"Поймай толстуху". 14 фильмов, чьи названия изуродовали наши переводчики

Facebook
ВКонтакте
share_fav

В российском прокате любят давать иностранным фильмам названия, не слишком сочетающиеся с оригиналом. Иногда это даже помогает, ведь некоторые словесные конструкции в принципе нельзя перевести буквально. Но в большинстве случаев – увы – всё становится либо страннее, либо просто хуже.

Подальше от тебя (In Her Shoes)

Трогательная драма-комедия про двух очень не похожих сестёр, сыгранных Кэмерон Диас и Тони Коллетт, на самом деле называется «В её туфлях» (потому что непутёвая героиня Диас постоянно «заимствует» обувь своей более успешной сестры). Но это английское выражение также можно перевести как «На её месте» (ну или «На твоём месте», если руководствоваться стилем переводчиков). В любом случае, оригинальное название обозначает единение и родство, а итоговый русский вариант – нечто полностью противоположное.

Стукачка (Whistleblower)

Этот жестокий и реалистичный триллер основан на реальной истории американской женщины-полицейского, отправившейся работать в миротворческую миссию ООН в Боснии и обнаружившей, что её сотрудники замешаны в торговле секс-рабынями. После этого она попыталась как-то повлиять на ситуацию, но наткнулась на сопротивление системы (дело, по большому счёту, не разрешено до сих пор).

Английское слово whistleblower (буквально – «дующий в свисток») несёт в себе положительный смысл и обозначает человека, сигнализирующего обществу о противоправных действиях внутри какой-либо организации. У нас же отважную героиню Рэйчел Уайс назвали презрительно: «стукачка».

Впрочем, даже нейтральное «информатор» или «осведомитель» тоже не совсем подходило бы по смыслу, потому что в русском языке попросту нет подобного термина (что вообще-то многое говорит нам о жизни в России).

Не угаснет надежда (All Is Lost)

Фильм о том, как герой Роберта Редфорда отправляется в одиночное плавание и пытается всеми силами выжить в неравной схватке с силами природы, на самом деле называется «Всё потеряно». Но у нас смысл поменяли на полностью противоположный. И действительно, зачем зря расстраивать зрителя?

Переступить черту (Walk The Line)

Биография легендарного американского кантри-певца Джонни Кэша названа в честь одной из его песен. Вот только переводится она не «Переступить черту», а, напротив, «Держать себя в рамках». Или, другими словами, вести правильный, благопристойный образ жизни. В самой песне поётся о том, что любовь направляет человека на путь истинный и даёт ему силы не сходить с него. Но у нас, видимо, решили, что так будет слишком скучно. Правильной жизнью зрителя в кино не заманишь!

Звериная натура (Human Nature)

Интеллектуальная комедия о превращении животных в людей и связанных с этим казусах (по тематике напоминающая «Собачье сердце») в оригинале называется «Человеческая природа», но и здесь наши переводчики решили поменять «плюс» на «минус». Подумаешь, звериная натура, людская натура – в фильме-то и про то, и про другое!

«Взгляд изнутри» (Chopper)

Австралийский фильм про самого известного в стране преступника – Марка Рида по прозвищу «Мясник», талантливо сыгранного Эриком Баной – был назван, собственно, в честь главного героя. В России, однако, простое и эффективное слово «Мясник», полностью объясняющее происходящее на экране, превратилось в нечто загадочное и глубоко психологичное.

Война миров Z (World War Z)

Оригинальное название триллера про зомби-апокалипсис с Брэдом Питтом отсылает зрителя к тематике мировой войны, намекая, что была Первая мировая, потом Вторая, а теперь вот третья – с зомби (буква Z, помимо обозначения живых мертвецов, ещё и напоминает цифру 3).

У нас этого то ли не поняли, то ли решили, что лучше вставить название фильма Спилберга восьмилетней давности по роману Герберта Уэллса (War of the Worlds). Авось кто вспомнит и примет за продолжение!

Кроме того, наши прокатчики, вероятно, подумали, что «мировая война» у нас всё равно «Великая Отечественная» и никто не поймёт аналогии. А если бы хватило смелости пойти до конца, могло бы получиться совсем шикарно: «Великая Отечественная война Z» – звучит ведь!

Идентификация Борна (The Bourne Identity)

У отечественных переводчиков есть несколько особенно болезненных мозолей. Одна из них – английское слово identity. Его можно перевести как «личность». Или «самосознание», «самовосприятие». Или просто как «идентичность» – вполне прижившийся в русском языке термин. Однако в России с момента выхода первого фильма о суперагенте Джейсоне Борне с Мэттом Деймоном в главной роли это слово повадились переводить как неудобоваримую, да и просто неверную «идентификацию».

Звучит особенно смешно, если учесть, что фильмы про Борна – римейк мини-сериала 1988 года, название которого у нас переведено вполне пристойно: «Тайна личности Борна». Возможно, в те времена ещё сказывалось советское лингвистическое образование.

Оригинальный роман Роберта Ладлэма в начале 90-х у нас тоже переводили совсем иначе:

В 2003-м, через год после выхода первого фильма про Борна с Мэттом Деймоном, появилась ещё одна «Идентификация» – роскошный мистический триллер с Джоном Кьюсаком о диссоциативном расстройстве личности, который уж точно никакого отношения к своему русскому названию не имел.

Впрочем, через десять лет отечественные переводчики «исправились». Когда надо было как-то назвать по-русски комедию Identity Thief («вор, крадущий личность», то есть некто, присвоивший чужие документы и притворяющийся другим человеком), слово «идентификация» наконец-то оставили в покое.

Правда, в итоге получилось ещё красивее. Взяв название фильма Спилберга 11-летней давности и поменяв в нём одно слово, наши прокатчики выдали шикарное: «Поймай толстуху, если сможешь».

Страсть и порок

Эти два слова наши прокатчики очень любят, «украшая» ими слишком, на их взгляд, невзрачные названия иностранных фильмов.

Например, в 2013 году вышла драма о жизни иммигрантов в США начала прошлого века с Марион Котийяр в главной роли. Называлась она просто «Иммигрант». А как у нас? Правильно – «Роковая страсть».

Голливудский дебют корейского режиссёра Пак Чхан-Ука, любителя красочного и высокохудожественного экранного насилия, нарекли по фамилии семьи главных героев – «Стокер» (несложно увидеть здесь аллюзию на автора классического романа про Дракулу). Как назвали фильм в России? «Порочные игры».

Драма про нелёгкую жизнь влиятельного бизнесмена, сыгранного Ричардом Гиром, в Америке получила название «Арбитраж». «Ну совсем скучно», – подумали в России, и выдали куда более яркий и завлекательный плод воображения: «Порочная страсть».

Ну и, наконец, появившийся несколько раньше фильм о приключениях русских воров в законе в стольном граде Лондоне в оригинале назывался «Восточные обещания» (что-то игривое и соблазнительное, явно намекающее на «Турецкие сладости» Пола Верховена). Что получилось в России? «Порок на экспорт». (Впрочем, надо признать, что здесь проявлена хоть какая-то фантазия).