"Вы мужики или п…?" Как вожди от Сталина до Ельцина обращались с русским языком

Пять правителей XX века и их лингвистические способности
Facebook
ВКонтакте
share_fav

В советскую эпоху, как известно, у власти оказались представители «трудового народа». Это очевидным образом сказалось на уровне образования правителей – в частности, на степени их владения языком.

«Умный журнал» собрал самые яркие примеры того, как вольно обращались с русским языком вожди и президенты – от Сталина до Ельцина.

Иосиф Сталин

Образ величайшего советского вождя в наше время сильно мифологизирован, и чаще всего его представляют как человека, выдающего сочные фразы с лёгким и даже изящным грузинским акцентом. Многие из этих знаменитых «цитат», впрочем, Сталин никогда не произносил.

Реальный Иосиф Виссарионович говорил по-русски не слишком хорошо. Акцент у него был довольно заметный, вдобавок к чему он часто проглатывал слова и совсем не умел расставлять правильные интонации. В результате речь его звучала сбивчиво и неровно.

Убедиться в этом можно, послушав любое из сталинских публичных выступлений. Например, на XIX съезде КПСС, менее чем за полгода до смерти:

В своих многочисленных литературных трудах (а при жизни Сталина было выпущено 13 томов его сочинений) вождь народов обращался с русским языком достаточно вольно. Вот некоторые красноречивые обороты, которые, видимо, никто просто не решался редактировать:

«Хочется одним словом охарактеризовать эту кипучую жизнь: ГОРЕНИЕ» (о Дзержинском)

«В ожидании решительных боёв в период обороны и накопления сил партия должна подковать себя на все четыре ноги»

«Сделать крутой поворот к отступлению с тем, чтобы механически отпали от оппозиции приставшие к ней грязные хвосты»

«Мы должны сказать громко и резко (фактически сказать, а не на словах только!)»

«Ведь наше развитие идет не в порядке плавного, огульного подъема вверх».

Доходило даже до чего-то неприличного:

«Революция ... всегда одним концом удовлетворяет трудящиеся массы, другим концом бьет тайных и явных врагов этих масс».

Никита Хрущёв

Самый экстравагантный из лидеров Советского Союза не мог пожаловаться на плохо подвешенный язык. Возможно, из всех правителей России, чьи выступления были зафиксированы при помощи техники, он был самым пламенным и одарённым от природы оратором. Особенно ярко это проявилось во время сессии Генеральной Ассамблеи ООН 1960 года, когда Хрущёв прославился на весь мир:

Единственной проблемой Никиты Сергеевича во взаимоотношениях с русским языком было плохое образование (по этому показателю он, наоборот, был едва ли не худшим правителем даже далеко не выдающегося в этом плане советского периода).

Его устная речь, несмотря на врождённые способности, изобиловала простонародной лексикой, вроде легендарной фразы с трибуны ООН: «Мы вам покажем кузькину мать».

Или эмоционального выступления на московской выставке художников-авангардистов: «Вы что — мужики или пид..асы проклятые, как вы можете так писать? Есть у вас совесть? Кто автор?».

А во время посещения США в 1959 году, получив в подарок от сотрудника университета Айовы статуэтку свиньи, Хрущёв так вдохновился этим, что провёл широкую параллель между этим животным и человеком: «Вот смотрите: замечательная свинья, американская. Но она имеет все свойства и советской свиньи. Американская свинья и советская, я убежден, что они могут вместе сосуществовать. Так почему же люди Советского Союза и Америки не могут сосуществовать в таком случае?!».

С письменной речью дела у Хрущёва обстояли и того хуже. По свидетельству современников и исследователей, он вообще старался ничего не писать – то ли потому, что ему это было в принципе трудно, то ли из-за нежелания демонстрировать свой уровень грамотности окружающим.

При этом, однако, побывав на съезде советского Союза писателей, генсек произнёс перед его участниками речь, объясняя им, какой должна быть настоящая литература, а в качестве эталона процитировал стихотворение своего друга по годам шахтёрской молодости Пантелея Махини, убитого на фронтах Гражданской войны:

Люблю за книгою правдивой

Огни эмоций зажигать,

Чтоб в жизни нашей суетливой

Гореть, гореть и не сгорать . . .

<…>

Ведь долг мой, братья, поколенью

Хоть каплю оставить честного труда,

Чтоб там, за темной загробной сенью

Не грызла совесть никогда.

Леонид Брежнев

Человек, с которым ассоциируется термин «застой», стал героем бесчисленных анекдотов и пародий за свою странную манеру говорить и заторможенные реакции. Однако эти странности были вызваны состоянием здоровья, впервые проявившимся публично ещё в 1968 году на переговорах с лидерами социалистических стран. Тогда у Брежнева нарушилась дикция и координация, что сильно напугало его окружение. Оказалось, что у генсека проблемы с нервной системой, которые он впоследствии был вынужден преодолевать с помощью снотворного нембутал, что привело к зависимости от препарата.

