Любовницы и бастарды царей и генсеков. От Ивана Грозного до Сталина

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Личная жизнь людей, стоящих на самом верху властной пирамиды, всегда приковывала к себе особое внимание. Так было и в монархические времена, когда право крови определяло, кто взойдёт на трон - так осталось и после исчезновения царей и императоров.

“Умный журнал” вспоминает самых известных правителей России и Советского Союза, а также то, как они раздвигали для себя тесные рамки законного брака.

Иван Грозный

Самый зловещий русский царь был женат то ли шесть, то ли семь, то ли восемь раз - установить достоверно не получается хотя бы потому, что по тогдашнему церковному праву было разрешено только три брака. И, если на четвёртый самодержец ещё получил специальное соборное разрешение, то все остальные считались незаконными.

Другой причиной была любвеобильность Ивана Грозного. Английский дипломат Джером Горсей передавал, что царь хвастался ему, будто “растлил тысячу дев” и умертвил тысячи детей от них. В своей духовной грамоте монарх признавался в “блуде” и “чрезъестественных блужениях” (в чём бы ни состояла разница между этими понятиями). А, так как Иван был человеком религиозным, подобное нарушение церковных норм доставляло ему дискомфорт и заставляло заключать хотя бы видимость браков со своими любовницами.

О незаконнорожденных детях царя ничего не известно (и, если вспомнить слова английского приближённого, это выглядит довольно зловеще). За одним исключением: в последнем “браке” Ивана с Марией Нагой у него родился сын Дмитрий. Через полтора года после этого царственный отец скончался, а мальчик сыграл большую роль в русской истории: после его загадочной смерти в восьмилетнем возрасте аж три человека выдавали себя за него, пытаясь получить права на престол в так называемое Смутное время (“Лжедмитрии”). Кроме того, он был причислен к лику святых и изображался на иконах вот в таком необычном виде (в руке - нож, от которого царевич погиб, то ли случайно, то ли по злому умыслу):

Пётр I

Помимо детей, родившихся у основателя Российской империи от двух жён, Евдокии Лопухиной и Екатерины I, молва приписывала ему множество отпрысков от многочисленных любовниц. Одной из таких “фавориток” была Авдотья Чернышёва, жена царского денщика Григория Петровича, которую сам Пётр прозвал “Авдотья бой-баба”. Отличалась крайне любвеобильным нравом и, по слухам, даже заражала правителя России венерическими заболеваниями, за что он якобы однажды приказал мужу выпороть её. Соответственно, отцовство её семерых детей также приписывалось Петру, но из-за большого количества других “претендентов” в этом существовали серьёзные сомнения.

Авдотья ЧернышёваЕщё одной любовницей Петра была дочь молдавского господаря Дмитрия Кантемира Мария, которая забеременела от императора и осталась рожать ребёнка в Астрахани во время Персидского похода 1722 года. В результате младенец скончался - то ли ещё в утробе матери, то ли сразу после появления на свет. Поговаривают, что этому поспособствовала жена Петра Екатерина, опасавшаяся, что ради наследника муж официально откажется от неё в пользу родившей фаворитки.

Мария Кантемир (предположительно)А самые упорные слухи о внебрачном потомстве первого императора ходят в отношении графини Марии Румянцевой и её сына - великого в будущем полководца Петра Румянцева-Задунайского (названного именно в честь предполагаемого отца, который к тому же стал его крестником). Об этом в начале XX века писал даже великий князь Николай Михайлович, занимавшийся историей и, разумеется, сполна посвящённый в тайны собственной семьи. К тому же, современники находили между Петром I и Петром Румянцевым большое внешнее сходство.

Екатерина II

Величайшая русская императрица состояла только в одном законном браке - с Петром III, которого сама же и свергла. До переворота она успела родить от него двоих детей: будущего императора Павла I и прожившую меньше полутора лет великую княжну Анну. По крайней мере, так гласит официальная версия. По неофициальной же, отцом будущего императора был фаворит Екатерины Сергей Салтыков, а Анны - сменивший его в царской спальне поляк Станислав Понятовский.

С происхождением Павла I даже связана забавная мемуарная история периода Александра III. Когда тот узнал, что отцом его прадеда был Салтыков, то якобы перекрестился и сказал: “Слава Богу, мы русские!” (намекая на преобладание западноевропейских кровей в тогдашних российских монархах). А когда ему высказали версию, что отцом всё-таки был Пётр III, перекрестился ещё раз и произнёс: “Слава Богу, мы законные!”.

Екатерина IIЧто касается Екатерины II, то от своих последующих фаворитов она также рожала детей - правда, придать им официальный статус после смерти (а, скорее, убийства) законного мужа было затруднительно. Вступать же в брак ещё раз императрица не стала.

Никаких сомнений не вызывает материнство Екатерины в отношении сына Григория Орлова - Алексея Бобринского. Молодой человек был обласкан матерью, получая щедрое денежное содержание, однако спустил его в длительной поездке по Европе и даже влез в огромные долги. После этого расположение императрицы сошло на нет, и вынужденный вернуться в Россию отпрыск до самой её смерти не был допущен в Петербург, по приказу матери проживая в современном Таллине.

