“Мы русские и в плен не сдадимся”. 5 невероятных подвигов Героев России

Facebook
ВКонтакте
share_fav

21 сентября 2016 года звание Героя России было присвоено дагестанскому полицейскому Магомеду Нурбагандову, расстрелянному группой бандитов недалеко от родного села Сергокала. Вместе со своими родственниками он отдыхал в палатке в близлежащем лесу, где и был захвачен пятью вооружёнными людьми. Узнав, что Нурбагандов состоит во вневедомственной охране, преступники потребовали, чтобы он на камеру призвал своих сослуживцев бросать работу. Полицейский отказался и вместо этого произнёс: “Работайте, братья”, после чего был убит.

“Умный журнал” вспоминает других людей из новейшей истории России, не предавших свои принципы даже перед лицом смерти.

Экипаж танка КВ-1 под руководством лейтенанта Наумова

В январе 1943 года шёл завершающий этап Сталинградской битвы. В рамках операции “Кольцо” по уничтожению окружённой группировки гитлеровских войск была поставлена задача захватить аэродром “Питомник” - последний пункт, через который осуществлялось снабжение врага. Для этого советской армии нужно было сначала овладеть хутором с романтическим названием Новая Надежда, расположенным недалеко от аэродрома. 21 января в районе этого населённого пункта состоялся ожесточённый бой.

Танк КВ-1

В составе 91-й отдельной танковой бригады в нём принял участие и экипаж тяжёлого танка “КВ”, которым командовал молодой 19-летний лейтенант Алексей Наумов. В его подчинении находились: 39-летний младший сержант Пётр Норицын, командовавший орудием; 30-летний сержант Феодосий Ганус, заряжающий; 34-летний старшина Павел Смирнов, механик-водитель; 25-летний сержант Николай Вялых, радист. Все, кроме Гануса, уже имели совместный боевой опыт. Экипаж участвовал в пяти танковых атаках, за которые уже успел получить награды: Наумов и Смирнов - ордена Красной Звезды, а Норицын и Вялых - медали “За отвагу”. Что касается Гануса, то для него это был первый бой в новом коллективе.

Алексей Наумов

В ходе сражения за Новую Надежду танк Наумова, нанёсший противнику значительные потери, оказался оторванным от основных сил и был подбит. Однако, даже лишившись маневренности, он продолжал отбиваться от пехоты и артиллерии врага, пока не закончились боеприпасы. Немецкие солдаты, окружившие машину, предложили экипажу сдаться, на что получили ответ: «Мы русские и фашистам в плен не сдадимся, пока будем живы». По воспоминаниям пленного офицера вермахта, принимавшего участие в событиях, переводчик повторил предложение о сдаче несколько раз, и каждый раз получал отказ.

Павел Смирнов

Пётр Норицин

В результате немцы облили танк бензином и подожгли. Все члены экипажа сгорели живьём. Сообщается, что они продолжали находиться в радиоэфире и в последние минуты перед смертью пели “Интернационал”.

Николай Вялых

Командующий Донским фронтом, генерал Рокоссовский, представил весь экипаж к званию Героев Советского Союза. 23 сентября 1943 года звание было присуждено, но только четверым из пяти: из наградных списков оказался вычеркнут сержант Ганус. В отношении него командование делало ещё два запроса, но оба раза безуспешно. В результате на воздвигнутом на месте гибели легендарного экипажа монументе запечатлены лишь четверо награждённых. Нет на памятнике и фамилии Гануса. И это при том, что он захоронен на этом же месте, рядом со своими четырьмя товарищами.

Монумент у Новой НадеждыПричиной такой несправедливости, как считается, стала национальность сержанта. Если четверо других членов экипажа были русскими, то Ганус родился в Казахстане в немецкой семье. А немцев, согласно приказу наркомата обороны от 8 сентября 1941 года, следовало “изъять” из частей. При этом сам Ганус, чьи предки жили в России на протяжении нескольких поколений, о себе говорил: «Ну какой я немец, я по рождению — азиат, степняк!».

Феодосий Ганус

Справедливость в отношении сержанта восторжествовала только в 1995 году, когда он был посмертно удостоен звания Героя России.

