Что получит Россия от референдума на востоке Украины?

РИА Новости / Евгений Биятов
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Бунтующий восток Украины проголосовал на референдуме 11 мая за «государственную самостоятельность»: около 90% участников в Донецкой «народной республике» и более 95% - в Луганской. С такими итогами, пусть пока и предварительными, эти территории почти наверняка объявят о своей независимости, и затянувшийся кризис в стране войдет в новую, еще более опасную фазу, считают аналитики. Они сходятся во мнении, что решающее значение для будущего Украины – а, возможно, и всей Европы – будет иметь реакция Москвы. Если Владимир Путин серьезно настроен на раскол Украины и «воссоздание» Советского Союза – сейчас у него единственный и неповторимый шанс, отмечает, в частности, The Telegraph.

При этом остается главная неясность, которая смущает всех: сама постановка вопроса на референдуме («Поддерживаете ли вы акт о государственной самостоятельности Донецкой/Луганской народной республики?»). Что под этим подразумевается? Более широкая автономия? Полное самоуправление? Выход из Украины? Ответа пока нет.

Какие выгоды референдум принес Путину?

Тем не менее, российский президент оказался в выигрышном положении. Во-первых, отказ ополченцев внять его призыву и перенести референдум снимает ответственность с России, и Путин получает алиби на претензии Запада, сказал «Ведомостям» политолог Евгений Минченко.

Во-вторых, после референдумов в общественном сознании закрепится такое понятие, как «народная республика», у которой есть вполне реальное руководство, заслуживающее того, чтобы пустить его за стол переговоров о восстановлении мира на Украине. Причем как только эти самопровозглашенные лидеры получат такое признание, Украина де-факто расколется на две части, делится мнением колумнист Forbes.

Наконец, в-третьих, референдум поможет Путину дискредитировать украинские президентские выборы 25 мая. Во всяком случае, он сможет утверждать, что референдумы, на которых население показало такое единодушие, намного более авторитетны, чем общеукраинские выборы. К тому же их проведение в восточных областях – под большим вопросом. Президент РФ сможет заявить, что власти в Киеве были нелегитимным до выборов и останутся такими после.

Что важно для России?

Россия заинтересована в сохранении Украины с сильными антикиевскими движениями, иначе Украина максимально быстро будет интегрироваться в западные институты, а такую Украину российское руководство воспринимает как стратегическую угрозу, пояснил «Ведомостям» политолог Алексей Чеснаков.

Москва заинтересована в крахе киевского режима, для этого не обязательно вводить войска, достаточно поддерживать нестабильность, заключил депутат Госдумы Илья Пономарев, наблюдавший за референдумом в Донецке.

Как ответит Россия?

В Кремле пока воздерживаются от конкретики. «В России с уважением относятся к волеизъявлению населения Донецкой и Луганской областей и исходят из того, что практическая реализация итогов референдумов пройдет цивилизованным путем, без каких-либо рецидивов насилия, через диалог между представителями Киева, Донецка и Луганска», - сообщила президентская пресс-служба.

Чуть ранее эксперты предположили, что Москва не станет с ходу признавать итоги референдумов. Скорее, Россия будет использовать итоги голосования в Донбассе как элемент торга с Киевом и Западом, сказал «Коммерсанту» вице-президент ПИР-Центра Дмитрий Поликанов.

По сути, Владимир Путин оставил для себя все возможности. И получит дополнительные козыри в борьбе за федерализацию Украины, соглашается редакция The Financial Times.

Что станет с востоком Украины?

По мнению одних, референдум – это хитрый ход влиятельных политических и финансовых сил в Донецке, чтобы вынудить Киев на уступки, прежде всего, на предоставление этому региону расширенной автономии. Другие считают, что «сепаратисты» стремятся полностью выйти из-под контроля киевских властей.

Восток Украины и так уже стал «серой зоной», неподконтрольной официальным органам власти. Есть опасения, что эта часть страны превратится во второе Приднестровье – непризнанное государство, отколовшееся от Молдавии в 1990 году и ставшее «олицетворением контрабанды и организованной преступности», как пишет FT.

Что может сделать Киев?

Украинские власти заявили, что не признают результата референдумов. А теперь перед ними дилемма: если Киев никак не отреагирует, пророссийские активисты окончательно завладеют регионом, а если продолжит «антитеррористическую операцию», то еще больше настроит против себя местное население.

К тому же, отрицая итоги голосования в восточных областях и продолжая называть местных ополченцев «террористами», киевские власти попросту бросают вызов местным избирателям, рассуждает обозреватель The New York Times. Временный премьер Арсений Яценюк и сам признал, что его правительство «в ловушке».

Что будет с президентскими выборами 25 мая?

«Народные власти» на востоке Украины уже дали понять, что не допустят их проведения в регионе. И поскольку киевское правительство не имеет там ни влияния, ни реальных возможностей, действительно непонятно, как оно собирается организовать голосование.

Есть и более глубокая проблема. Кандидаты в президенты – совсем не то «новое начало», которого обещал Евромайдан, отметил Ральф Ваксмут, эксперт по Украине в германском Фонде имени Конрада Аденауэра. Фавориты гонки Петр Порошенко и Юлия Тимошенко – не новички, с отчасти компрометирующим политическим прошлым. Евромайдан не породил новых лидеров, которые сумели бы стабилизировать страну и экономику и показать людям, что их жизнь улучшается.

Но все таки президентские выборы имеют смысл, заключил Ваксмут в интервью Deutsche Welle: остается надежда, что они помогут вернуть стране мир и спокойствие.