Демократия по-собянински. 5 признаков, что мэрия держит москвичей за "идиотов"

Как столичные власти пытаются воспитать удобных для себя граждан и что получают в результате.
Facebook
ВКонтакте
share_fav

С некоторых пор главные выборы в России случаются реже: парламентские – каждые 5 лет, президентские – каждые 6. Зато в промежутках между ними власти ежегодно «тренируются на кошках», пытаясь в ходе региональных и муниципальных кампаний потихоньку вышколить избирателей, привить им определённые рефлексы, чтобы потом на федеральном уровне не было никаких сюрпризов.

Москва в этом смысле считается самой строптивой, поэтому здесь к обработке населения подходят комплексно и более хитро. Задача: создать внешне благополучную картинку «демократии в действии», но воспитать при этом в большинстве москвичей политическую пассивность.

В Древней Греции человека, не участвующего в политической жизни родного города, называли словом «идиот». Причём оно не было ругательным и не имело отношения к слабоумию. По всему выходит, что в нынешних условиях идеальный для власти гражданин – именно идиот в античном смысле. Anews приводит пять доказательств и разбирается, почему в Москве это даёт обратный эффект.

1. «Сушка явки»

Витрина

К муниципальным выборам в столице 10 сентября допустили беспрецедентное число кандидатов, при этом было рекордно много молодых. Если раньше многим отказывали в регистрации под надуманными предлогами, то теперь такого практически не было. Оппозиция завоевала в целом 15% мест в муниципальных советах. Всё это позволило мэру Сергею Собянину объявить: «Прошедшие муниципальные выборы были конкурентными и честными. Политический ландшафт районных советов стал более разнообразным».

Закулисье

Когда мэрия знает, что число недовольных велико и способно изменить расклад сил, то она берёт курс на понижение явки, рассчитывая, что на участки придут в основном зависимые от власти избиратели (бюджетники, коммунальщики, члены опекаемых властью организаций и т.п.) с точной установкой, как голосовать. Выборы таким образом превращаются в «ритуал для своих».

10 сентября эта методика проявилась в полной мере: о выборах не писали и не говорили, в большинстве районов на подъездах домов и даже на стендах возле управ не было объявлений с датой голосования и адресами избирательных участков. Из почтовых ящиков воровали листовки оппозиционных кандидатов, дворники срывали агитплакаты. Лица кандидатов-единороссов, впрочем, тоже не мозолили глаз, потому что цель всё-таки была – заставить граждан забыть о голосовании. Этому, кстати, весьма способствовало одновременное празднование «Юбилея Москвы», которое, в отличие от выборов, получило самую пышную рекламу.

То, что это была сознательная стратегия мэрии и Мосгоризбиркома, подтвердил «Ведомостям» источник, близкий к администрации президента. По его словам, применить её решила вице-мэр Анастасия Ракова. При этом учитывалось, что уже через год состоятся более значимые и резонансные выборы мэра, так что властям было важно не дать оппозиции в ходе нынешней кампании развернуться в большое протестное движение.

Итог

Несмотря ни на что, около 280 муниципальных депутатов избраны вопреки воле столичных властей. Причём оппозиция отвоевала целый ряд стратегически важных центральных районов Москвы. Например, в Тверском и Пресненском, где, соответственно, находятся Кремль с мэрией и голосует сам градоначальник Собянин, большинство мест теперь принадлежит оппозиционерам, а в Гагаринском районе, где зарегистрирован президент Владимир Путин, независимые депутаты полностью вытеснили «Единую Россию».

Лидеры оппозиции и её сторонники сразу провозгласили свою «победу». В чём она состоит, если отбросить эйфорию? Учитывая провал на этих выборах трёх традиционных парламентских партий (КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР), несистемная оппозиция становится второй по значимости и масштабу политической силой Москвы. Итоги выборов даже при низкой явке показали запрос на перемены и новые лица, что создаёт базу для гражданской активности и «протестного» голосования в будущем. Как заключил политолог Александр Кынев, «в таких условиях избрать Собянина на конкурентных выборах почти невозможно».