Юрий Смирнов

Один из самых прославленных подвигов Великой Отечественной совершил младший сержант Юрий Васильевич Смирнов, воевавший на Белорусском фронте.

Уроженец деревни Дешуково, ныне входящей в состав Костромской области, был призван в армию в начале 1943 года, незадолго до 18-летия. А за пару месяцев до этого в семью пришло известие, что отец Смирнова, Василий Аверьянович, погиб под Сталинградом.

Почтовая марка с героем

Окончив учебку, в ноябре того же года молодой стрелок-автоматчик уже участвовал в боях за Белоруссию. В одной из атак близ города Городок он получил лёгкое ранение в челюсть и был отправлен в госпиталь, однако уже через месяц вернулся в часть. Вскоре младшего сержанта приняли в комсомол. Сообщается, что на экзамене по марксизму-ленинизму у него возникли трудности, но комбат, видевший Смирнова в бою, рассказал комиссии о его храбрости, и вопрос был решён.

Летом 1944 года началась масштабная операция “Багратион”, и в один из первых дней было решено забросить в тыл укреплённых позиций врага под Оршей танковый десант. Одним из добровольцев, вызвавшихся участвовать в рискованном предприятии, стал Юрий. Во время боя он находился на одном из танков, но был тяжело ранен и упал с брони. Там его и подобрали немцы, лихорадочно пытавшиеся наладить хоть какую-то оборону.

Место подвига

Смирнова доставили в блиндаж, где сразу же попытались вытянуть из него жизненно необходимую информацию о внезапном нападении. Однако красноармеец упорно отказывался говорить. Его подвергли жестоким пыткам, но даже они не сломили волю мужественного бойца.

В итоге тело Смирнова обнаружили вечером того же дня, когда блиндаж был захвачен советскими войсками, успешно завершившими операцию. По свидетельству старшего лейтенанта Петра Кустова, первым вошедшего в помещение, его товарищ был прибит гвоздями к импровизированному кресту из досок. Помимо ладоней и ступней, два гвоздя Смирнову забили в лоб. Кроме того, его грудь, спина и лицо были покрыты ранами от холодного оружия. На столе Кустов обнаружил красноармейскую книжку и комсомольский билет, по которым опознал погибшего. Рядом он нашёл пустой протокол допроса на немецком языке.

Позднее немецкий генерал-лейтенант Ганс Траут, командовавший в тот день 78-й пехотной дивизией и вскоре захваченный в плен, якобы признал на допросе, что его подчинённые пытали “русского десантника”, и даже подтвердил его фамилию. По словам генерала, Смирнов ничего не сказал, хотя гитлеровцы “возлагали на допрос большие надежды”. На вопрос о методах дознания Траут отвечать отказался, сообщив только, что в результате пленный умер.

Ганс Траут

Информация о подвиге быстро разлетелась по советским частям. Во многих из них были организованы стихийные собрания, на которых бойцы клялись отомстить за смерть героя. В октябре 1944 года Смирнову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Памятник в городе Макарьев

Разведгруппа Сергея Фирсова

После развала Советского Союза самым серьёзным военным испытанием для новой России стал конфликт в Чечне. Во время первой его фазы, проходившей в 1994-96 годах, множество солдат и офицеров российской армии показали себя настоящими героями. Одним из них был старший лейтенант Сергей Александрович Фирсов.

Курсант Суворовского училища

Родившийся в 1971 году, в 17 лет он закончил Суворовское училище в Свердловске, а затем - Ташкентское высшее танковое командное училище (выпуск из которого в 1992 году состоялся уже в новой стране, Узбекистане). Оттуда молодой офицер отправился на Тихоокеанский флот, где пополнил ряды морской пехоты.

Фирсов - слева

В 1994 году Фирсов получил звание старшего лейтенанта и был назначен командиром разведывательной роты. В этом качестве 30 января 1995-го он и прибыл в Чечню, где в то время шли ожесточённые бои за Грозный.

