“Держите язык за зубами!” Правда о гомосексуалистах в российской армии

Facebook
ВКонтакте
share_fav

В отношении армии всегда существовало много мифов и страхов, обусловленных естественными опасениями молодых людей, которым предстоит оказаться в её рядах. Разумеется, не могло обойтись и без одной из главных мужских фобий - о возможной встрече с проявлениями гомосексуализма.

“Умный журнал” решил разобраться в этой проблеме и вкратце обрисовать реальную ситуацию с однополой любовью в Вооружённых Силах РФ.

Берут ли геев в армию?

Вопреки убеждениям многих людей, гомосексуализм не считается заболеванием - по крайней мере в странах, придерживающихся стандартов Всемирной организации здравоохранения, в число которых входит Россия. Поэтому в российском законодательстве сексуальная ориентация не является основанием для освобождения от военной службы. Так что тем, кто хочет избежать призыва, объявив себя гомосексуалистом, юристы не советуют этого делать - с таким “диагнозом” в армию могут отправить, не моргнув глазом.

При этом основаниями для освобождения от военной службы являются так называемые расстройства сексуальных предпочтений, куда входят фетишизм, садомазохизм, педофилия, трансвестизм, эксгибиционизм, вуайеризм и другие, включая “неуточнённые”. На практике призывников, заявляющих, что их тянет к мужчинам, направляют к психологу или психиатру на предмет выявления этих расстройств. Если что-то из них будет найдено, от службы в армии освободят, а если нет - маршировать молодому гомосексуалисту в течение года наравне со всеми.

Хотят ли геи в армию?

Среди призывников действительно существует те, кто пытается выдать себя за “представителя нетрадиционной ориентации”. Иногда это выглядит достаточно комично. “Представляете себе двухметрового, косая сажень в плечах, деревенского парня-тракториста с кулаками, что кувалда, который перед дверями итоговой призывной комиссии вдруг красит губы и неумело пытается "нагламурить" себя, чтобы сойти за… С таким "косильщиком" хватает нескольких минут профилактической беседы, чтобы убедить его перестать дурачиться”, - рассказывал в одном из интервью психолог Сергей Юрлов.

Однако существует и полностью противоположная ситуация: многие настоящие гомосексуалисты хотят отдать свой долг Родине, отслужив в вооруженных силах. И делают это не хуже всех остальных. Но всё же, если такие патриоты раскрывают свои любовные предпочтения на призывной комиссии, с ними ведётся подготовительная работа.

“Первейший совет "нетрадиционалам", которые любят свою страну и хотят ей послужить: раз попали в суровый мужской воинский коллектив, держите язык за зубами! Ну, а свою "особенность" держите, простите, в кулаке… Терпите, потому что случаев, когда открытых геев на службе презирали и даже "опускали", увы, куда больше”, - сказал Юрлов. По его словам, для непосредственного сопровождения такого нестандартного бойца во время службы военкоматы используют военных психологов, сейчас существующих практически при каждой воинской части. Им сообщают об “особенностях” призывника, и они строго конфиденциально следят за ним на месте.

Как относятся к геям в армии?

Разумеется, в российской армии отношение к сексуальным меньшинствам негативное, как и во всём российском обществе. Сексолог Евгений Кащенко приводит данные собственного исследования. На вопрос: “Упадёт ли в Ваших глазах друг, если обнаружится, что он гомосексуалист?” — 70% респондентов от рядового до генерала ответили утвердительно (по категориям: 63% прапорщиков, 77% солдат, 56% курсантов, 83% офицеров).

Интересно, что из офицеров старше 50 лет утвердительно ответили 100%. А вот среди молодых толерантность оказалась куда выше. Обращает на себя внимание и распространённость гомосексуализма среди прапорщиков и курсантов военных училищ. Видимо, оторванность от реальной боевой службы стимулирует в людях “жажду экспериментов”.

“Либеральное” отношение к гомосексуализму, впрочем, встречается и среди командиров частей. Здесь дело не только в личном отношении, но и в управленческом подходе: если случаи однополой любви не вызывают серьёзных проблем, то и разбираться с ними нет нужды.

Что касается солдат, то пассивные и активные гомосексуалисты воспринимаются несколько по-разному (как это и принято в закрытых мужских сообществах на протяжении веков). Если первые действительно не могут рассчитывать ни на что, кроме насмешек и унижений, и поэтому скрывают свои наклонности, то вторые вполне могут искать возможности для удовлетворения полового влечения. Так как активная гомосексуальная роль является формой доминирования, в армии, где все отношения в значительной степени построены на утверждении своего превосходства, она не встречает такого же отторжения.

Нетрудно заметить здесь сходство с нравами, принятыми в тюрьме (хотя степень их “первобытности” всё-таки меньше). Многие военнослужащие, вступающие в активный гомосексуальный контакт, и не являются гомосексуалистами как таковыми, а делают это скорее из социальных соображений. После окончания службы такие люди возвращаются к своей естественной сексуальной ориентации, и ни к каким “нетрадиционным” отношениям их уже не тянет.

Разумеется, все подобные вещи усугубляются в случае ослабления дисциплинарного контроля со стороны начальства, поэтому рецепт противодействия им только один: занимать военнослужащих тем, для чего они и приходят в армию - военной службой.

Гей-проституция в армии

В середине нулевых годов в российской прессе внезапно началось громкое обсуждение проблемы нетрадиционного секса в армии. Причём не просто секса, а секса за деньги.

В одном из материалов сообщалось, что международные гей-издания называют Россию лидером продажи солдат и курсантов военных училищ для любовных утех. Диапазон цен за ночь якобы составлял от 100 до 500 долларов, а “снять” военнослужащего можно было как в определённых местах в Москве (вроде памятника героям Плевны, известного как один из главных столичных “гей-маяков”), так и непосредственно в частях. В последнем случае якобы можно было просмотреть альбом с кандидатами непосредственно на КПП и выбрать того, кто больше по вкусу.

Журналистам удалось выяснить распространённую схему вовлечения солдат и курсантов в подобную деятельность. Сначала их каким-либо образом запечатлевают во время гомосексуального акта - добровольного или принудительного - а затем под угрозой раскрытия информации, в том числе перед родными, заставляют зарабатывать этим деньги. Как правило, руководят делом офицеры и сержанты, получающие от секс-доходов процент, а то и вовсе забирающие всё.

Правда, после публикации материалов и бурной негативной реакции, которую они вызвали в военных кругах, тема армейской гей-проституции больше не оказывалась в центре внимания. Может быть, всё-таки навели порядок.