6 правил счастья Михаила Лабковского. "Они очень просто выглядят только на бумаге"

Психолог с 30-летним стажем, психотерапевт и телеведущий - о счастье, воспитании детей.
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Психолог с 30-летним стажем, психотерапевт и телеведущий Михаил Лабковский известен своими «шестью правилами» — набором принципов, выполнение которых позволяет любому человеку обрести внутренний комфорт и уверенность в себе. Он рассказал Anews.com о том, как работают эти правила, какой вклад вносят родители в воспитание детей и почему в последние годы стали так популярны телесериалы.

– Как появились ваши знаменитые «шесть правил»?

1. Делать то, что хочется.
2. Не делать того, чего не хочется.
3. Отвечать только когда спрашивают.
4. Отвечать только на вопрос.
5. Сразу говорить, что не нравится.
6. Выясняя отношения, говорить только про себя.

– Я их специально не придумывал. Это произошло около трех-четырех лет назад. Они сложились спонтанно, интуитивно — именно в этом виде. К тому времени, как они сформировались, я уже 28 лет работал психологом. Произошел переход из количества проработанных лет в новое качество. Ведь интуиция – это чаще всего то, что основано на прошлом опыте. В моем случае концентрация опыта и оформилась в «шесть правил».

«Здоровому человеку тоже может быть плохо»

– Можно ли самостоятельно пользоваться этими правилами?

– Лучше под наблюдением. Как в любом самообразовании, не у всех получается себя контролировать. Сначала человек приходит на индивидуальную консультацию. Он рассказывает о своей проблеме. Например, у него тяжелые отношения с матерью, или это конфликт между мужем и женой, или проблемы на работе, всего не перечислишь. Я не провожу терапию по поводу супружеских ссор, напряженных отношений с родителями или сослуживцами. Я говорю: «Давайте оставим в покое всех остальных и займемся исключительно вами».

Дело в том, что люди, у которых такие проблемы, невротики, реагируют на то, чего не существует. Такой человек, проснувшись утром, чувствует беспричинную тревогу и ему уже плохо. Здоровому человеку тоже может быть плохо, но в случае, если для этого есть причины. Это другая психика. И конечно, когда невротик сам работает по «шести правилам», он делает ошибки. Поэтому я провожу групповые занятия, на которых человек приходит, рассказывает, что он сделал, разбираются его ошибки. Все это фиксируется.

– А можно все свести к одному правилу «не бойся делать все, что хочется»?

– К одному правилу все не сводится. Они очень просто выглядят только на бумаге. Но за ними стоит возможность поменять нейронные связи, изменить человека, его нездоровые психические реакции на здоровые. Поэтому одно правило, или полтора правила – это не работает. Но первое правило главное: «делай то, что хочется». Остальные в каком-то смысле являются производными, а последние три — еще и техническими.

«Поднялась женщина и сказала: Да, моя мама тушила об меня сигареты»

— Что вносит главный вклад в развитие личности? До какого времени происходит ее формирование?

— Личность на 80% формируется до возраста 5-8 лет. Все мы ведем себя одинаково в определенных ситуациях. И родители своим поведением вызывают у ребенка определенные психические реакции. За счет повторяемости родительского поведения эти реакции становятся рефлекторными. Поэтому, когда ребенок вырастает и у него в жизни происходят какие-то события, его психика работает как компьютер. Она ищет аналог из детства и выдает те реакции, которые уже были сформированы, когда он был маленьким.

– Вы неоднократно говорили, что несчастные родители не могут вырастить счастливого ребенка. Получается, что все так предопределено? Если до 8 лет были события, которые не приносили радости общения с родителями, то человек вырастет таким же и так же будет воспитывать своих детей?

– Это не совсем так. Речь шла о том, что во многих психологически неблагополучных семьях родители или другие родственники ребенка идут к психологу: «Вот такой у нас ребенок, и у него такие проблемы психологического характера». А какой смысл психологу работать, когда ребенок опять вернется в семью, где родители орут, дерутся и разводятся каждые полчаса?

Я с этим столкнулся еще в то время, когда работал школьным психологом и учителем. Можно сколько угодно долго работать с ребенком, но это не помогает — семья перевешивает любые усилия. И я думал, что это совершенно невозможно поменять. Но методика «шести правил» реально может поменять нейронные связи, она разрушает эту невротическую рефлекторную дугу и формирует новые здоровые психические реакции.

Эти правила дают возможность людям с любым прошлым начать новую жизнь в любом возрасте. Вот в этом состоит смысл «шести правил». Как бы не тушили родители об ребенка окурки в детстве, все равно он может стать счастливым человеком. Кстати, это не фигура речи: во время одной моей лекции поднялась женщина и сказала: «Да, моя мама тушила об меня сигареты. А вообще она хотела меня убить». Так что такие вещи тоже бывают.

«Компании и учителя вообще роли не играют»

–Но ведь кроме родителей есть еще другие аспекты формирования характера: окружающая среда, компании сверстников, школа, учителя…

– Компании и учителя вообще роли не играют, они воздействуют на уже сформировшуюся личность. А вот психотравмы играют роль. Например, ребенок может в грудном возрасте попасть в стационар на два дня и стать полным психом. Он может упасть, удариться головой на улице. Бывают очень разные стрессовые ситуации. Но родители – это главный фактор.

