"Вырастить счастливого ребенка – это утопия, несбыточная мечта"

Facebook
ВКонтакте
share_fav

Детский психолог Ирина Млодик в интервью Anews.com рассказала, как воспитать уверенного в себе и своих силах ребенка, как справляться с детскими истериками и пережить адаптационный период в детском саду и как выстроить доверительные отношения со своими детьми.

Ирина Млодик – председатель Ассоциации психологов-практиков «Просто вместе», кандидат психологических наук. Она оказывает психологическую и психотерапевтическую помощь детям и подросткам с 1998 года. Разработала несколько уникальных методик работы с детьми, написала множество статей и книг о детской психологии. Самая популярная из них – «Книга для неидеальных родителей или Жизнь на свободную тему».

«Это думающие дети, которые знают, чего хотят»

- В Советском Союзе было принято воспитывать детей достаточно авторитарно, затем пришла мода на более либеральное воспитание. Сейчас  эти «постсоветские» дети как раз входят во взрослую жизнь. Чем они отличаются от старшего поколения? Оправдала ли себя такая система воспитания?

- Если понимать под либеральным воспитанием уважение к личности ребенка и внимательное к нему отношение, то я полагаю, это приносит вполне позитивные плоды. Это думающие дети, которые знают, чего они хотят, и чего не хотят, часто творческие, увлеченные, с широкими представлениями, с любопытством к миру. Хотя некоторые из них не торопятся обзаводиться семьей, рожать детей. Им хочется строить карьеру, исследовать мир, пробовать и менять работы, страны.  

- А что вы думаете о семьях, где детям позволяется почти все, кроме опасного?

- Когда ребенок растет в дето-центрированной семье, то он обладает слишком большой властью над родителями. Они не могут ставить ему границы, не проявляют достаточно родительской власти. Такие дети часто растут очень тревожными, вплоть до серьезной расторможенности и гиперактивности. Их тревога мешает им сосредоточиться, они провоцируют своих родителей и окружающих на постановку границы: на крик или иную одергивающую реакцию. Так они получают ощущение, что взрослый в их жизни все же есть, и он хоть как-то реагирует и способен их остановить.

Также дети из таких семей могут развивать самые разные манипулятивные схемы, пользуясь своей властью, что очень мешает им доверять своим взрослым, быть просто детьми.

«Слишком много границ – это тюрьма. Если их совсем нет – это голая степь»

- Какова, на ваш взгляд, наиболее продуктивная схема отношений родитель-ребенок? Моделей очень много: дружба и диктатура, тотальный контроль и полная свобода... Насколько жесткие рамки родитель должен устанавливать ребенку, чтобы не повредить взаимоотношениям с ним?

- Нет, конечно, никакой дружбы быть не должно между родителем и ребенком. Это разные позиции. Нужна субординация. Родитель старший, на нем ответственность, у него власть, он принимает многие решения по поводу своего ребенка.

Но это не значит, что ребенка не надо учитывать. Просто по мере роста и развития детям передается все больше ответственности и права что-то решать.  В идеале, родитель должен осознавать, что ребенок постоянно растет, и у него появляются все новые навыки и способности управлять своей жизнью, и ему, родителю, нужно гибко на это реагировать, отдавая детям все больше полномочий.

(c) ReutersСлишком много границ – это тюрьма, если их совсем нет, то это голая степь: тревожно, небезопасно, непредсказуемо. Границ должно быть несколько, но важных. Желательно, чтобы они были прямо озвучены, а не вручены в застыживающей манере: «что, было трудно догадаться, что...», «как тебе в голову пришло, сделать такое...» и так далее. Часть границ останутся незыблемыми, потому что будут отражением ценностей вашей семьи, часть будут меняться в связи с меняющейся реальностью и по мере роста ребенка.

«Самое рискованное для психического здоровья - замкнутые семьи мать-ребенок»

- Сейчас много неполных семей. Есть ли шансы у ребенка из такой семьи стать психологически здоровой личностью?

- Все зависит от обстоятельств. Если у мамы при этом есть партнеры, участвующие в жизни ребенка, есть круг родственников и друзей, то есть шанс, что кто-то будет брать на себя отцовские функции, а значит, у ребенка будет-таки опыт разных отношений, и в психике организуется «фигура отца». У мамы одни ролевые задачи, у отца другие, когда мама вынуждена их совмещать, она может и материнские выполнять в недостаточной мере, и отцовские тоже будут ей не очень удаваться. 

Самое рискованное для психического здоровья - замкнутые семьи мать-ребенок с малым или отсутствующим количеством внесемейных связей. Риск поглощения матерью в этом случае очень велик, отсутствие фигуры отца будет в значительной мере влиять на торможение в развитии этой пары. Ребенку будет трудно психологически расти и развиваться, да и матери тоже.

Маме, по каким-то причинам ставшей одинокой, в любом случае стоит заняться своей личной жизнью. Это решение будет прекрасным вкладом в психическое здоровье, как собственное, так и ее ребенка.

