Виталий Милонов: "Мои оппоненты – это диванные войска!"

Депутат о знакомстве с бандитами, даче на Рублевке, Навальном, Сталине и любви к Warcraft.
РИА Новости / Игорь Руссак
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Виталий Милонов в эксклюзивном интервью Anews.com рассказал о своем отношении к критикам и оппозиционерам, о собственной недвижимости, знакомстве с бандитами и о том, в какие компьютерные игры играет.

«Пивасика выпил, пишет "Готовься к смерти Милонов, мы придем за тобой!"»

— Вы один из самых цитируемых депутатов в российских СМИ и блогах. И далеко не все разделяют вашу точку зрения. Что вы думаете о тех, кто вас ругает и оскорбляет?

— Я читаю многих своих критиков и пытаюсь найти смысл их придирок. Но они не оппонируют мне. Они просто пишут «а он сумасшедший», «идиот», «клоун». Они не стараются объяснить, почему они против той или иной моей идеи.

Например, я считаю, что законы надо привести в соответствие с нормами современной медицины, которые считают, что ребенок рождается с момента зачатия. Я не говорю, что сразу же после этого надо запретить аборты, но надо все-таки признать, что он живой.

И уже после этого мама нерожденного ребенка пусть принимает от него избавиться. Это будет смертная казнь, ну и что? Она же узаконена, например, в некоторых штатах США. Но просто та девочка, которая идет делать аборт, должна знать, что это называется не прерывание беременности, а убийство человека.

И сразу же повылезали все эти критики – Милонов хочет, чтобы выросло количество криминальных абортов, дескать. А жизнь миллиона будущих россиян вам не нужна? Это та цифра, которая есть по статистике абортов. А вам важны те пять-шесть осложнений, которые случатся за это время у женщин, которые пошли на эти убийства? Опять же, я не говорю, что этим законом запрещаются аборты. Мы просто хотели сказать правду. Ее не хотят слышать.

Так что, такие мои оппоненты – это диванные войска! Вот он сидит у себя в квартире тюфяк тюфяком, пивасика выпил, пишет «Готовься к смерти Милонов, мы придем за тобой!» А когда находишь его, таким трусом оказывается!

«Мы с женой продали отличную дачу на Рублевке и купили квартиру»

— Вы продали квартиру в переулке Антоненко. Без жилья не остались? Зачем вы ее продали?

— Да, большая квартира была, продал, все правильно. Я там был всего несколько раз в жизни. Я государственный служащий и показываю свою декларацию. Мы с женой продали отличную дачу, по расположению она как под Москвой на Рублевке. И купили квартиру, чтобы там жила мама, мы могли бы заезжать. Но там столько надо было всего сделать! И мы ее продали. Более того, рабочие там делали ремонт и залили квартиру снизу. Прораб, который допустил эту аварию, полностью заплатил все, что был должен ее жильцам.

Честно говоря, когда меня спрашивают: «Зачем вы продали квартиру?» меня подмывает спросить: «А ваше какое дело?» Я ее не украл, показаны источники дохода, на который я ее купил. Почему я должен отчитываться, это мое личное дело?

Ну и все стали делать выводы, что я на эти деньги церкви строю. Да, в том числе и церкви. Но опять же, это не оправдание, не красивые слова, а мое личное дело. А может, я корову куплю, мне еще нужно 4 гектара картошки засеять. Посевные материалы нужно покупать, да еще желательно комбайн купить или хотя бы трактор. 

Но сейчас мои неотложные дела — это окончание строительства одной и продолжение строительства другой церкви. Первую — святых Жен-мироносиц — мы строим с Кипрской православной церковью в Петербурге.  Другая небольшая церковь — в поселке Стрельна. Несмотря на то, что это статусный поселок из-за того, что там стоит морская резиденция президента, Константиновский дворец или Дворец конгрессов, там нет церкви.

«Это мое личное дело, где и у кого я останавливаюсь на Кипре»

– Как вы прокомментируете информацию о том, что вам или вашим родственникам принадлежит вилла на Кипре?

– У меня нет недвижимости за рубежом. Мне не перед кем и не за что оправдываться. Очень огорчают так называемые разоблачители и активисты, пишущие материалы без оглядки на здравый смысл и объективную реальность. Журналистам, которые обращались ко мне с этим вопросом, я отвечал, что это мое личное дело, где и у кого я останавливаюсь на Кипре, что это моя личная жизнь.

«Возьмем Сталина. Тиран? Тиран!»

— Реабилитация белогвардейских военачальников Колчака и фон Унгерна, к которой вы призываете генпрокурора Юрия Чайку — вы считаете, что она будет способствовать гражданскому примирению. Каким образом?

— Мы живем в стране, у которой до сих пор кровоточит шрам национального разъединения. И та политика которая продолжается, «белое-черное» или «красное-белое», если хотите, она неправильная.

Возьмем Сталина. Тиран? Тиран! Сколько народа он уничтожил! Но и он, и Колчак, и Унгерн — это лица нашей истории. И у них тоже были моменты, которые нельзя назвать героическими. Но есть моменты, за которые их надо уважать. Надо перестать использовать черно-белую оценку людей. Надо перестать стесняться своей истории.

Не надо больше Ахеджаковой! «Ой, простите нас за то! Ой, простите нас за это!» Да, это наша страна, наша история. Мы понимаем, что в ней были недостатки, есть страницы, которые больше не должны повториться. Но это наша история. Ее творили наши дедушки и бабушки.