2. Чистые выборы и «душка-мэр»

Витрина

Уже первые Собянинские выборы 2013 года, по итогам которых он из назначенного мэра стал «народно избранным», заслужили похвалу наблюдателей и политических аналитиков. Собянин великодушно помог сильному оппозиционному сопернику Алексею Навальному со сбором подписей муниципальных депутатов, предложил отменить открепительные удостоверения, назвав их «одной из серых и мутных схем», и вообще упирал на чистоту и демократичность процедуры голосования и подсчёта результатов. «По сравнению с тем, что было раньше, это не просто прогресс, а суперпрогресс», - заявил тогда авторитетный политолог Игорь Бунин.

РИА Новости / Евгений Биятов

Закулисье

Забота о прозрачных и конкурентных выборах лишь отчасти была продиктована стремлением вернуть им легитимность. Собянин преследовал и другую важную цель – лишить критически настроенных москвичей веских причин для массовых уличных протестов: мол, всё теперь по-честному, придраться не к чему. Это тоже подмечали эксперты, наряду с высокой оценкой выборов.

Между тем, хотя выборы обошлись без вопиющих нарушений, власти не отказались от административного ресурса и разных уловок. Например, в день тишины вместо запрещённой агитации они «задабривали» электорат, раздавая пенсионерам щедрые продуктовые наборы. Некоторым, якобы в рамках программы соцобеспечения, доставляли даже крупную технику – холодильники и телевизоры, или внезапно дарили весомую «прибавку к пенсии».

Мэрия позже заявляла, что она ни при чём, что это якобы импровизировали управы в связи с Днём пожилых людей, а не по причине выборов. Но никто так и не объяснил, почему подарки раздавали именно в канун голосования 8 сентября, хотя упомянутая дата отмечается 1 октября.

Также массу вопросов вызвало голосование на дому. Политолог Кынев тогда высказал убеждение, что только за счёт таких подконтрольных избирателей Собянин вырвал необходимый для победы минимум и избежал второго тура, где Навальный вполне мог его обойти.

Итог

В 2013 году Собянину нужен был убедительный перевес в конкурентной борьбе, причём с дальним прицелом – чтобы доказать свою состоятельность в качестве возможного будущего «преемника» Путина. Но триумфальной победы не вышло: и.о. мэра собрал лишь 51% голосов, Навальный – аж 27%. Такие «успехи», по мнению аналитиков, снизили шансы Собянина и доказали, что если у обширного протестного электората в Москве появится лидер, то его потенциал на честных выборах будет выше, чем у нынешнего градоначальника.

РИА Новости / Алексей Дружинин

3. «Разрешённые» митинги

Витрина

В Москве «абсолютно полностью реализуется право граждан на выражение своего мнения, никакой острой проблемы на сегодня с этим в городе нет», заявил в августе «Коммерсанту» ответственный чиновник в мэрии Владимир Черников. По данным его департамента, за 2,5 года, с января 2015-го по июнь 2017-го, было подано больше 46 000 заявок на массовые мероприятия и 86% из них было согласовано. «Проблемы, конечно, возникают. Но мы действуем чётко в соответствии с законом и по большей части находим компромисс», - заверил он.

Reuters

Закулисье

Основу этой благополучной статистики составляют различные фестивали, концерты, авто- и велопробеги, марафоны и лыжные забеги, первомайские шествия и марши к Дню Победы. А вот добиться разрешения на протестные акции в центре Москвы практически невозможно, знают организаторы и участники.

Власти находят массу предлогов для отказа: не хватает какой-нибудь закорючки в заявке, митингующие будут якобы мешать прохожим, выбранное место уже отведено под другое мероприятие и т.д. Протестующих «ссылают» в отдалённые районы, что мало похоже на «компромисс». Или предлагают ещё более издевательскую альтернативу – так называемый «гайд-парк» в Сокольниках, который вмещает всего до 1,5 тысяч человек.

