Игра на выживание: Кровавые шахматы испанского инквизитора

Игра, в которой проигравшие "живые фигуры" отправлялись не в коробку, а в руки палача.
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Практически каждом знакома классическая игра в шахматы, однако испанский инквизитор Педро де Арбуэс решил "разнообразить" процесс. Он создал игру, в которой вместо фигур на "доске" стояли живые люди, чья судьба зависела от хода слепого монаха.

Педро де Арбуэс является ярким примером того, как власть делает человеческую жестокость неисчерпаемой. Деятель был личным духовником испанской королевы Изабеллы, поэтому обладал внушительными полномочиями. Уничтожать тех, кто не следовал правилам Римско-Католической Церкви, Арбуэс решил посредством "живых шахмат".

Инквизитора трудно назвать глупым маньяком, поскольку он был хорошо образован и происходил из семейства аристократов. В 1474 году церковника назначили инквизитором Арагона, после чего и развернулись массовые казни жителей города. Однако очень быстро стандартные методы расправы с еретиками наскучили Педро де Арбуэсу, поэтому придумал кровавые шахматы.

​Для игры требовалось достаточное количество "неверующих", при том не важно, доказана их вина или нет. Граждан одевали в белые и черные одежды, а после расставляли на доске. Хода осуществляли два слепых монаха, которые, кроме того, что были стары, еще и ничего не видели. Как только один из игроков "съедал" фигуру противника, на арене тут же появлялся палач, который расправлялся с "выбывшим". Методы казни разнились, в ход шло копье или же секира. Завершалась игра тем, что вся доска была покрыта трупами "шахматных фигур".

Впрочем, "фигурам" одержавшей победу стороны не светило счастливого финала, поскольку по окончанию партии их отправляли на так называемое "очищением огнем". По оценкам историков, за время деятельности инквизитора уничтожена была, предварительно, пятая часть населения Арагона.

Удивительным является то, что даже жестокость Арбуэса не помешала католической церкви в 1485 году признать убитого деятеля мучеником. В 1661 году Папа Александр VII официально признал его праведником, а в 1867 году Пий IX причислил испанского инквизитора к лику святых.