Туз в рукаве Путина: почему сближение России с Ираном – "ночной кошмар" для США?

Противовоздушная система С-300 пригодится российскому президенту, когда его серьезно разозлят финансовые санкции Запада, опасаются в США.
РИА Новости / Михаил Климентьев
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Россия может воплотить в жизнь «ночной кошмар» США: если все-таки решит вооружить Иран своей передовой противовоздушной системой С-300. Такой туз в рукаве пригодится президенту Владимиру Путину, когда его серьезно разозлят финансовые санкции Запада, предупредил исполнительный директор вашингтонского Фонда защиты демократии Марк Дубовиц.

Этот сценарий ближе к реальности, чем вы думаете, пугает своих читателей американский сайт The Daily Beast. Москва и Тегеран готовят сделку на 20 миллиардов долларов по схеме «иранская нефть в обмен на товары», о чем сообщило 2 апреля агентство Reuters. В числе этих «товаров» Иран как раз и может заполучить долгожданные вооружения, не исключают аналитики.

Почему же в Вашингтоне так опасаются поставки Ирану С-300? В целом можно понять: отношения США с этой страной очень далеки от дружеских. Но дело не только в Иране – комплексы сами по себе представляют внушительную угрозу.

С-300 – грозные и непредсказуемые

Вот ряд причин, о которых американцы предпочитают не говорить вслух.

Прежде всего, С-300 и другие российские новейшие системы ПВО рассматривают как оружие стратегического значения – то есть, сам факт их наличия у государства сдерживает его врагов. И это притом, что данная система не относится к ядерным вооружениям.

Еще один не особенно приятный факт для Пентагона. С-300 часто сравнивают с американской системой Patriot, и не в ее пользу. Российская ракета по-настоящему эффективна, американская же на ее фоне – скорее разрекламированная «хлопушка», говорят некоторые специалисты.

Вот конкретные показатели С-300: мобильная установка способна одновременно навести 12 ракет на шесть целей разного типа (по две на каждую) в радиусе от 5 до 150 километров и на высоте от 10 метров до 27 километров. От нее не скроется практически никакая воздушная мишень: по данным российских СМИ, один выстрел эффективен на 80-93%.

Американцев также нервирует неизвестность. Они понимают, что обезвредить С-300, окажись эти ракеты у того же Ирана, вряд ли удастся прямой атакой – вернее будет обмануть с помощью электронных средств, создающих помехи. Но вот вопрос: возможно ли в принципе блокировать систему наведения грозной российской системы или сама попытка чревата большими неприятностями?

И наконец, срабатывает историческая память. Дело в том, что один из вариантов С-300 - С-300ПТ, принятый на вооружение еще в 1978 году - заменил более старую ракетную систему С-75 класса «земля-воздух», с которой связана одна из крупных неудач администрации Дуайта Эйзенхауэра.

1 мая 1960 года ракеты С-75 сбили под Свердловском самолет-шпион ЦРУ U-2. Летчик Фрэнсис Пауэрс выжил и был приговорен советским судом к 10 годам заключения в тюрьме «Владимирский централ». И хотя его позже обменяли на разоблаченного в США советского разведчика Рудольфа Абеля, на родине ему в первое время пришлось несладко. Например, его обвинили в том, что он не взорвал самолет и не совершил самоубийство.

«Если уж ЦРУ пришлось пережить такой серьезный прокол из-за старых С-75, то чего можно ждать от суперсовременных С-300?» - так рассуждают встревоженные аналитики.

Чем еще Россия тревожит США на иранском направлении

Впрочем, в делах, касающихся Ирана, Россия вызывает у США и другие тревоги, помимо вооружений. Например, американские СМИ всполошились после мартовского заявления замминистра иностранных дел Сергея Рябкова о том, что Россия «примет ответные меры на иранском направлении, если США и Евросоюз вынудят ее к этому».

Речь идет о переговорах Ирана с «шестеркой» международных посредников по его ядерной программе. Слова дипломата поняли так: если до сих пор Россия как их участница «не подыгрывала» ни одной из сторон, то теперь может выступить с поддержкой Ирана, а это чревато срывом планируемых договоренностей и самих переговоров.

Россия против того, чтобы у Ирана появилось ядерное оружие, но активно поддерживает его право на мирную атомную программу и не прочь вооружать его армию. А если говорить о приоритетах, то для Путина цель максимально расширить и упрочить влияние России явно перевешивает цель не дать Тегерану создать ядерную бомбу, убеждены в США.

В принципе, это и подтвердил Рябков: «По большому счету, историческая значимость того, что произошло в последние недели и дни с точки зрения восстановления исторической справедливости и воссоединения Крыма с Россией, не сопоставима с тем, чем мы занимаемся на иранском направлении».