Почему и как Москву затапливает после каждого дождя (ФОТО и ВИДЕО)

Reuters
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Когда тысячи москвичей прошлым летом передвигались «вплавь» по затопленным улицам после сильных дождей, мэр Сергей Собянин заявил словно из другой реальности, что 99% территории столицы «нормально переносят ливни, а если есть какие-то проблемы, то они незначительные». Ничего страшного не увидел и главный по проектированию систем водоотведения в «Мосводостоке» Роберт Зильберман: «Это истерика москвичей, они чересчур изнежены».

Нынешним дождливым летом картина всё та же: власти и городские службы день и ночь пекутся о благе столицы, а «истеричные неженки» гонят волну, заполняя соцсети фото- и видеокадрами уже традиционных «заплывов». Причём именно масштабное благоустройство винят в потопах чаще всего.

Кто прав в этом противостоянии и почему на самом деле собянинская Москва ежегодно превращается в плохое подобие Венеции? Anews изучил мнения экспертов.

1. «Аномальные» осадки

Говоря, что Москву раньше так не заливало, мэрия отчасти права: Гидрометцентр фиксировал рекордные дожди и прошлым летом, и нынешним, причём «ветхозаветный» ливень 30 июня 2017-го стал мощнейшим суточным явлением за всю историю наблюдений.

Последствия июньского ливня на ВДНХ. Иван Калинин / Instagram

На такое дождеприёмная система, которую проектировали ещё в 30-40-е годы прошлого века, конечно, не рассчитана. Но власти, городские службы и эксперты едины во мнении, что за расширение и тем более перекладку всей ливневой канализации не стоит даже браться.

Заммэра по ЖКХ и благоустройству Пётр Бирюков:
«Строить более эффективную ливнёвку в центре практически невозможно, потому что под насосные станции придётся сносить исторические объекты. И даже если мы сегодня изъявим желание, то для устройства этой канализации понадобится не один десяток лет».

Гендиректор «Мосводостока» Константин Ишханян:
«Прокладка коммуникаций – это масштабная стройка, которая парализует город».

Эксперт по урбанистике и архитектурный критик Григорий Ревзин:
«Переделывать всю ливневую канализацию – это работа, сравнимая со строительством метро открытым способом. Это раз в пять дороже, чем весь проект «Моя улица». Сейчас возмущаются, что улицы затоплены, а так бы возмущались, что деньги закапываются непонятно куда».

Однако удивляет другое: несмотря на очевидно меняющийся климат, при современном проектировании в Москве применяются всё те же нормативы пропускной способности водостока, которые рассчитывались много лет назад. Они допускают подтопление всего 1 раз в год. И почему-то принципиально не меняется режим эксплуатации и обслуживания сети.

2. Ошибки и халтура при укладке дорог

Наблюдая регулярно тонущие московские улицы, специалисты указывают на три непростительных греха:

- нарушение рельефа

Заслуженный архитектор России, бывший глава НИИ Генплана Москвы Сергей Ткаченко:
«Есть такое понятие как вертикальная планировка – улицы должны иметь определённый наклон, чтобы вода не стояла в лужах, а стекала в сторону колодца. Судя по всему, те, кто сейчас разрабатывает проекты реконструкции улиц, об этом не знают или забыли. Хотя вообще-то этому учат на третьем курсе института. Вывод один – разработчики проектов не обладают должной компетенцией».

Затопленный переход у башни «Газпрома» на стыке улиц Намёткина и Каховки, 22 мая 2015 г. elenasmile87 / InstagramПрофессор МАрхИ Алексей Крашенинников:
«В Москве во многих местах нарушена геометрия улиц, вода зачастую не может стекать естественным образом, а поверхность естественного дренажа, т.е. парков и газонов, существенно сократилась».

- издевательски-безграмотное размещение решёток

Даже самому отсталому двоечнику понятно, что вода течёт вниз, а не вверх. Тем не менее в благоустраиваемой Москве всё чаще можно видеть решётки, вознесённые на пьедестал, или сухой слив посреди обширной лужи.

Помощник руководителя центра подземных исследований «Остроб» Даниил Давыдов:
«На некоторых улицах, например, на Большой Никитской, часть решёток после благоустройства оказались на возвышении в несколько сантиметров, т.е. фактически были выведены из строя».

«Очевидно, КУДА уплывают миллионы». spiriju / Instagram«Сразу после ремонта в центре Москвы». Михаил Делягин / Instagram

- замуровывание решёток в асфальт

Главный консультант по градостроению в РАНХиГС Ирина Ирбитская:
«Огромное количество ливневых решёток в последнее время было просто укатано в асфальт. На Тишинской площади их осталось всего две. У станций метро «Маяковская», «Белорусская», «Баррикадная», «Улица 1905 года» многие решётки были просто ликвидированы. Поэтому неудивительно, что даже обычные дожди вызывают потоп».

