Не только плитка. 5 вещей, за которые москвичи не любят Собянина

Anews разобрался, есть ли веские основания для критики.
Facebook
ВКонтакте
share_fav

«Жуткие снобы» – говорят про москвичей. На всё смотрят свысока, ко всему придираются и с оскорблённым достоинством воротят нос от попыток хоть чем-то их ублажить. «Зажрались», в общем.

Взять хоть бодрую инициативу мэра по расселению старых пятиэтажек в новые высотки: клянут её на чём свет стоит, а многим со стороны непонятно – почему? Кто-то делает вывод, что москвичи просто никак не смирятся с тем, что в городе хозяйничает не москвич.

Редакция Anews решила глубже вникнуть в критику и разобраться: за что в Москве недолюбливают мэрию, лично Сергея Собянина, и есть ли для этого основания?

Снос пятиэтажек

Сергей Собянин: «Много лет тому назад как раз в Москве была первая волна массового индустриального строительства жилья, так называемых хрущёвок. Сегодня, спустя несколько десятилетий, мы именно здесь имеем самую масштабную проблему. Сегодня состояние этих домов таково, что дай бог им прожить ещё 15-20 лет».Reuters

На самом деле

1. По доле ветхого и аварийного жилья Москва занимает одно из последних мест среди российских регионов – это данные Росстата. Многим городам-миллионникам, например, Красноярску, Омску или Перми, срочное расселение необходимо гораздо больше.

2. Закон о московской реновации, окончательно принятый Госдумой 14 июня, вообще не касается аварийного и ветхого жилья, действительно нуждающегося в срочной замене. В законопроекте прямо сказано, что программа проводится «в целях предотвращения формирования аварийного жилищного фонда». Иными словами, это про пока ещё вполне «хорошие» дома, которые якобы грозят стать «нехорошими» в будущем.

Что не так

В законе прописано, какие дома подлежат сносу: хрущёвки не выше 9 этажей, построенные по типовым проектам с 1957-го по 1968 годы, и «аналогичные им по характеристикам конструктивных элементов многоквартирные дома». Такая формулировка позволяет подвести под реновацию жильё, которое прослужило бы ещё лет 100-150, но стоит на участках, привлекательных для крупной застройки. Включая кирпичные дома, которые мэр обещал не включать в список.

Вот один из домов под снос в центре: Каланчёвская улица недалеко от площади трёх вокзалов. Здание крипичное, было построено в 1906 году по индивидуальному проекту, задолго до хрущёвской эпохи. На сегодня находится в исправном состоянии.

Ещё пример: кирпичные пятиэтажки у подножья Москва-Сити, которые хоть и строились в годы, указанные в законе, но не по серийным проектам.

РИА Новости / Владимир ПесняВсего под программу реновации попали 4,5 тысячи домов. По всем правилам, заниматься отбором должна независимая технико-экономическая экспертиза, но вместо этого власти опираются на мнения жителей, которые собирают через интернет. Дом будет снесён, если 2/3 проголосуют «за». Те, кто «против», должны будут подчиниться мнению большинства, хотя в Жилищном кодексе у собственников нет такого права – решать голосованием вопрос о сносе дома.

Зато свежеиспечённый закон о реновации даёт право московским властям отнимать квартиры у собственников по решению суда, если за 3 месяца (90 дней) те не подпишут договоры на новую жилплощадь, присланные им для принудительного переселения. Жильцы могут оспорить это в суде (сначала их хотели лишить такой возможности), но вряд ли стоит рассчитывать на объективные решения в их пользу.Майская акция против сноса пятиэтажек. Reuters

В целом, как отмечают юристы и эксперты, закон о реновации, наспех принятый якобы для блага москвичей, в реальности выгоден городским властям и крупным строительным компаниям, которые получают расширенные полномочия и массу преимуществ. Надо ли говорить, что застройка Москвы – это всегда и непременно большие деньги?

Платные парковки

Собянин: «Какой смысл вводить платную парковку в исключительно жилых, так называемых спальных микрорайонах? Никакого. Она будет расширяться, но точечно, там, где есть серьёзные проблемы с парковкой, с трафиком – возле торговых центров, офисных центров. И в любом случае перед тем, как её вводить, мы проводим большую консультативную работу с общественностью».РИА Новости / Евгений Одиноков

На самом деле

Замглавы комиссии Общественной палаты по социальной политике Георгий Фёдоров: «Когда парковка вводилась в центре, большинство жителей отнеслось к этому с пониманием. Потом платная парковка пошла от Бульварного к Садовому кольцу, потом – от Садового к ТТК. Теперь она, как раковая опухоль, разрастается уже в Ясенево и за МКАД».

