Идентификация Бертильона: система, 30 лет позволявшая эффективно ловить преступников

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Сейчас идентифицировать преступника намного проще, для этого имеется масса средств, к примеру, отпечатки пальцев. Однако в XIX веке вопрос стоял острее, ведь не было единой системы, помогавшей выявлять правонарушителей и наказывать виновных. Однако выходец из Франции, юрист Альфонс Бертильон, фактически совершил прорыв в криминалистике, придумав собственный способ идентификации преступников, помогавший бороться с нарушителями порядка.
В XIX веке не имелось единой схемы описания преступника, зачастую использовались общие термины, по типу высокий, черноволосый, средний нос, большие руки и т.д, но под описание подпадали многие, поэтому выйти на нужного человека оказывалось весьма непросто. Бертильонаж же предполагает замеры основных частей тела преступника, его роста, длины туловища и даже ушей. До этого же никто даже не додумался заполнять карточки обвиняемых конкретными данными о человеке.
Альфонс Бертильон трудился писарем при Кабинете судебной идентификации, заполняя карточки преступников. Он заметил, что почти все карточки просто пылятся в архиве, после чего попытался их систематизировать. Юрист провел множество замеров и исследований, установив, что показатели двух людей по всем характеристикам могут совпасть с наименьшей вероятностью, поэтому при корректной классификации установить личность преступника можно будет весьма оперативно.
Изначально проект Бертильона восприняли без восторга, заявив, что ее спишут на нет, если в короткие сроки посредством такого метода не будет пойман хотя бы один правонарушитель. Вскоре в Париже случилось два взрыва, а подозревали в инцидентах некого анархиста, использовавшего псевдоним Равашоль. Когда последнего поймали, Альфонс сделал необходимые замеры и подтвердил личность подозреваемого.
Бертильонаж впоследствии признали не только во Франции, но и в других странах. Кроме того, Бертильон разработал новые требования к портретным фото обвиняемых. В частности, он распорядился, чтобы снимали всех преступников анфас и в профиль. Фотографы были возмущены таким правилом, ведь любили подходить к процессу творчески, но благодаря такому шагу удалось получать более четкие снимки.
Пользовались бертильонажем порядка 30 лет, но в итоге на смену ему пришла дактилоскопия. В мире уже во всю начали копить базу отпечатков пальцев, пока Франция игнорировала новую методику, пользуясь устаревшей. С Бертильоном это сыграло недобрую шутку после случая 1911 года, когда из Лувра пропала Мона Лиза. На поиски шедевра ушло порядка двух лет, все это время находилась картина у художника Винченцо Перруджиа.
Процесс мог бы пойти быстрее, ведь на месте преступления Бертильон выявил только один отпечаток пальца злоумышленника. Однако сравнивать с имеющимися в архиве данными его юрист не стал. Когда же Перруджиа задержали, оказалось, что его отпечатки уже имелись в базе, но их просто оставили без внимания. Впрочем, даже тогда ошибку Бертильон не признал, а дактилоскопию в стране внедрили лишь после его смерти.