Мария Максакова: дети "остановились в развитии", а сын еще и растолстел

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Оперная певица и бывший депутат Госдумы Мария Максакова, чей супруг Денис Вороненков не так давно был убит в центре Киева в результате покушения, рассказала о своих детях от первого брака. С ними женщина оказалась разлучена после расставания с гражданским мужем – авторитетным бизнесменом Владимиром Тюриным.

В настоящее время Мария живет в Киеве, а ее сын Илья и дочь Людмила – в роскошном особняке на Рублевке, ими занимаются папа и бабушка Людмила Максакова. Эта ситуация крайне расстраивает мать – в интервью украинскому изданию «День» она посетовала, в частности, что дети остановились в своем музыкальном развитии. К такому выводу Мария пришла, оценив их недавнее выступление на фестивале в Ялте.

«Было крайне неприятно и стыдно наблюдать, как они исполняли что-то там на сцене», - призналась певица. «Я оказывала на них мощнейшее влияние в течение 12 лет, пока они жили со мной. Илья — блестяще играл на рояле и фортепиано, а Люся — на арфе, но с тех пор, как они со мной не живут, они в этом своем развитии остановились», - сказала Максакова.

«Я им так гордилась…»

Сына Мария также упрекнула за то, что он перестал следить за собой: «Покинув Суворовское училище, Илья опять набрал 12 килограммов и стал выглядеть, будто ничего в его жизни не было». «Я так им гордилась. Он исполнял в Крыму программу, которую год назад блестяще играл со мной в Каннах. Но только гораздо хуже, медленно и с ошибками», - добавил певица.

Максакова дала понять, что будет рада воссоединиться с детьми, если Илья и Люся переедут жить к ней. Чтобы они могли принять решение об этом, им сначала нужно достигнуть 14-летнего возраста – Люсей сейчас 8 лет, а вот Илье – уже 13. «Если у него будет желание приехать ко мне в Киев, я буду рада его видеть», - заявила мать.

«Если я не хочу общаться с их отцом, то что теперь делать?»

Ранее Максакова объясняла, что практически не общается со старшими детьми из-за сложных отношений с их отцом Владимиром Тюриным. «В конце концов, если они поживут сейчас со своим биологическим отцом еще 12 лет — это проблема, чтобы меня осуждать? Вот и пусть поживут, если так сложилось. У них это взаимно. Им нравится. Если я не хочу общаться с их отцом, то, соответственно, дозирую общение с детьми. И что теперь делать?» — говорила Мария украинскому порталу «Факты».