Уже 6 февраля разведгруппа под командованием Фирсова обнаружила засаду боевиков в районе автовокзала. Связи с основными силами не было, и один из матросов отправился к ним с донесением, а оставшиеся четверо вступили в неравный бой. Им противостояло до ста человек, которые быстро окружили группу и несколько раз предлагали ей сдаться. По сообщениям местных жителей - свидетелей произошедшего, разведчики каждый раз отвечали одно и то же: “Морская пехота не сдаётся”.

Фирсов - крайний слева

Хотя бой шёл не один час, отправленная на подмогу рота не смогла прийти вовремя. Все четверо морских пехотинцев погибли. Помимо Фирсова, это сержант Юрий Зубарев, а также матросы Вадим Выжимов и Андрей Сошелин.

Под конец боя они израсходовали все боеприпасы. Под огнём противника лейтенант пытался оттащить раненых бойцов в укрытие, но после нескольких попаданий сам потерял способность передвигаться. Лишённых возможности к сопротивлению морпехов добили в упор. Об остервенении боевиков, наткнувшихся на такое упорное сопротивление, говорит тот факт, что они продолжали расстреливать уже мёртвых бойцов. В результате на теле Фирсова было найдено 72 огнестрельных ранения.

Прощание на месте подвига

Командира геройской разведгруппы похоронили в подмосковном посёлке Серебряные Пруды, где впоследствии в его честь назвали улицу. А в мае того же 1995 года Сергею Фирсову было посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.

Эдуард Белан

В августе 1999 года началась вторая фаза чеченского конфликта, когда боевики Басаева и Хаттаба с территории Чечни вторглись в Дагестан. Нападение на Ботлихский район республики было отражено, после чего бандиты решили попытать счастья немного севернее - в Новолакском районе.

В центре района, селе Новолакское, помимо местных милиционеров, располагался прикомандированный отряд липецкого ОМОНа в количестве 25 человек. В его составе находился и врач Эдуард Белан, которому было суждено стать одним из главных участников предстоящих суровых событий.

Для 29-летнего хирурга, работавшего в больнице при липецком УВД, это была уже вторая командировка в Дагестан. Годом ранее он приезжал в горную республику для налаживания работы передвижных госпиталей. Из чисто военного опыта у него за плечами был только год срочной службы в советских ракетных войсках, куда его призвали в 1988 году со второго курса воронежского медицинского института.

Утром 5 сентября Белан вызвался пойти вместе с командиром липецкого взвода, лейтенантом Алексеем Токаревым, чтобы проверить посты и осмотреть обстановку. У сельской мечети они в упор наткнулись на чеченского снайпера, наставившего винтовку прямо в грудь Токареву. Впоследствии выяснилось, что за ночь враг скрытно занял территорию мечети и готовил нападение на ничего не подозревавших милиционеров. Лейтенант сумел быстро сориентироваться, отвести наставленный на него ствол и врезать боевику между ног. После этого он побежал предупредить своих. Бандиты открыли по нему огонь и дважды ранили, но Токарев успел скрыться за поворотом улочки и добраться до товарищей. А вот Белана выскочившим чеченцам удалось скрутить.

Внезапность нападения была сорвана, и в Новолакском завязался бой. Боевики не знали точной численности противника и подробностей его расположения, поэтому пленный врач оказался как нельзя кстати. Однако Белан отказался отвечать на интересующие врага вопросы, даже несмотря на пытки, которым его тут же подвергли. Поняв, что перед ними врач, бандиты пытались заставить его помогать начавшим поступать с поля боя раненым. Он отказался делать и это, якобы заявив, что клялся лечить людей, а не животных.

Больница Липецкого УВД. Мемориальные доски двум врачам: Эдуарду Белану и Александру Волокитину. Оба погибли в Чечне

Изуродованное тело Белана будет найдено уже позднее, когда в Дагестан прилетит командир липецкого ОМОНа, Григорий Душкин, чтобы забрать погибших и раненых и лично разобраться в произошедшем. А о деталях подвига отважного врача ему расскажет очевидец из местных жителей.

Во многом благодаря молчанию старшего сержанта Белана группе дагестанских и липецких милиционеров удалось сначала удержать позиции, а затем, спустя сутки, пробиться к своим, потеряв убитыми 15 человек из 85. Спустя полтора месяца ему, а также ещё одному погибшему в Новолакском омоновцу из Липецка Андрею Теперику, указом Президента было присвоено звание Героев России.