- Какая мама лучше для ребенка – работающая или домохозяйка?

- Лучше всего мама счастливая и довольная жизнью. Если маме важна ее социальная реализация, и без своей работы она будет чувствовать себя обделенной и несчастной, то это отразится на всех членах семьи, и на ребенке в том числе. Если маме интересно с детьми, то она может посвящать себя им, но тогда неплохо, если детей хотя бы несколько.

Мама, посвящающая себя одному единственному ребенку - это риск организовать симбиоз, который потом бывает трудно разлепить. В результате ребенок, даже вырастая, может так и не приобрести собственную, отдельную от мамы жизнь.

«Чем больше мама доверяет своему решению – тем легче»

 - Неделю назад я впервые отвела ребенка в детский сад. И теперь каждое утро начинается с плача. Воспитатели призывают сжать зубы и как-то прожить «адаптационный период». Как родителям лучше действовать в этой ситуации?

- Ребенок привязан к своим родителям, к маме, и расставаться с ней ему, естественно, сложно. Поэтому слезы – вполне естественная реакция на расставание. Дети к тому же очень «подключены» к матери в этом возрасте и ловят ее состояние. Если вы ощущаете себя «ужасной матерью, которая мучает ребенка, отводя его в ужасный сад», то малыш, конечно, будет плакать, потому что будет ощущать себя в опасности, раз мама так напрягается.

Чем больше мама доверяет своему решению – отправить ребенка получать новый опыт, верит в него, в то, что он справится с этим новым этапом в его жизни, но при этом не врет ему и себе, что непременно «там сразу будет очень интересно и весело». Чем больше мама готова поддержать ребенка в его способности выдерживать изменения и доверяет персоналу сада, тем легче все это происходит. Потому что ребенок чувствует опору в матери и ее поддержку, желательно не на словах транслируемую, а уверенно ощущаемую внутри себя.

- Есть мнения, что детский плач перед садом – это манипуляция и спектакль для родителей. Вы с этим согласны?

- Несправедливо называть это манипуляцией. Скорее, ребенок так показывает матери, что он страдает. Ему может быть страшно или очень грустно расставаться. Возможно, он таким образом злится на то, что его, «не готового» к саду, туда отводят.

Если мама начинает в этой ситуации теряться, стыдиться, злиться, то это пугает ребенка еще больше, потому что он не чувствует опоры в матери. Прежде всего, самой маме нужно успокоиться и сказать себе, что они вместе с этим справятся. Что ребенок адаптируется, а она поддержит его. И конечно, нужно доверять ребенку, верить, что он сможет справиться с этой ситуацией, приспособиться к новой обстановке.

(c) РИА Новости / Николай Хижняк

«Истерики происходят из-за неумения поставить твердую границу и выдержать ее»

- Наверное, нет таких родителей, которые не сталкивались с детскими истериками. В первую очередь, это малышей касается, конечно. Из-за чего они вообще происходят? Как их предотвратить или справиться с ними, если уж началось?

- Детские истерики происходят чаще всего из-за неумения родителей поставить твердую границу ребенку и выдержать ее. Ребенок пробует настаивать на своем, а взрослому трудно справиться с детским эмоциональным напором. Он не хочет испытывать какое-то неприятное чувство: стыд, если ребенок кричит слишком громко на людях, вину за то, что не может успокоить его, бессилие и беспомощность, ярость на невозможность взять власть.

Ребенок часто чувствует родительское бессилие или другую сильную эмоцию взрослого, его невозможность успокоиться самому и утешить или успокоить ребенка, и ревет еще громче.

Чтобы истерик было меньше, родителю важно хорошо подумать, прежде чем запрещать что-то ребенку или отказывать ему. Но если уж поставили границу, то держите.

Конечно, малышам можно делать поблажки в случае серьезной усталости или болезни. А более взрослым детям - если они смогут аргументировано доказать свою позицию. Тем более, в будущем им этот навык очень пригодится. Как и умение подчиняться.

«Родители должны объяснять, что дети не обязаны беспрекословно подчиняться взрослым»

- Насколько важную роль, на ваш взгляд, в жизни ребенка играют школы? У меня есть знакомый 18-летний парень, который учился в школе ровно месяц, а потом попросил перевести его на домашнее обучение, потому что «остальные дети его тормозили». Закончил школу экстерном, учится в институте и работает в крупной интернет-компании. Но это только один пример. Каково ваше отношение к домашнему обучению?

- Школа школе рознь. Плохая школа становится для ребенка «школой жизни», хорошая – предоставляет возможность приобрести много полезных социальных навыков. Школа – не только знания. Это система сложных разноуровневых социальных взаимодействий.

Детям, не получившим этого опыта, потом сложнее быть в социуме. Они могут быть успешны в достижениях, но совсем не факт, что будут удовлетворены жизнью или хорошо разбираться в людях и уметь общаться.

