катастрофе 189 граждан. Причем только через неделю после нее они объявили о намерении направить на восток Украины полсотни своих невооруженных военных полицейских, чтобы по возможности обезопасить место и помочь в поиске останков и вещественных доказательств.

Это запоздалое решение, считает независимый эксперт авиации Крис Йейтс, бывший консультантом при расследовании многих катастроф. Люди уже изрядно потоптались на этом месте, перемещая обломки, даже разрезая их. Некоторые детали были унесены. При таких обстоятельствах расследование может занять годы, опасается он.

Обычно вынос обломков и тел с места катастрофы проходит под строгим контролем, с разрешения официальных инспекторов и не раньше, чем будут сделаны фотографии. В случае с MH17 все эти правила были нарушены.

Данные радаров и расшифровка бортовых самописцев тоже не поможет установить конкретных виновных. Можно определить траекторию ракеты, установить место запуска, исключить все другие возможные причины, кроме единственно верной, а также назвать точное время инцидента. Но если рейс MH17 был сбит ракетой, то реакции экипажа, которая могла бы пролить свет, в записи уже не будет.

Единственный способ определить, что на самом деле случилось и кто в ответе – изучить служебные журналы тех, кто управлял ракетной системой. А это, по понятным причинам, практически невозможно.

Данные разведки

Украинская сторона обнародовала целый ряд свидетельств. Записи предполагаемых телефонных переговоров между командирами повстанцев, в которых не просто упоминался сбитый самолет, но велись детальные обсуждения атаки. Есть и некие фотографии пусковых установок «Бук», которые якобы движутся через границу в Россию.

Кроме того, много сообщалось о записях в аккаунтах повстанцев в соцсетях, которые после катастрофы были поспешно удалены. Судя по ним, ополченцы думали, что сбили украинский военно-транспортный самолет Ан-26. Причем за три дня до этого как раз такой самолет был сбит в той же самой области. Но в случае 17 июля оказалось, что рухнул гражданский борт.

Западные разведагентства молчат о том, есть ли у них конкретные доказательства о том, кто именно запустил ракету. Американские представители ранее отмечали, что не могут назвать имен, рангов и даже на 100% не уверены в национальности тех, кто виновен в трагедии.

Жертвы

В поисках истины не нужно забывать о родственниках жертв. Это те люди, для кого расследование – важнее всего на свете. И именно они рискуют надолго (если не навсегда) остаться в неведении о том, по чьей вине погибли их близкие.

Здесь показателен опыт расследования трагедии над Локерби в 1988 году. По обвинению во взрыве пассажирского самолета и убийстве 259 человек в тюрьму был посажен единственный сотрудник ливийской разведки. Но и сегодня, спустя 25 лет, нельзя сказать, что дело закрыто. Например, звучали обвинения в адрес бывшего ливийского лидера Муамара Каддафи – будто он лично отдал приказ взорвать лайнер. Так что к расследованию, неофициально, возвращаются снова и снова, и оно по-прежнему вызывает много вопросов.

Что важно: в отличие от инцидента с MH17, в случае Локерби эксперты и следователи сразу же прибыли на место трагедии и увидели нетронутую картину собственными глазами. Они имели возможность установить максимум фактов. И даже с учетом этого, 25 лет спустя мы все еще не знаем, почему был взорван рейс Pan Am и кто отдал приказ. Семьям жертв MH17, видимо, нужно готовиться к еще более долгому ожиданию.