"Люди, когда заболевают, становятся излишне доверчивыми"

Доктор Василий Власов, специалист по доказательной медицине, о том, каким лекарствам не стоит доверять.
polit.ru
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Доктор медицинских наук, профессор НИУ ВШЭ, президент Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов рассказал Anews.com о том, почему на российском рынке нет ни одного препарата, который лечит или предотвращает грипп, почему ОРВИ – псевдонаучное название, и как на самом деле необходимо тестировать лекарства.

«Доказательная медицина - это то, что нормальным врачам и так давно известно»

– О доказательной медицине сейчас очень много и часто говорят. Что именно вы вкладываете в это понятие?

– Доказательная медицина – это другое название для рациональной и научно обоснованной медицинской практики. Оно подчеркивает то, что нормальным врачам и так давно известно: для лечения надо применять только то, о чем имеются доказательства, что оно работает. Клинические испытания являются самым лучшим доказательством эффективности лечения.

– Но есть же препараты, которые давно доказали свою эффективность, например, аспирин, которому почти 120 лет. Как к ним вы относитесь?

– Аспирин является аналогом природного препарата. Просто он более чистый и, соответственно, с более предсказуемым эффектом. Чистые химические вещества позволяют увереннее говорить, что будет, если принять таблетку. За последние тысячу лет аптекари, а затем фармацевты стремились очистить лекарства. Сначала вываривали травы в воде, потом делали спиртовые настойки, затем масляные вытяжки, чтобы лекарство можно было дозировать и понимать, какой будет эффект. Очень многие современные лекарства имеют естественное происхождение. Хотя некоторые и выглядят как чистая химия, но сплошь и рядом они синтезируются на основе природных молекул из какого-нибудь растения.

– Российские препараты проходят клинические испытания с той полнотой, которая отвечала бы требованиям доказательной медицины?

– Ни в одном документе, будь то закон или подзаконный акт, не указано, какого рода научные доказательства должны быть получены для того, чтобы разрешить препарат к использованию на территории нашей страны. Единственное ограничение, которое вспоминается и является абсолютно бессмысленным – препарат должен быть испытан в России.

А вот тип исследования нигде не описан и, соответственно, можно без контролируемых испытаний заявить препарат и получить на него разрешение.

«Нет ни одного препарата, который лечит или предотвращает грипп»

– Осень – это начало эпидемии гриппа и можно ожидать всплеска продаж противовирусных лекарств. Насколько они эффективны с вашей точки зрения?

– Применительно к препаратам для профилактики и лечения гриппа должны применяться стандартные методы, которые применяются ко всем остальным лекарствам. За исключением вакцин от гриппа. Эти лекарства должны показывать, насколько хорошо они предотвращают или вылечивают грипп. И никакого снисхождения здесь быть не должно.

Российских противогрипповых препаратов тьма, но, к сожалению, большая их часть испытывалась очень плохо и сегодня на рынке вообще нет ни одного препарата, о котором можно было бы сказать, что он лечит или предотвращает грипп.

РИА Новости/Яков Андреев

 

– Помимо российских препаратов, таких, как Кагоцел или Арбидол, есть и иностранные. Например, гомеопатические препараты Оциллококцинум (Франция) и Натуркоксинум (Канада). Что вы о них скажете?

–– Люди, когда заболевают, становятся излишне доверчивыми. Они хотят, чтобы поскорее стало хорошо и надеются, что это "хорошо" они купят в аптеке.

Что касается этих гомеопатических препаратов, это из серии патентованных средств, которые продаются для автомобиля из серии залил в бак и стало меньше расходоваться бензина. Находятся люди, которые покупают такие средства. Во всех областях существует такой обман. В каждой из них существуют свои особенности, но все обманные системы построены примерно одинаково. Здесь нет никакого чуда, а просто специфическая линия обмана, которая называется "гомеопатия".

«ОРВИ – псевдонаучное название»

– Вы говорили про вакцины от гриппа, что их исследования должны проходить по-другому, чем у обычных лекарственных средств. Как и почему?

– Они, конечно, должны исследоваться так же, как и лекарства. Хорошая вакцина или нет – на этот вопрос должны отвечать качественные клинические испытания. То есть, одну группу вакцинируют, другой группе вводят физраствор. Ожидается, что в итоге те, кто в первой не заболеют, а те, кто во второй - подхватят грипп. И большинство людей думают, что так и происходит.

В действительности, это не так. Вакцины против гриппа не испытывают таким образом. Дело в том, что вакцина против гриппа каждый год делается заново и имеет новый состав. Она соответствует тому, что ожидается в этом году. Должен сказать, что эти предсказания работают довольно неплохо и удается угадать, какие вирусы гриппа будут циркулировать осенью-зимой и сделать вакцину, которая соответствует этому.

РИА Новости/Валерий Мельников

Но эта вакцина не проверяется на то, лечит ли она от гриппа или нет. Если делать полноценную проверку, то зима и закончится. Поэтому проводят очень короткий тест – вводят здоровым людям эту вакцину, потом делают анализ крови. Если в ней появляются специфические антитела, которые должны взаимодействовать с этими вирусными системами, то считается, что это хорошая вакцина и ее запускают в производство.

Те качественные испытания, которые проводились раньше, и которые сейчас иногда все же проводятся, показывают, что вакцина защищает от гриппа. Особенность ситуации заключается в том, что за последние, по-моему, 18 лет, в Северном полушарии не было подъема зимней заболеваемости, который был бы в основном связан с вирусом гриппа. Большая часть случаев – это простудные болезни. Это подобные гриппу вирусные заболевания, которые вызваны другими возбудителями. Против них вакцина никоим образом не помогает, она для них не предназначена.

– То, что принято называть ОРВИ?