Я считаю, что домашнее обучение для обычного, без ярко выраженных особенностей ребенка, сильно сужает круг его возможностей.

- Как вы оцениваете недавний скандал в 57 школе, где выяснилось, что один из учителей многие годы вступал в интимные связи с ученицами? Кто виноват и что делать в этой ситуации с точки зрения психолога?

- Это вопиющий, но, к сожалению, нередкий случай. Многие недооценивают тот чудовищный вред, который приносят детям подобные истории. С любой точки зрения: моральной, этической и юридической – это недопустимая ситуация. Она становится возможной в закрытых системах (как семейных, так и школьных), когда другими взрослыми «закрываются глаза» на такие нарушения.

Ребенок доверяет взрослым. Учителя, как и родители, имеют над детьми много власти. И сексуальное использование детей (даже если те были согласны на такое использование) приносят детям однозначный вред. В этой истории виноваты, конечно, и те, кто  совершали это этическое преступление и те, кто знали, но не реагировали.

И мы, родители, должны объяснять своим детям, что они не обязаны беспрекословно подчиняться взрослым, а имеют право защищать себя, отказывать, если взрослый просит о чем-то недопустимом. И, конечно, важно иметь такие отношения с детьми, чтобы именно с нами они могли обсудить свои сложности. Как только появляется возможность не скрывать подобные происшествия, появляется больше возможностей защитить детей, не дав сформироваться психологической травме.

«Люди, которые хорошо ощущают свои границы – они знают, чего хотят»

- Как же выстроить такие доверительные отношения с детьми?

- Важно, чтобы авторитет родителя не перерастал в авторитарность, интерес и забота - в контроль и назидательность, любовь - в присвоение. Чтобы родители могли делиться с детьми своей жизнью, но чтобы искренность не перерастала в полную откровенность. Чтобы интерес не перерастал в допрос, а родительская тревога замещалась верой в то, что ваш ребенок способен взять от вас лучшее и создать свое.

- А как можно одновременно развить в ребенке уважение к окружающим и в то же время научить постоять за себя?

- Это очень взаимосвязанные вещи. Именно те люди, которые хорошо ощущают свои границы, могут корректно отказывать другим. Они знают, чего они хотят. Именно они хорошо чувствуют возможное нарушение их границ и прав, и могут прямо сообщить об этом. Поскольку они так ценят свои границы, права и собственность, они не претендуют на чужие.

«Лишить ребенка детства легко, вернуть ему его — невозможно»

- Сейчас дети много времени проводят в соцсетях, размещают там свои фото и видео. Как родителям обезопасить своих чад от посягательств недобросовестных взрослых? Нужно ли запрещать детям пользоваться соцсетями?

- Социальные сети уже стали частью нашей культуры. И, прежде всего, родители должны объяснить детям правила безопасного пребывания там. Рассказать, что важно беречь собственную интимность и не обнажаться, потому что неизвестно, где и у кого могут оказаться фотографии или записи, и как люди обойдутся с этим материалом. Если правила обсудили, и родитель уверен, что в случае опасности или сомнений, ребенок обратится к взрослым, то нет причин запрещать ребенку проводить время в соцсетях.

(c) РИА Новости / Кирилл Брага

- Кстати, некоторые дети уже в дошкольном возрасте неплохо зарабатывают в интернете. Или их родители на них. Например, есть брат с сестрой Мистер Макс и Мисс Кэти. Их ролики на YouTube приносят им почти 7 млн. рублей в месяц. Все ролики продюсирует и снимает их папа. Как вы оцениваете такие действия со стороны родителей? Как это может отразиться на детях?

- Если ребенку нравится то, что он делает, если у него остается свободное время и возможность просто быть ребенком — это одна история. Если ребенок — нарциссическое расширение родителя, и у него нет возможности отказаться от избыточной работы и ответственности, то он чувствует себя использованным. И это драма, которая потом может перейти в трагедию. Лишить ребенка детства легко, вернуть ему его — невозможно.

«Вырастить “счастливого” ребенка – это утопия, несбыточная мечта»

- И то, что волнует всех родителей. Как воспитать счастливого, уверенного в себе и своих силах ребенка?

- Есть много факторов, которые влияют на уверенность наших детей. И один из самых важных, на мой взгляд, проявление к нему уважения, и уважение родителей к самим себе и другим людям. Потому что именно оно позволяет образоваться достоинству, границам и правам.

Вырастить «счастливого» ребенка – это, на мой взгляд, утопия, родительский глюк, несбыточная мечта. Потому что жизнь все время ставит перед нами задачи и требует от нас и от наших детей решений этих задач. А это часто не приносит перманентного ощущения счастья.

(c) РИА Новости / Игорь ЗарембоТе родители, которые мечтают о счастье для своих детей, просто хотят избавиться от своей тревоги за них, не хотят переживать. Но правда в том, что нам все время предстоит переживать за них, потому что, если они живые, то у них все время что-то меняется и происходит. И они с этим то справляются, то не очень. Это просто жизнь.