– Недавно в «Новой газете» была нашумевшая статья по поводу социальных сетей и подростков-самоубийц, которые читали блоги, восхваляющие уход из жизни, и бросались из окон и балконов. Такое могло быть? И насколько влияют на подростков социальные сети?

– Если ребенок психологически благополучен, жизнерадостен и не находится в состоянии депрессии, то такие вещи не только не смогут на него повлиять, он даже не будет читать подобные глупости в соцетях. У моей помощницы Полины двое детей – старшему 14, младшему 12. Когда она попросила их прочитать эту статью, они сказали: «Мама, отстань. Это не интересно». Такие вещи провоцируют летальные последствия не у всех детей, а у тех, которые имеют склонность к суициду.

Я все равно выступаю за то, чтобы оградить детей от таких материалов. Но преувеличивать их влияние на подростков я бы не стал. Потому что, если у них все хорошо, им этого не захочется читать, это абсолютно чуждая для нех информация.

«Сексуальное воспитание сводится к двум базовым вещам»

– Как вы считаете, насколько сильно влияние пропаганды на молодежь и подростков?

– Очень сильно. Я Вам приведу пример из своей жизни. У меня есть старший брат. Я помню, как отец принес домой два значка с Лениным: один – зеленовато-перламутровый переливающийся, а другой — голубой. Мы с братом дрались, каждому казалось, что у другого значок красивее. Пропаганда действует на психику аналогично. Никакие порталы в интернете и рядом не стоят по силе воздействия.

Основной источник пропаганды – это, конечно, федеральные телеканалы. У интернета есть какая-то пропагандистская роль, но, видимо, люди, которые им занимаются, только его осваивают. По силе воздействия он отстает от федерального ТВ. Пропаганда у нас практически заменила всю информацию.

– В 90-е годы в России было сексуальное образование. В старших классах школы. Были книга Шахиджаняна «1001 вопросов про это». Сейчас все ушло в какое-то ханжество, о том, что есть такая сторона жизни подростков не учат. К каким последствиям это может привести?

– Самые очевидные — это ранние беременности, аборты и венерические заболевания. Сексуальное воспитание в этом возрасте вообще сводится к двум базовым вещам – предохранение от венерических заболеваний и от беременности. Собственно, в этом вся суть.

«Сериал отличается от кино тем, что ты или попал в атмосферу, или не попал»

– Вы заядлый киноман и даже в facebook об этом пишите. Как по-вашему, есть ли взаимосвязь между художественными пристрастиями человека, его характером и судьбой? Я, например, люблю атмосферные британские детективные сериалы. Бывают иногда хорошие у шведов. «Фарго» — прекрасный сериал. А вот «Игру престолов» попробовал смотреть, но решил, что это пустая трата времени. О чем это говорит? Это может как-то характеризовать человека?

– Я бы не стал говорить, что есть взаимосвязь. С точки зрения практического смысла, «Фарго» — тоже пустая трата времени. Вопрос в другом. Вы употребили слово «атмосферный». На самом деле, сериал отличается от кино тем, что ты или попал в атмосферу, или не попал. У меня были такие случаи, когда начинаешь смотреть совершенно гениальный сериал, но понимаешь, что он просто не твой.

Бывает еще хуже: смотришь-смотришь, а в новом сезоне атмосфера меняется, и он перестает быть интересным. Например, второй сезон «Фарго» к первому вообще не имеет отношения. У меня второй сезон не пошел, хотя первый был великолепным. Лучше, чем сам фильм «Фарго». И дело не в сюжете и даже не в актерах. Дело именно в атмосфере, в которую ты попадаешь. И ценность хорошего сериала по отношению к фильму в том, что, когда он тебе рассказывает эту долгую историю, ты погружаешься в другой мир.

В кино это происходит очень редко. И оно, как правило, такой задачи не ставит. Там есть хронометраж — полтора-два часа, и за это время режиссер, сценарист и актеры должны рассказать всю историю.

– А сам феномен сериалов — вам не кажется, что в последнее время они начали заменять кино? Они отличаются от «Рабыни Изауры», и прочих «мыльных опер» прошлого. Создается ощущение, что сейчас они стали доминировать?

– Они не доминируют. Сериалы, конечно, не потеснят кино. Объем кинопродукции не уменьшился из-за того, что развились сериалы. Но раньше сериал — это была история про какой-то один сюжет, который очень долго развивался. Мы все смеялись над латиноамериканскими сериалами, когда в одной серии героиня должна родить, потом сериал уходит в другую сторону, проходит пять сезонов, потом сюжет возвращается: «Ну, что, она родила?» «Нет, она еще должна родить».

А нынешние сериалы – это просто произведения искусства! И главные люди в этих сериалах не актеры и режиссеры, а сценаристы. И хотя у меня тоже не пошла «Игра престолов», но там все равно царит сценарист и делает совершенно нереальные вещи. Примитив закончился, и сейчас все в восторге от сюжета, монологов, диалогов. И само понятие «сериал» принимает совершенно другой смысл.