Итог

Москвичи перестали бояться словосочетания «несогласованная акция», на неразрешённые митинги на Тверской идут уже даже школьники. Более того, после серии массовых несанкционированных протестов правозащитники при президенте совместно с руководством спецслужб стали готовить поправки к закону о митингах, направленные в целом на «смягчение репрессивности». Авторы говорят, что у людей должно быть право собраться и высказаться не только на окраинах, но и в центре – если не на Красной площади, то поблизости.

Reuters

4. Диалог с москвичами

Витрина

«Очень важно, чтобы мы не разделяли город на части, не противопоставляли людей друг другу. Мы должны вместе созидать, строить наш город. Только путем консолидации разных политических сил мы можем дальше развивать Москву», - говорил Собянин, избравшись мэром в 2013 году. Мэрия по сей день заявляет, что в своих важнейших решениях опирается на пожелания москвичей, а когда есть серьёзное недовольство, его лучше всего гасить личным общением.

РИА Новости / Евгений Самарин

Закулисье

Практика показывает, что у оппонентов власти по острым вопросам мало шансов быть услышанными. Особенно мэрию раздражают активисты, способные мобилизовать людей и предъявить осмысленные претензии – таких чиновники стараются «нейтрализовать». Например, перехватить их возможных сторонников и сорвать протестные акции, организовав в тот же самый день и час «встречи с жителями» во дворах. Так, в частности, было нынешней весной в Северном округе, где назревал многочисленный протест в связи с собянинской программой сноса хрущёвок.

Итог

Имитация диалога вместо настоящей живой дискуссии привела ровно к тому, чего изначально опасался Собянин. Город разделился на части: в противовес ленивым спальным районам и Новой Москве появились «протестные» районы на окраинах и в центре, жители которых политически подкованы, активны и не склонны поддаваться увещеваниям мэрии.

5. «Диванная демократия»

Витрина

С 2014 года москвичам дана возможность, по словам мэра, «участвовать в управлении городом» и напрямую влиять на принимаемые властями решения через электронное голосование на портале столичного правительства «Активный гражданин». «Самое главное, мы точно знаем, что интересует горожан. Поддерживают они те или иные проекты или нет, и уже на основании этого активно движемся вперёд», - говорит Собянин.

Закулисье

На трёхлетие портала Собянин порадовался, что им пользуются 1,7 млн человек. Это меньше 10% москвичей. Даже если бы все эти 10% голосовали по каждому вопросу в едином порыве (а такого не бывает никогда), это не давало бы мэрии права принимать решения «от имени» москвичей. Однако власти упорно создают иллюзию, будто послушно выполняют волю большинства горожан.

К тому же то, что они преподносят как «важные для города вопросы», во многих случаях относится скорее к компетенции управ, носит бытовой характер или отдаёт банальной вкусовщиной. Темы могут быть интересны жителям («Сгребать ли листья во дворах?») и даже полезны («Какие функции добавить карте „Тройка“?»), но когда дело касается более масштабных и серьёзных проблем, вся эта интернет-демократия выглядит профанацией.

РИА Новости / Евгений Одиноков

Итог

Мэрия очень хотела бы в принципе перевести всех «активных граждан» в интернет. Как дала понять на одном из закрытых совещаний вице-мэр Ракова, даже собрания собственников жилья, если на них обсуждаются острые резонансные вопросы, воспринимаются властью как «революционная форма» и потому нежелательны. В таких случаях для городского начальства, конечно, безопаснее отправлять людей выражать недовольство на интернет-порталах. Только много ли по-настоящему неравнодушных москвичей согласятся на такую подмену?

Смотрите дальше: Варварство или дебилизм? 7 изъянов реконструкции Москвы

#собянин