Алексей БобринскийБольшинством исследователей дочерью Екатерины признаётся также Елизавета Тёмкина, отцом которой, как можно догадаться по характерно сокращённой для бастардов фамилии, был самый известный императорский фаворит Григорий Потёмкин.

Портрет Тёмкиной “в образе богини Дианы”

Александр I

Семейная история императора, прозванного Благословенным, выглядит довольно странно. К своей жене, Елизавете Алексеевне, он быстро охладел, отчего та мучилась на протяжении всей их совместной жизни. При этом две девочки, родившиеся в данном браке (и, к сожалению, умершие ещё во младенчестве), как считается, не были детьми Александра. В качестве их отцов называют любовников Елизаветы: польского князя Адама Чарторыйского и сменившего его русского кавалергарда Алексея Охотникова.

Елизавета АлексеевнаВ этих связях императрицу никто не обвиняет, потому что её муж “начал первый”, а ей в итоге вообще перестал уделять внимание. Его первым внебрачным ребёнком называют будущего генерал-лейтенанта Николая Лукаша, родившегося ещё до восшествия на престол от связи с Софией Всеволожской, впоследствии ставшей известной религиозной писательницей. А, уже став императором, Александр обратил внимание на молодую придворную красавицу Марию Нарышкину, флиртуя с ней совершенно открыто и тем делая жизнь своей жены ещё более невыносимой.

Мария НарышкинаОтцом всех шестерых детей, родившихся у любовницы монарха, официально считался её муж, Дмитрий Нарышкин. Однако сам он, как говорят, признавал плодом собственных усилий только первую дочь. Ещё же четыре девочки считаются потомством Александра. Правда, ни одна из них не дожила до зрелого возраста: трое умерли во младенчестве, а ещё одна, Софья - в 16 лет, от чахотки, прямо накануне свадьбы. Сообщается, что это стало шоком для императора, пережившего её всего на год.

Софья НарышкинаЛюбопытно, что единственный сын и последний ребёнок Марии Нарышкиной Эммануил мог родиться не от Александра, а от любовника фаворитки Григория Гагарина. Если это так, то императору с наследниками не повезло ни в браке, ни даже вне его.

Иосиф Сталин

Как известно, семейная жизнь советского вождя оказалась крайне печальной: обе его жены скончались (причём вторая застрелилась), первый сын умер в немецком плену, а два других ребёнка стали для отца большим разочарованием. На этом фоне резко контрастирует судьба двух людей, которые считаются внебрачными детьми Иосифа Виссарионовича.

Старший из них, Константин Кузаков, родился в городе Сольвычегодск Вологодской губернии в 1911 году. В то время 32-летний Иосиф Джугашвили отбывал там ссылку и жил в доме матери Константина, оставшейся вдовой с пятью детьми после гибели мужа в русско-японской войне. Впоследствии Кузаков писал в графе “год рождения” 1908-й, а настоящее своё происхождение раскрыл только под конец существования Советского Союза. До этого он был якобы связан подпиской о неразглашении, которую дал НКВД в 1937-м.

Константин КузаковКосвенным подтверждением происхождения Кузакова стала успешная карьера, которую он сделал по партийной линии. Став членом ВКП(б) в 1939 году, он практически сразу был переведён в ЦК и назначен заместителем начальника управления пропаганды. В 1947 году его исключили из партии и сняли с работы, но по меркам времени это было довольно мягким шагом, ведь заместителя Кузакова арестовали за ядерный шпионаж в пользу США. Впоследствии был восстановлен и продолжал успешно трудиться в сфере культуры, закончив на руководящих постах в Гостелерадио, где проработал почти 30 лет.

Второй “внебрачный сын вождя” такую громкую карьеру не сделал, но прожил весьма достойную для советского человека жизнь. Он родился в ещё одной ссылке Сталина, на этот раз в посёлке Курейка нынешнего Красноярского края, в 1914 году. Пикантный момент заключается в том, что будущий глава государства совратил его мать, когда ей было всего 14 - это вызвало возмущение членов её семьи. На Джугашвили даже заявили в полицию, но делу не стали давать ход, так как он обещал жениться на своей избраннице Лидии Перепрыгиной, когда она достигнет подходящего возраста.

Александр ДавыдовОднако этот момент так и не наступил, потому что вскоре революционер сбежал из ссылки навстречу великим делам. А родившийся у него сын Александр получил фамилию местного рыбака, за которого его мать вышла замуж - Давыдов. Впоследствии предполагаемый отпрыск вождя участвовал в Великой Отечественной, был дважды ранен и дослужился до майора, а после войны работал директором столовой в Новокузнецке.

В 2016 году его сын Юрий сделал генетическую экспертизу, доказавшую происхождение от Сталина. По словам внука Иосифа Виссарионовича, его собственные дети и внуки восприняли эту информацию “спокойно, даже равнодушно”.