"Ночью начался ад". Внучка Татьяны Васильевой заразилась вирусом Коксаки

Дети продолжают заражаться на отдыхе в Турции. «Мы готовы купить билеты сами и унести ноги».
Instagram
Facebook
ВКонтакте
share_fav

На курортах Турции продолжают фиксировать случаи заболевания детей вирусом Коксаки. И если большинство инцидентов остается незамеченными для широкой публики, иногда родителям удается все же привлечь внимание к проблеме.

На днях Народная артистка России Татьяна Васильева поделилась записью своей невестки, чья 10-месячная дочь заразилась на отдыхе в турецком городе Белек.

Коксаки – опасный для человека РНК-содержащий энтеровирус. В зависимости от своей разновидности (их существует несколько десятков), может вызывать различные клинические проявления: от легкого повышения температуры до серозного вирусного менингита, поясняет ТАСС.

Вирус Коксаки передается через загрязненные предметы, воду, воздушно-капельным путем. Он способен инфицировать кожу и слизистые оболочки, вызывая заболевания верхних дыхательных путей и менингит. Наиболее подвержены заражению дети в возрасте до 10 лет.

Невестка Татьяны Васильевой – Мария Болонкина-Васильева – подробно описала симптомы тяжелой болезни своей дочери Мирры.

«У Мирры был плохой аппетит, она много плакала, а в столовой просто раскидывала еду, с ложкой к ней было не подступиться. Только вот печенькой вымазалась вся. Мы отправили это фото Татьяне Георгиевне. "Что это, у Мирры, Коксаки?" - спросила ТГ. "Нет!" - прохохотали мы в ответ и пошли спать».

«Мирра не плачет, а орет, мы не знаем, как помочь...»

«А ночью начался ад. Температура 40, Мирра не плачет, а орет, мы не знаем, как помочь... В итоге вставили свечку жаропонижающую и уснули. Впервые Мирра спала с нами. Потому как я качала ее прямо в кровати».

«На следующий день Мирра спала почти все время. Температура, как только мы ее сбивали - поднималась снова к 40. Заметили на спинке сыпь. К вечеру Мирра вообще не поднималась, часами лежала на руках у Филиппа и стонала. Мы в ужасе поехали в госпиталь. Доктор тут же осмотрел ладони и пятки (там ничего не было), заглянул в рот, помолчал и убежал. Я попросила медсестру его вернуть, чтобы он на сыпь на спинке посмотрел, но тут же прибежал врач-переводчик и сказал, что у нас что-то вирусное, сыпь – это аллергия, аппетит пропал из-за отравления, горло плохое».

«Пролежала Мирра под капельницей 6 часов, как раз пришли анализы крови, и нас отпустили домой, выписав жаропонижающее, средство для восстановления микрофлоры и от горла. В пять утра мы вернулись в гостиницу и, так как под капельницей температура упала, нам удалось поспать 2 часа».

«Страховая компания отправить нас домой не может»

«Вчерашний день как в тумане. Мирра либо спит, либо плачет на руках, ничего не кушает, а сыпь появилась везде. Некоторые из более крупных прыщиков лопаются и кровоточат. Отправили результаты анализов врачу в Москве и услышали то, чего боялись больше всего: вирус Коксаки».

Ко всему прочему, страховая компания отказывается отправлять семью домой в Россию, так как им нужно подтверждение, что у ребенка действительно вирус Коксаки.

«Страховая компания отправить нас домой не может – им нужен четкий диагноз Коксаки из госпиталя. На ресепшн говорят, если вы заразились – то не у нас точно. Мы готовы купить билеты сами и унести ноги, но в турагентстве говорят, что нас могут не выпустить из страны. Мы сидим в номере, по очереди качаем Мирру, поесть не успеваем.»

«Чувствуем себя заложниками. Заложниками собственной наивности: "Коксаки - это элементарная гигиена", "Ну, Мирру-то мы убережем", "Мирра же у нас в бассейне не купается, с общего стола не кушает, с детьми не контактирует". Мы были уверены, что с нами этого не случится».