После того случая Брежнев провёл у власти ещё целых 14 лет, поэтому ничего удивительного в том, что в конце своего правления он с трибуны называл работников нефтяной промышленности Азербайджана «нефтяниками Афганистана», нет.

Чтобы оценить уровень владения русским языком, надо обратиться к более ранним годам Брежнева, когда здоровье будущего генсека было покрепче. В 1927 году Леонид Ильич, тогда 21-летний заводской рабочий и студент техникума в Курске, написал стихотворение, посвящённое убийству советского дипломата Воровского в швейцарской Лозанне четырьмя годами ранее. Своё произведение Брежнев отправил приятелю по фамилии Евсюков, который через пятьдесят лет, во время нахождения автора у власти, переслал его обратно в кремлёвские архивы. А ещё через четверть века оно было опубликовано в российской прессе, с сохранением авторской орфографии и пунктуации:

На смерть Воровского!

 

Это было в Лозане, где цветут гимотропы, где

сказочно дивные снятся где сны.

В центре культурьно кичливой Европы в центре, красивой,

как сказка страны.

В зале огромном стиле "Ампиро" у входа где плещет

струистый фонтан, собралися вопросы решать всего

мира, представители буржуазных культурнейших стран.

<…>

На двери внезапно взоры всех устремились и замер - среди речи английский сэр.

В залу с улыбкой под шум разговора вошел Воровской

делегат С.С.С.Р.

<…>

А утром в оттеле под фирмой астрий

посол наш, убит был, убийцы рукой

И в книге великой росийской истории

Жертвой прибавилось больше одной!!!

Конечно, поэтический дар даётся далеко не всем, но на примере этого стихотворения можно оценить уровень грамотности будущего генсека.

Наверное, по сравнению с Хрущёвым, который в принципе боялся (или не мог) писать, это большой прогресс. Но всё-таки для человека, получившего Ленинскую премию в области литературы и принятого в Союз писателей, несколько слабовато.

Кстати, преемник Брежнева, Юрий Андропов, тоже писал стихи и по этому показателю разгромил предшественника наголову:

Да, все мы смертны, хоть не по нутру

Мне эта истина, страшней которой нету.

Но в час положенный и я, как все, умру,

И память обо мне сотрет святая Лета.

Мы бренны в этом мире под луной:

Жизнь – только миг (и точка с запятой);

Жизнь – только миг; небытие – навеки.

КрутИтся во вселенной шар земной,

Живут и исчезают человеки.

Но сущее, рожденное во мгле,

Неистребимо на пути к рассвету.

Иные поколенья на Земле

Несут все дальше жизни эстафету.

Михаил Горбачёв

Последний генсек и единственный президент СССР родился в Ставропольском крае, и характерный для тех краёв говор сохранился в его речи на протяжении всей политической карьеры. Это проявлялось как в повсеместных для юга России «гэканьи» и «шоканьи», так и в неправильной расстановке ударений.

При этом сам Михаил Сергеевич не хотел ничего менять в своей речи. Как рассказала в одном из интервью многолетний главный режиссёр центрального ТВ Калерия Кислова, в ответ на её замечание, что говорить «нАчать» неправильно, Михаил Сергеевич заявил: «Я южный человек и хочу говорить так».

Горбачёву вменяют и другие филологические грехи. Например, распространено мнение, что он никак не мог научиться правильно выговаривать слово «Азербайджан». Кроме того, цитируются его нелепые высказывания:

«Дайте я скажу то, что сказал».

Или:

«Это надо было пройти. Любой вопрос возьмите: собственность, гласность, муж и жена, или женщина и мужчина. Всё вот это и всё, что мы затронули, — Горбачёв виноват во всём. А так нельзя было оставаться».

А вот если послушать публичные выступления единственного президента СССР, его речь производит скорее благоприятное впечатление. Говорить «без бумажки» Горбачев умел.

Борис Ельцин

Впрочем, первый президент независимой России поначалу тоже выглядел не так плохо. Выступал он местами довольно живо, хотя и с узнаваемыми тягучими интонациями:

Впоследствии, под влиянием проблем со здоровьем и злоупотребления алкоголем эти интонации всё усиливались, а реакции становились всё замедленнее.

Под конец своего правления Ельцин изменился настолько, что в народе стали упорно муссироваться слухи о его двойниках и о том, что сам президент то ли уже умер, то ли отошёл от дел.

В известном новогоднем обращении 31 декабря 1999 года, когда он объявил об отставке, слова давались ему с очень заметным трудом.

Подобно Брежневу, фигура Ельцина под конец карьера стала вызывать неоднозначную реакцию в обществе. Президент вызвал к жизни вал пародий, анекдотов и насмешек.

Авторству Ельцина приписывают определённое количество нелепых высказываний, вроде этого глубокомысленного рассуждения: «С точки зрения правовой справедливости или справедливости права — какова конституционность Конституции?».

Или совсем карикатурного: «Наша страна стоит на краю пропасти, но благодаря Президенту мы сделаем шаг вперед!».