Почему Путин поставил ополченцев на востоке Украины в сложное положение

Есть как минимум две объективных выгоды, которыми мог руководствоваться президент РФ, призывая отложить референдум. Но независимо от этого, ополченцы оказались в непростой ситуации.
РИА Новости / Михаил Воскресенский
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Возможно, это прозвучит как шутка, но Владимир Путин «предсказуемо» оправдал свою репутацию «непредсказуемого российского лидера». Его призыв отложить референдумы о самоопределении в Донецке и Луганске 11 мая и поддержка президентских выборов на Украине 25 мая стали для большинства полной неожиданностью.

На юго-востоке Украины мнения разделились: от одобрения до полного непонимания (некоторые даже обвинили президента РФ в предательстве). Официальный Киев заявил о готовности к диалогу с активистами региона, но не с «вооруженными преступниками», которых по закону нужно «обезвреживать» и по которым будут «стрелять на поражение». В Донецкой народной республике также соглашаются на переговоры, хотя и убеждены, что Киев «как всегда обманет».

С недоверием многие восприняли сам призыв Путина. Кто-то увидел в этом просто слова, кто-то - тактический ход, есть и те, кто намекают, что у российского президента наготове тайный план, для реализации которого сейчас нужен тайм-аут. Если же отбросить теории заговора, то есть как минимум две объективных выгоды, которыми мог руководствоваться Владимир Путин.

1. Запад увидит, что Москва не руководит действиями протестующих на юго-востоке Украины.

Лидеры США и ЕС обвиняли российские власти в поддержке «сепаратистской» активности и попытке сорвать президентские выборы на Украине. Призыв отложить региональные референдумы лишает сторонников жестких мер против РФ формального повода требовать введения «третьего пакета» санкций, в том числе экономических, пишет «Коммерсант».

2. Теперь России будет проще настаивать на расширении полномочий регионов.

Если бы референдум прошел 11 мая, его не признали бы ни украинские власти, ни Запад, но он мог бы стать решающим шагом к фактическому расколу Украины. «Если Путин согласился это главное оружие пока спрятать, это может означать, что ему обещано нечто серьезное относительно будущего устройства Украины», - сказал газете глава Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов.

Чем идея Путина «опасна» для ополченцев

Вместе с тем новая позиция Владимира Путина ставит ополченцев на востоке Украины в сложное положение, рассуждает корреспондент The Telegraph в Одессе.

Слова президента РФ означают, что, даже если бы референдум состоялся, Москва не стала бы использовать его как предлог для вторжения ради «защиты» новой отколовшейся от Украины территории. В общем-то, Путин этого никогда и не обещал, но многие мятежники до последнего надеялись именно на такой исход.

Теперь же более умеренные ополченцы могут решить, что без российской поддержки, на которую они рассчитывали, пришло время для компромисса с теми, кого они называют «киевской хунтой». Но далеко не факт, что с ними согласятся «горячие головы», настроенные более воинственно, особенно те, которыми руководит народный мэр Славянска Вячеслав Пономарев.

У более радикальных ополченцев есть как минимум один серьезный стимул, чтобы проигнорировать призыв Путина. Донецкой народной республике по сути нечего предложить народу, кроме референдума, так что перенос голосования подорвет доверие ее лидерам, объясняет журналист.

Это отчасти подтверждают сами мятежники. «Я не очень понимаю, почему Путин так сказал. По-моему, референдум должен состояться как можно скорее, потому что так мы сможем узаконить нашу власть и политически защитить ее от давления», - заявил сайту Buzzfeed представитель «Народного ополчения Донбасса» Александр Кишинец.

Причем это будет не первый случай, когда повстанцы не послушают указания из Москвы. Как известно, они категорически отвергли условия апрельской договоренности, подписанной в Женеве Россией, Украиной, Евросоюзом и США.

Таким образом, даже если Путин не лукавит и серьезно настроен на деэскалацию, это может так и остаться теорией, заключает корреспондент The Telegraph. На востоке Украины, по существу, идет война. А как только люди берутся за оружие, их бывает крайне сложно заставить разоружиться.