Могила Белана в Липецке. Позади - могила Теперика

Александр Жуков

В 2000 году боевые действия из Дагестана переместились на территорию Чечни. В январе группа спасателей на вертолётах Ми-8 вылетела в район населённого пункта Харсеной в Аргунском ущелье, откуда поступил запрос об эвакуации от мотострелковой разведгруппы. Солдат удалось найти, однако из-за обстрела боевиков лётчикам вскоре пришлось развернуться. Был эвакуирован только один раненый. Вместо него на земле остался спустившийся первым для лучшей организации процесса подполковник Александр Жуков - начальник парашютно-десантной подготовки и поисково-спасательной службы авиации Северо-Кавказского военного округа.

Для 40-летнего спасателя это была уже вторая военная кампания. Во время первой чеченской он десятки раз участвовал в подобных операциях, высаживаясь в тылу врага и спасая людей, за что был награждён медалью ордена “За заслуги перед Отечеством” II степени. Вместе с разведчиками Жуков удачно скорректировал огонь вертолётов прикрытия Ми-24 по боевикам, в результате чего группа смогла выйти из окружения.

На следующий день спасатели предприняли вторую попытку эвакуировать солдат. На этот раз на борт подняли почти всех, но на шум работающих машин снова сбежались бандиты, и Жуков приказал вертолётам уходить. Вместе с ним на земле остался его помощник, капитан спасательной службы Анатолий Могутнов, и последний из разведчиков, сержант Дмитрий Бегленко.

Салаудин "Тракторист" Тимирбулатов

Троица пыталась сопротивляться окружившим их боевикам, но каждый получил по тяжёлому ранению, и в результате все попали в плен. Командир чеченцев Салаудин Тимирбулатов по кличке Тракторист был известен заснятой на видео ещё в первую войну казнью русских солдат, поэтому ничего хорошего пленникам ждать не приходилось. Так и получилось: они подвергались систематическим пыткам и избиениям. Жукову регулярно предлагали принять ислам, чтобы сохранить жизнь - стандартная чеченская практика того времени - но он каждый раз отвечал, что уже слишком стар для таких перемен в мировоззрении. Кроме того, подполковника хотели использовать для записи видео, разоблачающего политику Владимира Путина, которому вскоре предстояли президентские выборы. Однако и здесь Жуков проявил выдержку, заявив, что недостаточно компетентен, чтобы критиковать высшее руководство страны.

Командование прилагало большие усилия, чтобы освободить пленных. С этой целью был организован обмен на трёх захваченных боевиков. Однако после освобождения Могутнова и Бегленко началась перестрелка, и Жуков остался во вражеских руках. Стало понятно, что шансов на новый обмен практически нет.

Спустя 47 суток плена Жуков вместе с отрядом Руслана Гелаева (к тому времени его уже дважды передавали от одного чеченского командира к другому) оказался в окружении федеральных сил в селе Комсомольское. Положение бандитов было плачевным: они подвергались массированному обстрелу, и несколько раз русского офицера от разрывов снарядов спасало только чудо. В конце концов боевики решили прорываться по руслу реки, а Жукова повели впереди в качестве живого щита. Там они и попали под огонь российских военных. Конвой подполковника был уничтожен, а сам он получил четыре ранения: в грудь, ногу и обе руки. При помощи одной только здоровой ноги ему удалось выбраться из реки и прокричать своим, чтобы не стреляли. На его счастье, его услышали.

Жуков на больничной койке

Жукова прооперировали в ростовском госпитале. Дважды у него останавливалось сердце, и врачи думали, что выкарабкаться ему не суждено. Однако каким-то чудом спасателю снова удалось спастись. Мало того - при помощи упорнейших тренировок он сумел за восемь месяцев восстановить форму и вернуться к строевой службе, хотя специалисты прочили ему инвалидность.

23 февраля 2001 года, спустя почти год после освобождения, Жуков получил звезду Героя России из рук Владимира Путина. После чего снова стал прыгать с парашютом, сделав это ещё сотни раз.