"Катастрофа произошла бы при курсе доллара 125–135 рублей"

Ученый-экономист Яков Миркин о роли доллара в благополучии России и перспективах социальной катастрофы.
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Что будет с российской и мировой экономикой в обозримом будущем? Прогнозы на этот счет дают все кому не лень. А вот отвечать за свои слова умеют немногие. Что окажется, если сравнить прежние предсказания экономиста с тем, что случилось на самом деле?  В беседе с Anews.com сделать это согласился ученый Яков Миркин – доктор экономических наук, профессор, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН.

— В журнале Forbes в 2012 году в статье «Жизнь при $80 за баррель: какой она будет и как приготовиться» вы писали: «Перепады нефтяных цен способны убивать страны. Трехкратное падение цен на нефть во второй половине 1980-х добило Советский Союз. Тогда сезон низких цен длился 4 года».

Прошло 4 года с тех пор, как вы это написали. Как изменилось ваше видение ситуации? Баррель стоимостью в $40 — как долго он будет добивать Россию в ее существующем виде?

— Академический прогноз, который мы сделали в книге «1971 –2025: курсы валют, мировые цены на сырье, курсы акций» (2015), гласит: до 2018– 2019 гг. цена Brent будет в диапазоне $35–65 за баррель. Мы постарались объяснить, как делаются мировые цены на сырье на ближайшие 5–15 лет.

При условии, конечно, что не случится очередной войны, нарушающей все закономерности, или революции в энергетике. Последнего, правда, никто не обещает.

— Россия не только не слезла с сырьевой иглы, но еще больше на нее насадилась. Сколько сейчас составляет доля нефти и газа в экспорте товаров и услуг?

— В 2013 году доля нефти и газа в экспорте товаров и услуг составила 59%. Но затем падение мировых цен на топливо, сокращение экспорта на 50% в 2014 – 2015 гг. и девальвация рубля внесли коррективы. В 2015 году доля нефти и газа в экспорте составила 51,9%, что тоже много. Плюс металлы и лесоматериалы, но без удобрений — 66%. Примерно то же, что и раньше. Машины и оборудование — 8,5% (ФТС, ЦБР).

«Доллар слабел к евро. И это было золотым временем для России»

— Вы раньше писали: «Все наше благополучие, все упорство и упрямство в отстаивании великого «Третьего Рима» сейчас на 100% зависит от туманного и изменчивого мира финансовых рынков и высокоскоростной спекулятивной игры где-то там за кордоном». Сейчас у нас вовсе отрезана возможность доступа к западному финансированию. Что это означает для нас?

— У нас два основных канала связи с западными финансовыми рынками. Первый – иностранные инвестиции. В 2014–15 годах накопленный запас прямых иностранных инвестиций в Россию сократился на 39,4%, портфельных иностранных инвестиций – на 48,7%. Уменьшились и вложения за рубежом из России – на 22,3%. Часть протоптанных финансовых дорожек перерезана.

Второй канал финансирования – через мировые цены на сырье. Механика до смешного проста. Сырье с начала «нулевых» стало финансовым товаром. То, что мы видим на биржевом табло – это цены биржевых деривативов на нефть, металлы, зерно в Нью-Йорке, Чикаго, Лондоне и т.п. Это рынки банков, фондов, финансовых инвесторов и спекулянтов.

Цены на газ зависят от нефти. На такие активы очень сильно влияет курс доллара в ключевой паре с евро как мировой резервной валюты. В долларе номинированы 55-60% глобальных финансовых активов (и в евро 20-25%). Именно в долларе формируются мировые цены на сырье. Львиная доля расчетов за нефть, газ, металлы – тоже в долларах. На финансовых рынках инвесторы свободно из нефти уходят в доллар, потом в акции, затем в медь, а потом «прыгают» в облигации и снова в доллар.

Но доллар — главный в этом клубке. Когда он слабеет к евро, цены на сырье прыгают вверх. Чтобы понять это, вспомним то, что нам хорошо знакомо в России. Когда рубль слабеет к доллару, цены на товары в рублях начинают немедленно расти.

Так и здесь, механика похожа. В «нулевые» доллар непрерывно слабел к евро. И это было золотым временем для России. Цены на сырье подскочили в разы, нас затапливало деньгами. Мы все сидели у сырьевого крана, росли реальные доходы.

Но, когда доллар, наоборот, становится сильнее евро, это очень жестко давит вниз на цены на нефть, газ, металлы и зерно. В «десятых» именно эта тенденция преобладает. С весны 2011 г. до нынешнего времени доллар укрепился к евро на 37%, в том числе, в 2014-15 году на 28%. Для глобальных финансов – это тектонические движения. И поэтому все сырье падает вниз, вниз, вниз!