Reuters

3. «Бессмысленное и беспощадное» благоустройство

После сильных августовских ливней 2016-го в мэрии скрепя сердце признали, что «масштабные работы по комплексному благоустройству центральных улиц частично препятствуют нормальному отводу дождевых вод». И тут же поспешили заверить, что это временно.

Но, на взгляд экспертов, есть куда более серьёзные минусы собянинской реконструкции, которые становятся постоянными.

Ирина Ирбитская:
«Отвратительно сделаны в некоторых местах наружные сети, например, лотки от труб у фасадов зданий. Их, во-первых, недостаточно, во-вторых, они недостаточной глубины, в-третьих, они плохо смонтированы (вода, скорее всего, будет вытекать на пешеходные пути). А тому, что собирается в наружные лотки, некуда стекать».

«Как, чёрт возьми, будет уходить вода из этих лотков?!» Марина Шурыгина / Instagram

Сергей Ткаченко:
«Я наблюдал за благоустройством Малой Бронной: рабочие расширили тротуар, передвинули решётки дождеприёмных колодцев, от них какие-то тоненькие трубы бросили в старый люк. Сразу было ясно, что тут произойдёт затопление. И оно не заставило себя ждать. Теперь как только начинается дождь, сюда приезжает дежурить машина Мосводостока».

Власти нередко винят в том, что они реализуют новые архитектурные решения, не модернизируя под них инженерные коммуникации. Но, как выяснила пресса, на той же Малой Бронной или на перекрёстке Большой Никитской и Моховой капитальный ремонт ливневой канализации проводился, причём за десятки миллионов рублей. А теперь это места сильных затоплений.

andrebalyabin / Instagram

4. Бездумная застройка Москвы

Заммэра Пётр Бирюков, отчитываясь по депутатскому запросу после прошлогодних ливней, написал, что с развитием города и строительством объектов дорожного хозяйства увеличивается количество водонепроницаемых поверхностей, что препятствует просачиванию воды в грунт.

Но вместо того, чтобы оградить мэрию от нападок (мол, что поделаешь, издержки «цивилизации»), это объяснение заставило по-другому взглянуть на бурную застройку не только собянинской, но и лужковской эры.

Ливневая канализация не была рассчитана на такой масштаб, включая уплотнённые спальные районы, которые разрастаются как грибы и проектируются недальновидно: «Больше крыш – значит, больше воды стало скапливаться на их поверхности и сбегать вниз по водосточным трубам. То, что раньше без проблем впитывалось в землю, сейчас вынуждена принять на себя канализация».

Наконец, во время сильных дождей туда смывает горы строительного мусора от масштабной реконструкции столичных улиц. Он забивает колодцы водостоков и коллекторы, уменьшая пропускную способность и даже диаметр канализации.

5. Отсутствие должной чистки и сомнительная квалификация сотрудников

В этих условиях необходимо тщательно прочищать ливнёвки и сокращать нагрузку на сети, применяя современные технологии. В московском хозяйстве есть новенькие машины для чистки, но они остаются на складах невостребованными, некоторые работники «Мосводостока» даже не знают, как их включать, и чистят ломом только то, что на виду. Есть и доступ к технологиям, но ими тоже не пользуются.

Мосводосток / InstagramИрина Ирбитская:
«Например, существует специальный бетон, который пропускает воду. Им покрываются дороги. Есть технологии, при которых осадочная вода скапливается и затем в засушливые времена перебрасывается на газоны, на полив городских садов и зелени. Однако нигде ничего подобного в Москве не применялось».

В свою очередь, источник в «Мосводостоке» рассказал одной из газет, что сотрудников набирают стихийно, и многие даже не знают, зачем вообще нужно лезть в колодцы. «За годы такого отношения к работе вся система практически переориентировалась с очистки на откачку воды. А система водостока перестала работать как таковая».

Стоит сопоставить всё это со следующими данными: 13% всех сетей построено с 1941-го по 1960 год, 40% – с 1961-го по 1980-й, при этом средний срок службы трубопровода составляет около 50 лет.

Что говорят москвичи

«Расценивать подобную градостроительную деятельность и благоустройство можно одним, немодным, словом: вредительство».

«Москва столкнулась не с сильнейшими ливнями, а с беспрецедентным воровством чиновников».

«Да всё просто, как три копейки. Есть строительство, которое приносит короткое бабло. Т.е. застройка высотными жилыми домами. Всё, что НЕ приносит прибыль – дороги, ливнёвка, инфраструктура (не магазины) – строится с диким скрипом, с опозданием на десятилетия».

«Раз ливнёвка – вещь не публичная, то и финансируют её по минимуму. Не отчитаешься по ней красиво, не покажешь в удачном ракурсе».

«А ещё асфальт можно красть, и в натуральном виде, и в виде денег. А ливнёвку нельзя».

Смотрите дальше: Было и стало. Во что превратилась «Москва Лужковская» (ФОТО)