Куда идет война на востоке Украины

Три сценария для украинского конфликта и три варианта последствий для Владимира Путина - как это видят западные и российские эксперты.
РИА Новости / Андрей Стенин
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Обещание нового президента Украины Петра Порошенко за неделю добиться прекращения огня на востоке страны обернулось новой эскалацией. Бои достигли даже самых мирных населенных пунктов, пишут обозреватели, и война, все еще бессмысленная в глазах многих украинских граждан, стала более реальной, чем когда-либо.

Роковые события

Ситуация обострилась буквально за пару дней. Впервые с начала силовой операции против повстанцев украинская армия перешла в контрнаступление, о чем в обращении к нации объявил сам Порошенко.

Перед этим украинские силы понесли крупнейшие единовременные потери - в ночь на 14 июня под Луганском был сбит военно-транспортный самолет Ил-76, все 49 военных на его борту погибли.

В ответ сотни активистов в Киеве устроили погром у российского посольства: забросали здание яйцами, повыбивали стекла, сорвали флаг РФ и потребовали от дипломатов немедленно вернуться в Москву. МИД России выразил возмущение, США осудили такую форму протеста, но в Совбезе ООН осуждающая резолюция поддержки не получила.

Тем временем НАТО обнародовало спутниковые снимки, призванные доказать, что Россия вооружает повстанцев. В данном случае речь идет о трех немаркированных танках Т-64, замеченных на украинской территории. Они же ранее находились на военной базе РФ в Ростовской области, утверждают в альянсе.

Снимки сделаны гражданскими спутниками, подчеркивает дипломатический корреспондент Би-би-си. Это важно, поскольку их подлинность можно проверить через спутниковых операторов. При этом снимки с военных спутников, покрывающих те же районы, добавляют еще больше улик против России, заверил корреспондента высокопоставленный офицер НАТО.

Три сценария для востока Украины

Порошенко, видимо, желает добиться значимого военного успеха, чтобы дальше выступать с позиции силы – так считает российский полковник запаса Виктор Мураховский. По его мнению, после восстановления контроля над границей командование объединит свои разрозненные группировки на севере и юге мятежных регионов и приступит к блокированию Донецка и Луганска. Но для этого им необходимо сначала уверенно закрепиться в районах Славянска и Краматорска, сказал эксперт «Ведомостям».

Повстанцы могут оказать грамотное противодействие, и тогда попытки силовиков превратить аэропорты Луганска и Донецка в свои опорные базы обернутся для них катастрофой – так рассуждает редактор Moscow Defense Brief Михаил Барабанов. По его словам, если ополченцы начнут интенсивно применять средства ПВО, то воздушное снабжение украинских сил в аэропортах будет парализовано, причем с тяжелыми потерями для украинской стороны. А если у мятежников появятся минометы и артиллерия, то военные будут подвергаться постоянным обстрелам.

Есть и третий вариант: украинские войска будут довольствоваться лишь локальными успехами, и то ненадежными. Дело в том, что у Киева по-прежнему нет военной стратегии. «В операции участвует множество соединений, в том числе Минобороны, МВД, СБУ, которые действуют разрозненно», - отметил РБК Daily военный эксперт Алексей Арестович. «Есть лишь набор тактических действий. Стратегия появится с новым министром обороны и чистками в Генштабе», - заключил украинский политолог Тарас Березовец.

Три сценария для Путина

Наблюдая за развитием кризиса, на Западе не перестают «хвалить» российского лидера Владимира Путина: мол, ему пока удается просчитывать ситуацию на несколько шагов вперед и обескураживать противников. Но при всей своей искусности, он все-таки серьезно рискует, полагает комментатор Daily Telegraph.

Во-первых, мятеж в Донецке и Луганске, который, как уверены на Западе, Путин помог разжечь, теперь выходит из-под его контроля. Повстанцы разделились на конкурирующие группы, появляются таинственные новые силы. Сам премьер Донецкой народной республики россиянин Александр Бородай признает, что некоторые «бандиты» под личиной ополченцев совершают мародерство и грабежи.

Второй вариант: украинские силы начнут добиваться значительных успехов в наступлении. До сих пор операция проводилась, по выражению автора, «неуклюже», но армия в целом все же сильнее отрядов мятежников. Не исключено, что западные консультанты помогут украинским военным нанести повстанцам поражение. А если так, то Путин окажется перед психологической дилеммой: увеличить военную поддержку мятежников и навлечь на Россию более жесткие западные санкции или бессильно наблюдать, как восток Украины переходит под контроль Киева.

И, наконец, третий риск, на который указывают уже не столько западные, сколько российские оппоненты Путина: эйфория, в которую погрузилась страна после присоединения Крыма, не может продолжаться вечно. Да, сейчас российское общество, к которому вернулось утраченное было ощущение величия, вознесло своего лидера на пьедестал (его рейтинги перевалили за 80%). Но боязнь полноценной войны между «братскими странами» и ухудшение имиджа РФ в мире рано или поздно испортят благостную картину, пишет New York Times.