Синим обозначены платные парковки. Красным – парковки, где мало или вовсе нет местДепутат района Дорогомилово Зоя Шаргатова: «Мы видим, как это происходит на практике: платная парковка, может, и не вводится повсеместно, но на остальных улицах ставят знаки «Парковка и стоянка запрещена». То есть у людей просто не остаётся выбора».

Что не так

Несколько лет назад, когда по центру было ни пройти, ни проехать из-за обилия машин, платная парковка оказалась разумным решением. Сегодня, когда она охватывает всё новые улицы, включая те, где машины у обочины никому не мешают, эта «мера улучшения транспортной обстановки в городе» уже доводит москвичей до бешенства.

Так было в центре до введения платных парковок

Так стало

Центральные улицы выглядят лучше, однако пробок меньше не стало, отмечают критики. А общественный транспорт в часы пик загружен в среднем на 22% выше своей провозной способности. Избегая платных парковок, где тарифы вырастают в 2-3 раза за каждый час после первого, автовладельцы заставляют машинами дворы, пока лишённые шлагбаума. Доходит до абсурда: чтобы успеть занять бесплатное место недалеко от офиса, многие приезжают уже к 6-7 утра и до начала работы «досыпают» в машине.

Жители спальных районов всё чаще жалуются, что не могут припарковаться возле дома из-за платной парковки и запрета стоянки. Причём знак, которого не было ещё вчера, может появиться буквально за ночь.

Кстати, парковки возле домов, которые появятся на месте снесённых в рамках реновации, тоже будут платными, заявил главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов: «Собственник должен позаботиться не только о том, что машину придётся обслуживать и заправлять, но и парковать».

Что получается? У людей отобрали возможность бесплатной парковки, но не предложили достойной альтернативы. При этом власти приводят в пример успешный опыт Европы с платными парковками. Но в европейских столицах не идёт такая бурная застройка, как в Москве, где плодятся гигантские жилые комплексы, торговые и бизнес-центры.

К слову, доходы Москвы от платных стоянок и штрафов за нарушение правил парковки с момента их введения осенью 2012 года составили 8 млрд рублей.

Вечные раскопки

Собянин: «Приходится часто слышать, мол, перекопали, неудобно, зачем вы это делаете. Поверьте, пройдёт полгода-год, все забудут, что были раскопки и будут любоваться улицами. Это город, который возвращается к нам».

На самом деле

Год за годом на одних и тех же улицах появляются полосатые строительные заграждения, вскрывается асфальт, перекладывается плитка. По подсчетам Forbes, больше чем на 40% улиц, попавших в программу комплексного благоустройства «Моя улица», дорожные работы за последние 5 лет проводились два и больше раз, а на 20% – три и больше. На это тратятся десятки миллиардов рублей.

«Если вы вышли из автобуса на остановке и вдруг оказались посредине перекопанного старого асфальта, то вы непременно в Москве...»

Irina Golenkova / Instagram

«Как приятно утром выходить из дома»

Лиличка / Instagram

Что не так

В Москве уже стало традицией исправлять недочёты и халтуру. Свежий пример с пресловутой плиткой – на Тверской, «облагороженной» в 2016-м ко Дню города, она пошла ходуном фактически сразу после праздника. В подобных случаях строители винят заказчиков: мол, приходится делать за пару месяцев то, что, по правилам, только в проектировке заняло бы год-полтора.

Кроме того, параллельно «Моей улице», собственный грандиозный ремонт проводят городские компании, такие как «Мосводоканал» или «Мосгаз». Получается накладка: только они отремонтировали свои объекты на центральных улицах и зарыли траншеи, как пришёл черёд перекапывать их снова – уже в рамках проекта по благоустройству.

Нынешней весной, перед началом уже привычного сезона городских «раскопок», журналисты изучили тендеры и выяснили, что на программу будет потрачено 40 млрд рублей – почти вдвое больше, чем в 2016-м году, когда реконструкция достигла наибольших масштабов и сопровождалась мощнейшей дискуссией в соцсетях и СМИ. В июне в Следственный комитет поступила просьба проверить траты столичной мэрии на наличие коррупционной составляющей.

Отдельная история с озеленением. Столичные власти тратят на это ежегодно больше 2 млрд рублей, но эстетика во многих случаях сомнительна – недаром многим напоминает кладбища, а биологи и экологи тревожно отмечают, что природа Москвы деградирует. По их словам, проводимая перепланировка парков – это, по сути, замена естественной природной среды на изолированные искусственные «острова», где постепенно сокращаются и исчезают распространённые ранее виды растений и животных. Подобную практику даже называют «экоцидом».