– Это псевдонаучное название. Простуда подходит лучше всего. Но возвращаясь к гриппу – несмотря на то, что вакцина служит неплохой защитой от него, но защищает-то она всего от 20% болезней, а 80% эта вакцина никак не покрывает. Поэтому общая польза даже в том случае, если вакцина "угадала", очень невелика.

«Часть антибиотиков, которые считались неэффективными, вновь начали действовать»

– Старые лекарства, которые выпускались еще в советские времена, анальгетики и антибиотики, например, – от них еще есть толк?

– Конечно. Многие препараты сохраняют свою эффективность, в том числе, антибиотики. С ними вообще произошла интересная вещь – часть антибиотиков, которые уже считались неэффективными и были выведены из использования, вновь начали действовать на микробов. Так что, в отношении терапии антибиотиками нет оснований для глобального пессимизма. Хотелось бы, конечно, побольше новых эффективных недорогих препаратов.

«Все эти главные специалисты сильно коррумпированы»

– Как вы относитесь к перечню жизненно важных и необходимых лекарственных препаратов (ЖНВЛП)? Включение в него, с одной стороны предусматривает ограничение цены на лекарство, с другой – дает возможность фармкомпаниям увеличить объем продаж. Сейчас в нем 646 позиций и многие, даже главные специалисты Минздрава по тем или иным заболеваниям, говорят, что в перечне слишком много устаревших неэффективных препаратов.

– Беда в том, что все эти главные специалисты сильно коррумпированы и они указывают на неэффективность препаратов тех производителей, которые им не платят. К тому же, работа лекарственной комиссии, которая рассматривает перечень, регламентирована таким образом, что она не может по своей инициативе убрать из него какой-то препарат. Как правило, из него выбывают только те лекарства, которые исчезли с рынка.

«Был скандал: как это можно сверлить дырки в головах у людей просто так для контроля?»

– А как вы относитесь к самым современным технологиям, например, технологии печати генов CRISPR?

– Это восхитительные перспективы, от них действительно кружится голова, но до практики еще очень далеко. То есть, пока это просто идея, хотя что-то делается для ее развития.

К счастью, доказательная медицина – это направление, которое очень ориентировано на практические результаты. Она обладает определенным влиянием и ей удается поставить барьер между самой идеей и переносом ее возможностей на человека. Сначала должны пройти эксперименты, которые доказывают, что в открытии пользы больше, чем вреда.

Возьмем историю со стволовыми клетками. Предполагалось, что при одном неврологическом заболевании подсадка этих клеток в мозг должна была дать фантастические результаты, у людей должно наступать быстрое излечение. В странах, где плохая регуляция работы с биологическими материалами, стали так лечить, а в США было решено провести контролируемый эксперимент. Одной группе просверлили дырки в головах, подсадили стволовые клетки, контрольной группе дырки тоже просверлили для убедительности, мозг проткнули, но подсаживать ничего не стали. И оказалось, что разницы нет никакой – у обеих групп были одинаковые результаты.

Потом даже был скандал: как это можно было сверлить дырки в головах у людей просто так для контроля. Но если бы это не сделали, так бы уже 20 лет и продолжались эти бессмысленные дорогостоящие и травматичные операции по подсадке стволовых клеток.

«Персонализированное питание – это большой обман»

– Современная диетология, персонализированное питание, как вы к этому относитесь? Наши предки жили без этого и ничего, справлялись.

– Сейчас, например, предлагается активно так называемый скрининг небольших отклонений от нормы. Если вы пойдете в частную лабораторию, то обнаружите там объявление, в котором предлагают исследовать состояние щитовидной железы. Если обнаружится снижение уровня гормона щитовидной железы или повышение гормона, который регулирует ее работу, то доктором будет предложено соответствующее лечение.

Лабораторный анализ не может быть единственным основанием для назначения лечения. Главным основанием может быть состояние человека, а компенсировать результаты анализа – это достаточно бессмысленное дело. Тем не менее, это продвигается и тем самым увеличивается количество клиентов, которым выписываются лекарства.

А персонализированное питание – это большой обман, который был популярен в начале нулевых годов, сейчас интерес к нему несколько упал. В известной степени, каждый человек сам индивидуализирует свое питание. Но никаких оснований для такого псевдонаучного составления индивидуальных диет я не вижу.

«Исследования примитивны не потому, что исследователи – дураки или мошенники»

– В научно-популярной прессе часто публикуют результаты исследований, которые утверждают, что, например, зеленый чай полезен для сосудов. Потом появляются другие исследователи и говорят прямо противоположные вещи. Кому верить?

– Если мы говорим о доброкачественных научных исследованиях, например, о пользе чая, которое позволяло бы увязать его использование и данными по здоровью, то они занимают очень большое время, охватывают большое количество людей, в общем, требуют серьезных усилий.

Поэтому обычно проводят упрощенные исследования. Например, людям, которые старше 90 лет, задают вопрос, какой они пьют чай? Половина опрошенных говорит, что они пьют зеленый чай, другая половина говорит, что они вообще не пьют чай. Исследователи делают вывод, что никто из долгожителей вообще не пьет черный чай. И при этом не указывают, что в этой местности вообще его никто не пьет, потому что это не принято.

Shutterstock

Примитивные исследования преобладают в таких случаях, и они такие немудреные не потому, что исследователи – дураки или мошенники. Они просто ограниченны в средствах, хотят опубликовать свои результаты, чтобы получить дальнейшее финансирование.

Это как исследования шоколада, овощных диет или употребления молочных продуктов. Они интересны для публики, их легко берут СМИ. Например, что «шоколад снижает депрессию». Это увеличивает продажи шоколада и совершенно понятно, кем эти исследования финансируются. Но подобные документы нельзя использовать в качестве основания для рекомендаций чего бы ты ни было.