«Россия – страна постоянного вывоза капитала»

— В 2012 году вы предрекали массовое бегство капитала из страны и курс 35 рублей за доллар. Насколько все оказалось хуже? Вы писали: «Усилится чистый вывоз капитала. Сократятся валютные поступления при росте спроса на вывоз валюты. Наша валюта опустится до 34–35 руб. за доллар. Вся история рубля последних пяти лет указывает на это. А потом — рост инфляции (выше 10% в годовом измерении) и падение реальных зарплат. Мы все, старый и малый, находимся у нефтяного крана».

— Что ж, курс в 35 рублей оказался только стартовым, и сегодня 74-75 рублей за доллар не кажутся чем-то противоестественным, а, наоборот, находятся в зоне «легкого ослабления рубля», что было бы очень хорошо для стимулирования роста производства и экспорта.

Россия – страна постоянного вывоза капитала. Из года в год, уже четверть века, кроме 2006–2007 годов. Действительно, вывоз усилился, в 2014 г. величина чистого вывоза частного капитала стала почти в три раза больше по сравнению с 2012–2013 годами. Это $153 млрд, примерно, как в кризис 2008 года. В 2015 году из страны гордо удалились еще $58 млрд.

«У экономики есть красная черта»

— Дыру в бюджете вы тоже прогнозировали. Новое знание — как будет справляться государство с гарантиями? Последуют ли социальные взрывы? Опять же, из ваших прежних текстов: «Ухудшится состояние пенсионной системы. Бюджету, как в кризис 2008-2009 годов, придется покрывать 60-65% потребностей Пенсионного фонда (сегодня — 50%). У властей вновь вспыхнет желание ограничить пенсии не мытьем (повышение пенсионного возраста), так катаньем (скрытое повышение и ужесточение условий выплаты пенсий)».

— Все эти прогнозы, к сожалению, сбылись. Что дальше? У экономики есть красная черта. В 2013 году ВВП на душу населения в России – $15,5 тыс., в 2015 году – $9,1 тыс., в 2016 г. – $7,7 тыс. (прогноз МВФ). Если и когда он дойдет до $4,5–5 тыс. (падение в три раза), риски социальной катастрофы и замыкания страны резко повысятся. Сегодня это произошло бы при курсе доллара 125–135 рублей.

«Рост экономики? Он не нужен сам по себе»

— Еще из ваших прежних статей: «В XX веке россияне каждые 20-25 лет теряли свои активы: потери коснулись каждого поколения. Чтобы это восполнить, центром экономической политики, реальным, а не на словах, должно стать, впервые в российской истории, накопление семьями имущества и недвижимости и спокойная передача из поколения в поколение именно этой частной собственности, а не призрачного величия государства». Получается, нам снова грозят потери, уже вне графика?

— 2008 год стал тяжким испытанием для России, но все-таки «отскок» вверх произошел почти сразу. В 2014 – 2015 годах началось удешевление и размывание активов населения. Это длительный процесс, пока не катастрофический, но имеющий пока шансы быть растянутым, продолжаться дальше. В любом случае, увидим, насколько в 2016 – 2025 годах может подтвердиться эта тенденция.

Пока можно быть уверенным, что нас ожидают времена сильной турбулентности, да и кризис еще не закончен. Конечный исход очень зависит от экономической политики государства. Будем ли мы по-прежнему заниматься «экономикой сжатия», делить и урезать сокращающийся пирог или же перейдем к политике стимулирования роста, экономики «расширения».

— Без цитаты. Когда станет понятно, что величие государства – призрачное? Или на этот раз власти удалось уговорить население верить себе? Или оно все-таки не призрачное?

— Величие государства – в качестве и продолжительности жизни населения. В 1960 году средняя продолжительность жизни в США – 69,8 лет, в Германии – 69,5 лет, в Великобритании – 71,1 год, в Испании – 69,1 год. В 1960 г. в РСФСР – 68,7 лет, Украине – 69,3 года, Белоруссии – 68,3 года.

То есть, были на уровне развитых стран. Всё потом сломалось.

В 2013 году средняя продолжительность жизни в США – 79 лет, Германии – 81 год, Великобритании – 81 год, Франции – 82 года, Испании – 83 года. В бывших советских сателлитах: в Чехии – 78 лет, Кубе – 78 лет, Польше – 77 лет. В 2013 г. в России продолжительность жизни составляла 69 лет, 124-е место в мире (в 2015 г. – 71 год), на Украине – 71 год (111-е место в мире), в Белоруссии – 72 года (106-е место в мире).

Простые вещи. О них приходится сто раз напоминать. Величие государства? Истинное величие государства, страны, когда лозунг «жить не меньше 80», «жить на уровне первых 20 государств мира» станет реальностью.

Рост экономики? Он не нужен сам по себе. Экономическая политика должна быть подчинена росту качества и продолжительности жизни. Каждое решение государства должно выверяться с этой точки зрения.