Строительство «русского Диснейленда» в Нагатинской пойме. Alexander Artamokhin / Instagram

А так выглядел парк до застройки. Yulia and Mark / InstagramDinarka / Instagram

Имитация диалога с населением

Собянин: «А чего нам стесняться или опасаться? Мы не боимся никаких вопросов, мы ничего не скрываем, мы абсолютно открыты. Поэтому какие проблемы? Пожалуйста, давайте общаться. Главное, чтобы это был реальный диалог, а не политический митинг».

На самом деле

По многим признакам выходит, что власть желает общаться только с теми, кто «за», либо с очень лояльными несогласными, которых легко успокоить незначительными уступками. Яркий пример: самых компетентных противников и критиков сноса домов по реновации либо проигнорировали (в том числе отклонили дельные поправки главы жилищного комитета Госдумы Галины Хованской), либо обвинили в разных грехах: в массовой подделке подписей «против», в организации митингов за деньги, в «безответственном политиканстве и демагогии» и т.п. А на парламентские слушания с мэром Собяниным протестующих не пустили.

Что не так

Сегодня московские власти оправдывают все свои действия «пожеланиями москвичей». Расширяют платные парковки, выгребают с газонов листья, бреют траву, ставят ограды, демонтируют ограды, сносят дома – всё «по просьбам граждан». Такую возможность – прикрываться инициативой или решением жителей – дают порталы сбора общественного мнения, особенно распиаренный «Активный гражданин».

Однако у тех, кто пытался разобраться в принципах его работы, возникло стойкое недоверие. Во-первых, никакие голосования через сайт, по закону, не могут быть основанием для принятия решений органами местного самоуправления. Во-вторых, сама система голосования непрозрачна, нет гарантии от возможных накруток или прочих хитростей.

Например, во время голосования о переименовании станции метро «Войковская» блогеры заметили странную динамику: голоса поступали равномерно, без естественных суточных пиков и спадов, а результаты с новыми голосами не менялись. Итог был – 53% «против», хотя похожие опросы в соцсетях показывали, что большинство «за».

Для голосования по сносу домов власти ввели новый, более сложный механизм учета голосов, чтобы исключить фейковые. Практика показывает, что это вроде бы работает. И Собянин теперь уверенно заявляет, что 88% жителей пятиэтажек выступают за снос. Однако многие общественные активисты продолжают считать портал «лохотроном» и называют созвучно: «Фиктивный гражданин», потому что этим виртуальным взаимодействием чиновники пытаются заменить публичные слушания, не выносят на обсуждение многие резонансные вещи и скорее создают имитацию поддержки населением уже принятых решений властей.

Восхваление в интернете

Собянин: «У нас нет такого механизма, с помощью которого можно не просто что-то объяснить, а чтобы твои объяснения дошли до людей. И для того, чтобы эту информационную стенку между людьми и властью пробить, мало выйти и что-то сказать».

На самом деле

Через 6 лет после этой реплики можно наблюдать агрессивную, порой до истерики, пропаганду деятельности мэрии в СМИ и соцсетях.

Что не так

Мэрия применяет разные методы «сотрудничества в области информирования о важнейших событиях в городе», но действительно возмущает один из них, потому что основан на вранье. Это группы в соцсетях, которые восхваляют деятельность Собянина и его команды, имитируя простых москвичей и представителей гражданского общества, хотя на самом деле являются проплаченными «ботами».

Этих людей можно вычислить по личным страницам: как правило, это молодые единороссы и активисты, связанные с московским правительством – члены так называемого молодёжного парламента столицы и районных молодёжных палат.


Именно они контролируют группы и ведут пропаганду, выполняя задания мэрии. Например, ради пиара реновации в красках описывают жуткие бытовые условия, в которых якобы живут. Подробно о разоблачении «ботов» можно почитать на сайте бывшего журналиста РИА Новости Алексея Ковалёва

Управляет всем этим ОАО «Московские информационные технологии», созданное ещё при Лужкове «для информационного сопровождения крупных городских проектов». Как выяснили независимые СМИ и активисты оппозиции, тысячи молодых «интернет-троллей» работают в специально оборудованных офисах и получают немалые деньги за лайки, репосты и прочее продвижение заказного контента.

На сайте госзакупок эти услуги могут называться по-разному, например, «сопровождение систем» или «создание объединений с целью проведения таких-то мероприятий». Судя по указанным там суммам, мэрия ежегодно тратит на подобный ложный пиар не менее 200 млн рублей.