«У меня есть друзья-оппозиционеры. Ну может, не друзья...»

— Если уж речь зашла о генпрокуроре Юрии Чайке. Как вы относитесь к обвинениям, которые против его семьи выдвинул Навальный?

— Я считаю, что все должно быть по закону. Если по закону кто-то не прав, то он должен ответить. Товарищ Навальный — он свой номер отрабатывает, а я, кстати, искренне не верю в его оппозиционность.

У меня есть друзья-оппозиционеры. Ну может, не друзья, но товарищи. Кто-то даже уехал за границу, но мне с ними интересно общаться, потому, что интересно знать точку зрения человека, который искренне считает, что я неправ. Я пытаюсь с ними аргументированно спорить, потому, что мне всегда интересно общаться с умными людьми. А вот в Навальном я не вижу этой интеллектуальной оппозиции, сопротивления ума. По мне — он парень совершенно недалекий.

И поэтому со стороны Навального — это акт, это кампания, очень хорошо раскрученная, поставленная с точки зрения пиара. Но в силу недостатка информации, за которую я мог бы сам лично поручиться, я не могу утверждать, в чьих это интересах делается. Но если бы Чайка и его окружение были бы такими плохими, то от Навального давно мокрого места не осталось бы.

 «Крысу как не пытайся опрыскать духами, она все равно останется крысой вонючей»

– Коллекторская тема сейчас очень актуальна. Вы являетесь одним из непримиримых борцов с ними и считаете, что их надо запретить как класс. Но кто тогда будет собирать долги?

– В начале 90-х в гостинице «Пекин» я случайно познакомился с интересными людьми. Они мне и сказали: «Как же без нас? Эти ларечники, они же от рук отобьются. Милиция за ними не смотрит, они же все друг друга перестреляют». Такой вот «антибиотик» сидел напротив и говорил: «Брат, нельзя без нас!»

Коллекторы — они немного похожи на таких вот «братков». Они потерялись во времени, перепутали эпоху. Это отжившие свое организации, их дни сочтены. Их смысл, в общем-то, в том, чтобы устраивать беспредел. Потому что, если их попытаться причесать, они станут бессмысленными. Они сильны только тем, что могут прийти и угрожать взорвать ваш автомобиль, например.

Но вопрос отношений сторон в конфликтах всегда должен быть с участием государства. Коллекторы — не государство. Я действительно давно этим занимаюсь и сначала предлагал их сократить, ограничить объем их возможностей. Но крысу как не пытайся опрыскать духами, она все равно останется крысой вонючей!

Поэтому мы в ЗАКСе приняли обращение скандальное, в котором предложили полностью запретить коллекторов и отменить закон на котором они строят свою деятельность. Если это сделать, у государства не останется выбора и ему придется заняться реформой судебных приставов. Ведь пока американцы с европейцами на нас санкции не наложили, у нас толком никто и не думал об импортозамещении. А как только появились санкции, то зачесались. И здесь зачешутся.

«Европа нам не враг»

– Некоторые граждане решили отказаться платить по долгам банкам из тех стран, которые наложили на Россию санкции — российским подразделениям UniCreditBank, Raiffeisenbank, Citibank и других. Как вы к этому относитесь?

— Так нельзя. Мы же не хотим, чтобы ВТБ и Сбербанку, которые работают на территории многих стран, перестали платить по обязательствам. Мне этически очень противно участие России в украинской экономике и тому, что мы списываем долги режиму, который мне глубоко неприятен. Но есть некоторые цивилизованные отношения, которые необходимо поддерживать.

Так что, такие действия невозможны в новейшей истории. Поскольку мы стремимся нормализовать наши отношения, и Европа нам не враг, за исключением временных руководителей некоторых стран, то мы не должны рвать многовековые европейские связи.

«Играть я начал давно... Играл и в Warcraft, Quake»

— Комментируя сообщение LifeNews о юном геймере, который выиграл месяц жизни с порнозвездой в пятизвездочном отеле (впоследствии оказалось, что это фейк) вы заявили, что вы сам геймер.Вы в какие игры играете?

— Играть я начал давно, когда только-только появились персональные компьютеры. Я играл и в Warcraft, Quake. Сейчас, в силу занятости, времени на игры остается немного. Играю в игры, которые скачиваются на телефон, на планшет. Те, которые позволяют, скажем, скоротать время в поездках. Ну а на компьютере, который, кстати, я собрал своими собственными руками, я играю в игры конца 90-х или начала «нулевых».

«Не думайте, что я хочу переехать в Москву»

— После заявлений главы Чечни Рамзана Кадырова о том, что он не держится за свое место и просит найти ему замену, закономерный вопрос. Сколько лет вы собираетесь продолжать оставаться депутатом ЗАКСа? Что будете делать потом?      

— Я не федеральный политик. В Петербурге я знаю, что надо делать и почему. На федеральный уровень — у меня не было решений, идти туда или не идти. Но я член партии. Если партия посчитает это необходимым, то я пойду. Сам – не пойду.

Я счастлив, что работаю в Петербурге. Петербургское Заксобрание — самое красивое в России. Не думайте, что я хочу переехать в Москву. Здесь слишком большое количество серых пиджаков, которые мимикрируют и изображают бурную деятельность. Будет чем нормально заняться – с удовольствием это сделаю. Как Господу будет угодно, так и сделаю. У меня четверо детей, пятого хочется. Я не считаю, что политика является венцом карьерного роста человека.